По пути к звездам

imageС 5 по 29 июля в РКИЦ в Софии открыта самостоятельная выставка полковника Карамфила Стаменова под названием “По пути к звездам”. Показана уникальная коллекция документации, связанной с историей развития космоса. Почетными гостями выставки были генерал-майор, космонавт РФ, Валерий Григорьевич Корзун и первый болгарский космонавт Георгий Иванов.

Валерий Корзун впервые приехал в Болгарию и участвовал в выставке, которая отражает не только историю авиации и космонавтики, но и историю дружбы и сотрудничества наших стран. Он — космонавт из нового поколения, заместитель начальника Центра подготовки космонавтов в Звездном городке. В 1996 г. впервые полетел в космос.

— Генерал Корзун, какие впечатленияпо поводу увиденной выставки?

— Во-первых, меня поражает энтузиазм 80-летнего человека, он столько лет занимается сбором таких материалов, которые, я уверен, скоро будут уникальными. У него наверняка окажутся документы и фотографии, которых нет нигде. Я просто поражаюсь, с каким трепетом он относится ко всему предоставленному здесь, он не разделяет русских, болгар, у него братья-летчики, он интересно сделал подсчет, сколько времени они летали и многое другое. Это — очень интересно и нельзя не приветствовать то, что человек в таком возрасте продолжает увлекаться этой вечной темой. Ведь сейчас авиация и космонавтика стоят на пике прогресса и настолько интересно проследить все. Я занимаюсь космосом почти 20 лет, и то многие вещи не знаю. Я потрясен увиденным и считаю: то, что выставка болгарского полковника проводится здесь в РКИЦ, здорово подчеркивает наши взаимоотношения.

— Что вас впечатлило, когда Вы впервые полетели в космос?

— В первый раз впечатляет все. От старта, пребывания на орбите, посадка, восстановление после посадки, когда учишься вновь ходить, необычно ощущать тяжесть, гравитацию, адаптацию к невесомости.

— Были ли опасные ситуации?

— Да, у нас в первом полете был пожар на станции «Мир», когда на борту было 6 человек. Мы его тушили, потом устраняли последствия.

— О чем думает космонавт в полете и чего ему не хватает?

— Когда отрывается от земли, он думает: «Боже мой, как здесь хорошо!» Больше всего не хватает семьи, друзей, женщины, любви. Все остальное там есть. Может быть не всегда в полном ассортименте, но с едой и водой, скажем, с системой жизнеобеспечения, у нас никогда не было проблем.

— А что-нибудь смешное было в космосе?

— Смешного — полно: и розыгрыши, и шутки. Например, в прошлом году летали с американцами. У них свой подход, а у нас — свой, и на этой почве было очень много шуток. Помню, когда к нам прилетела женщина в составе штатного, американцы, не смотря на свое пуританское отношение к женщинам, не позволяли себе плоских шуток. Но их надо было видеть, когда они смотрели на женщину, у них была единственная мечта дотронуться до нее. Без юмора, конечно, невозможно.

— Как вы с ними общались?

— Мы учили английский, а они — русский. Общались, как мы говорили, на космическом языке, смесь английского с русским. Например, русское слово «паковать» американцы говорили «пакировать», но и мы называли такие вещи на английском, что вызывали смех.

— У Вас есть сын, он занимается космонавтикой?

— Нет, работает на телевидении. Он очень хотел, но, к сожалению, зрение не позволило. Но он и до сих пор говорит: «Я считаю, что на земле самая интересная профессия — профессия космонавта». Только если смотришь на это со стороны.

— А если бы все было в порядке, Вы бы ему посоветовали заняться Вашей работой?

— Конечно. Я бы одобрил выбор, главное, чтобы он был целеустремленным человеком, и чтобы работа нравилась.

image«Одна болгарка родила 4 сыновей и сделала их всех пилотами. Старший сын был летчиком — пилот-штурмовик, второй был в военно-транспотрной авиации, я и младший брат — истребители. Наша сестра тоже хотела стать пилотом, но не принимали женщин. Выросли дети братьев, и нас стало 9 человек из семьи в авиации. 171000 полетов мы совершили, а воздухе пробыли 56 140 часов и тысячи дежурств. В 1963 г. мы получили приглашение из Москвы на неделю, но нас не отпускали целый месяц, так как были первыми иностранными кандидатами, которые хотели полететь в космос. Тогда космос был еще неизвестным, летало всего 5 человек. Но когда пришло время, мы уже переступили допустимую границу для полета в космосе — 40 лет» -, удивительно быстро и с большой страстью для 80-летнего мужчины, полковник Карамфил Стаменков из с. Ковачевцы, обл. Перник рассказал о своей семье.

Письма Тодора Живкова, русских маршалов, фотографии эскадрилий всех братьев, самолетов, на которых летали, все документы, свидетельствующие о семейной профессии, собраны на 5 стендах. Их всего — 26, а в РКИЦ автор привез только 11. Собрано все, что связано с космосом, начиная с фотографий подопытных мышей, собак, первых космонавтов, показан каждый шаг развития человечества в этой области. Спустя 35 лет он нашел фотографию Юрия Гагарина, где он заснят за 30 минут до кончины. 50 лет собирал эти ценные материалы, но ни под каким предлогом не выдает своих источников. У него хранятся фотографии, которых, возможно, и было всего по одной в Болгарии, да и не только здесь, но каким образом ему удалось их раздобыть, никому не говорит. Хотя поделился тем, что у него есть еще одна коллекция, которую еще нигде не показывал: варварских англо-американских бомбардировок Югославии, где показаны все ужасы, о которых мало кто слышал. На вопрос: «Откуда эта семейная страсть к авиации и космосу?» полковник Стаменков удивленно смотрит, и тем самым только внешним видом говорит, что это необъяснимо, но по-другому и быть не могло.