Янина Алексеева: «Мирного духа и любви!»

Янина Алексеева о 2006 годе.

— Что принес Вам уходящий год и каким видится будущий – 2006- й?

— Этот год принес мне много работы. А в будущем ее видится еще больше.

— Ваше детство. Справляли ли в Вашей семье Рождество и Новый год? Как Ваши родители готовились и отмечали праздник?

— Рождество отмечали дедушка с бабушкой, мы с родителями – только Новый год. Готовились всей семьей. У каждого были свои задачи. Папа что-то мастерил для елки.Однажды сделал мигающую гирлянду и небольшую деревянную избушку со светящимися окнами – столько было радости! Под его руководством мы с братом тоже делали какие-нибудь елочные украшения. Мамиными стараниями преображались дом и стол. Но главное все-таки было не в подготовке и даже не в самом празднестве, а в особой атмосфере, которая при этом создавалась — я очень хорошо ее помню, и это воспоминание меня греет.

— Верили ли Вы в Деда Мороза?

— Кажется, нет. Но в канун Нового года свою туфлю для подарка от Деда Мороза под елку ставила исправно вплоть до окончания школы.

— Какой Новый год, Рождество были для Вас самыми запоминающимися?

— Рождество 2000 года в тропиках. Температурой, необычностью обстановки и количеством сюрпризов. Сочельник мы с мужем провели в самолете, потом еще несколько часов плыли по Индийскому океану и точно в праздник Рождества Христова – 7 января ступили на остров моей мечты. В первую же ночь нас чуть не смыло ужасающим ливнем. Неделю пришлось не дышать привычным способом – из-за большой влажности воздух был похож на бульон, такой можно только хлебать. Тропическая растительность, напоенная влагой, убийственно сильно и резко пахнет. Вдобавок ко всему оказалось, что акул, скатов и прочую морскую живность на подходе к берегу ради спокойствия туристов не процеживают, а живность сухопутную и летающую – не отсеивают. Оказалось, что кораллы обжигают, а некоторые водные растения плюются. Что летучие собаки орут куда противней, громче и больше мартовских котов. Что кокосы, весом по паре килограммов, падают вниз с неимоверной высоты, не считаясь с готовностью прохожих… И так далее, и тому подобное. А самолет летает только раз в неделю…

Время, запланированное для отдыха, ушло на освоение совершенно нового для нас мира, но это оказалось намного интереснее, чем обычная курортная расслабленность. Это было потрясающе! Так что святки получились своеобразные и незабываемые. Но с морозцем, с хрустящим снежком все же лучше. Дома вообще лучше – это главное, что я вынесла из всех своих скитаний.

— Существуют ли в Вашей семье традиции, переходящие из поколения в поколение?

— Да, конечно. Традиции любви и жертвы, взаимовыручки и поддержки друг друга, почитания старших, хранения чести семьи, традиции поведения и воспитания детей, учебы и труда, гостеприимства и хлебосольства, а также касающиеся быта и питания. Я из очень крепкой и дружной семьи, в которой с раннего детства закладывалась надежная основа, дающая устойчивость на всю жизнь. Мне иногда кажется, что наша семья с ее традициями сообщили устойчивость и нашему дому в окрестностях Петербурга. Через год ему будет сто лет – никак не мало для деревянной постройки. Вот так стоит обездоленный, неотопленный, и ждет, когда кто-то из нас, еще нуждающихся в земном крове, приедет на защиту его стен.

— Как в Болгарии вы отмечаете Новый год, Рождество?

— В Рождество идем ко всенощной. Потом разгавляемся – умеренно. Бог воплотился, стал человеком для того, чтобы человек стал богом по благодати. Полезно об этом помнить, дабы не уподобляться свинье.

— Что будет на Вашем новогоднем, рождественском столе?

— Как у всех русских людей – салат “оливье”, селедка “под шубой”. Ну и еще что-нибудь.

— Загадываете ли Вы желания в новогоднюю ночь, сбываются ли они?

— Раньше загадывала, но никогда не запоминала. Так что не могу сказать, сбывались они или нет.

