Ловушка по имени ВТО

imageЗаявление главы «Газпрома» Алексея Миллера о том, что российская сторона в одностороннем порядке зачтет 8 млрд. кубометров газа, хранящегося в украинских подземных хранилищах, в счет оплаты услуг по транзиту через территорию Украины, ввело руководителей НАК «Нафтгаз Украины» и, разумеется, премьер-министра Юлию Тимошенко в шок. Нервничать есть из-за чего: это увеличивает дефицит в балансе потребления газа в стране до 18 млрд. кубометров. Масла в огонь подлило еще и заявление российской стороны о том, что она готова рассмотреть вопрос о дополнительных поставках газа в этом году, но по ценам, «соответствующим европейскому уровню». И вот этот «европейский уровень» стал тоже весьма выразительной иллюстрацией явно неподъемных для экономики Украины условий, в которые поставит страну вступление в ВТО (Всемирную торговую организацию), когда все станет измеряться и исполняться «европейским уровнем». Есть основания полагать, что выдвинутые «Газпромом» условия стали одной из причин происшедших в Раде Украины на прошлой неделе сражений с применением кулачного боя и ломанием мебели и средств связи. Председатель Рады Владимир Литвин, закрывая сессию, заявил, что «проблема не в ВТОвских законах, проблема в том, что нельзя ломать через колено, выстраивать государственную политику на конфликтной основе, на принципах безоговорочного подчинения внешним целям внутренних интересов Украины, а диалог и аргумент подменять тупым, подчеркиваю, тупым давлением».

Думается, определение «тупое давление» весьма достойно определяет усилия украинского правительства, желающего любой ценой встроиться в «западные стандарты». В России пока что не слышно столь решительного протеста какой-либо из партий против вступления в ВТО, и драки в Российской Думе явно не дотягивают до «украинских стандартов». Разве что Жириновский, ставший уже больше артистом эстрады, нежели депутатом, иногда все же веселит народ, пуская в ход кулаки, но совсем не по поводу интересов избирателей, а скорее, из жажды пиара. К сожалению, не интересуются мнением народа по поводу вступления в ВТО и послушные единороссы. Никто и не информирует этот самый народ, что же такое ВТО и с чем придется его есть. Для наших глобалистов, которыми являются исключительно представители большого бизнеса и купленная на их денежки компания из нескольких десятков экономические экспертов и вещающих на эту тему массмедиа, вопрос о вступлении в ВТО выглядит весьма просто: если мы хотим быть участниками экономической глобализации и хотим, чтобы мы имели надежный доступ к нашим капиталам, хранящимся в западных банках, то должны надевать на себя любую одежку, будь то Парижский клуб иль ВТО. Переговоры о вступлении в эту организацию ведутся фактически келейно, но конкретная дата окончания переговорного процесса установлена – конец нынешнего года. Переполнен пафосом в связи с эти и министр финансов Алексей Кудрин, заявляя, что «Россия должна занять свою нишу в международном разделении труда и выйти на зарубежные рынки. А доступ к ним возможен только по общим правилам, которые мы принимаем, вступая в ВТО».

Если посмотреть на некоторые цифры ВТО, то действительно, можно дрогнуть и соблазниться. В эту организацию сегодня входят 150 стран, и они покрывают, согласно статистике их же экспертов, 95 % оборота мировой торговли. Но статисты ВТО лукавят, потому что в этот показатель входят не только объемы торговли между этими странами, но и торговли со странами, еще не удостоенными чести быть членами ВТО. А на долю «изгоев», считают независимые экономисты, приходится сегодня более одной трети названного объема мировой торговли.

Завесу над тайнами грядущего для России в связи с вступлением в ВТО немного приподнимает отчет Всемирного банка. Министр экономразвития Герман Греф уже не раз заявлял, что вступление в ВТО будет, дескать, приносить стране 18,4 млрд. долл. в год. Как тут не удивляться некорректности министра в использовании результатов анализа западных экономистов? Эти названные 18,4 млрд. вовсе не будут свалившимися с неба в копилку страны деньгами. Во-первых, эта сумма привязана экономистами Всемирного банка не к одному календарному году, а к двум годам. Во-вторых, они прогнозируют, что при вступлении в ВТО на такую сумму в течение двух лет может увеличиться в стране потребление. И увеличится потребление не своих товаров, а товаров других стран, которые станут беспрепятственно затекать в Россию в связи со снятием всяких преград. А денежки, «выкачанные» из российского покупателя, естественно, утекут опять к зарубежному дяде. Что же выигрывает от этого Россия?