— Что дарите родным и близким? Какой подарок для Вас был самым дорогим?

— Дарю свою любовь, а выражаться это может по-разному: в молитве, стихотворении, в уютном теплом свитере или в плюшевом мишке. Даже в таких прозаических вещах, как генеральная уборка дома к празднику.

А самым дорогим новогодним подарком в моей жизни были подмерзшие апельсины. Я – дочь офицера, жить нам приходилось в таких местах, куда в 60-х не доходили не только апельсины, но и картошка с морковкой. Но где бы мы ни жили, под Новый год нам всегда приходил сказочный ящик, хотя с виду он был обычным, посылочным. Его торжественное вскрытие становилось событием, собиравшим всю семью. Интересовало не только то, что внутри, но и как все это уложено. Мы представляли, как бабуля и тетя возились с упаковкой, как дедушка клал ящик на финские санки и вез его на почту, мы вспоминали наш дом, сосны во дворе, наших родных… В посылке были подарки, шоколадные конфеты и апельсины – заморские гости, которые, несмотря на двухслойную газетную “одежку”, не всегда выдерживали недельное путешествие по нашему морозу и поэтому немножко горчили. Но это были самые вкусные апельсины на свете.

— Много получаете поздравлений? От кого?

— Очень много. Со всего мира: из России, Украины, Эстонии, Чехии, Германии, Греции, Канады. От родных, друзей, знакомых, читателей, почитателей и т.д. К сожалению, уходит старая традиция посылать друг другу открытки и письма. Их вытесняет электронная почта – бесспорное удобство, лишенное, однако, человеческого тепла. Обычное рукописное письмо ведь как живое, а мы лишаем друг друга такой радости. По-моему, в своем стремлении облегчить жизнь человечество все усложняет.

— Любимый новогодний тост.

— С Новым годом!

— Что бы Вы хотели пожелать в канун Нового года своим коллегам, друзьям, нашим читателям?

— Мирного духа и любви. Главное бедствие нашего времени – самоутверждение и сопутствующий этому мятущийся дух. Для достижения своих себялюбивых целей человек использует даже данные ему благодатные Божие дары- во вред себе и людям. Умножение зла, нарочитое бесстыдство греха, уже переставшего скрываться, обособление, ожесточение, равнодушие друг к другу – это то, что дает ощущение приближающейся катастрофы и заставляет прятаться одних в работу, других – в пьянство, третьих – в разврат, четвертых — в телевизионные грезы и т.д. Это тот серый цвет, которым окрашены наши будни.

Мне могут сказать, что не время говорить об этом в праздник, мешать той анестезии, которая хоть на время отвлекает от подобных мыслей, беспокойства и повседневной тоски. Но давайте еще раз вспомним, какой праздник мы собираемся отмечать. Это праздник Божественной любви к нам, веры в нас, грешных и заблудших, праздник озарения мира особым светом. “Рождество Твое, Христе Боже наш, возсия мирови свет разума”- гласит рождественский тропарь. Речь в нем отнюдь не о том обыденном, ограниченном и бессильном рассудке, который мы обычно называем разумом, необоснованно возлагая на него столько надежд. И весть о рождении Спасителя была сначала возвещена не “образованцам”, судящим свысока даже о том, о чем они представления не имеют, а простодушным в своей вере пастухам. Уже самим Своим Рождеством Господь показал нам пример смирения, Он стал близким всем обездоленным, нуждающимся в опоре и любви. Давайте же осознаем великое значение этого праздника и не будем низводить его до простого обряда или повода для того, чтобы крепко выпить, сладко закусить и пострелять с балконов. Давайте в повседневной жизни отдадим свое сопереживание ближнему, а не героям сериалов. Ведь потеряв Бога и ближнего, мы теряем себя и обессмысливаем свое существование.

В канун Нового года и в преддверии великого праздника Рождества Христова я всем желаю мира, любви и добра, просвещения светом Христова разума, спасительного и отрадного движения по направлению “от себя” – от своего эгоизма. Желаю познать ту истинную радость, которая не оставит вас, когда праздничный стол превратится в гору грязной посуды.