В анализе Всемирного банка конкретно сказано: выгода зарубежных игроков будет в 10 раз выше, чем отечественных. Институт народно-хозяйственного прогнозирования РАН тоже подтверждает, что от вступления в эту международную организацию Росия не получит ощутимой выгоды. Наоборот, наша страна будет терять 7,2 млрд. долл. в год. Всемирный банк предупреждает: «Прямые иностранные инвестиции, вероятно, могут повлечь спад производства в компаниях, находящихся в собственности россиян». И на прошедшем недавно в Санкт-Петербурге экономическом форуме многие руководители предприятий весьма аргументировано доказывали, что членство в ВТО приведет к 40-процентному сокращению рабочих мест в стране. Этого не отрицают и эксперты Всемирного банка, выражая надежду, что «опека российского государства поможет безработным дожить до того дня, когда они начнут пожинать плоды от вступления России в ВТО».

Когда же и кто доживет до того времени, когда уже можно будет «пожинать плоды»?

Например, сумеет ли оправиться после всех этих новаций сельское хозяйство страны? Эта отрасль является самой уязвимой перед всеми ВТОвскими правилами. Разве сможет высокотрудозатратное и низкомеханизированное сельскохозяйственное производство конкурировать с западными производителями сельхозпродукции? Играя по правилам ВТО, Россия уже не сможет ограничить приток в страну иностранной продукции. То же случится и с только начавшей оживать перерабатывающей промышленностью. А что означает, например, настойчивое требование нынешних законодателей ВТО, чтобы России снизила уровень поддержки своего сельхозпроизводства с 10 до 3 млн. долл. в год? Ведь за три миллиона долларов в лучшем случае сегодня можно купить по рыночной цене не больше 15 современных тракторов или 10 хороших комбайнов. Но как не вспомнить в связи с этим схватку лидеров ЕС на последнем саммите из-за попытками пересмотра доплат в сельхозпроизводящую сферу. А ведь только США на поддержку своих производителей сельхозпродукции затрачивают ежегодно более 1,7 млрд. долл.

Не приходится сомневаться, что за всем этим кроется не просто вопрос о количестве продукции, которую смогут производить в новых условиях село и малые города. Крах товарного сельского хозяйства – это подрыв социальной стабильности, удар по демографическому потенциалу страны, потому что этот крах лишает возможности к существованию, а значит, лишает смысла жизни треть населения России. А за примерами того, чем кончается практика «открытых дверей», далеко ходить не надо. Разрешенные правительством Черномырдина свободные поставки сахара в страну фактически уничтожили свекловодство в российском Черноземье и погубили наши сахарные заводы. И еще сегодня сахарная отрасль фактически не оправилась от последствий того «эксперимента», подсказанного западными экономическими советниками.

Хорошо известно, как заволновались страны-члены ЕС в связи с прорывом на западный рынок товаров китайской легкой промышленности. И сейчас в странах Западной Европы продумываются меры, чтобы оградить своего производителя от более дешевых, а значит, и более конкурентоноспособных китайских товаров. А ведь снятие нетарифных ограничений на российском рынке обрушит на страну буквально цунами товаров не только из динамично развивающегося на Востоке Китая, но и с Запада, конкурировать с которым Россия еще не готова. Игра по правилам ВТО приведет к удушению в стране этой отрасли, выбросит на улицу сотни тысяч рабочих.

Соединенные Штаты согласились поддержать кандидатуру России в вопросе вступления в ВТО. Но что интересно: эта поддержка оговорена требованием, чтобы Россия снизила импортные пошлины на поставки гражданских самолетов. А глава Информационного бюро по присоединению России к ВТО Алексей Портанский выдал в связи с этим откровенный комментарий: «Есть такие страны, которые раньше производили самолеты, а теперь они их не производят. И чувствуют они себя нормально при этом». Как все просто. Но такие капитулянтские настроения чиновников, допущенных в переговорную команду, заведут страну в безысходный тупик. И что непонятно: господин Портанский выдает свой комментарий после высказанного Владимиром Путиным намерения создать единую авиастроительную корпорацию. Что это – лебедь, рак да щука? Похоже, что нет. Скорее можно полагать, что в окружение президента, в том числе в команду его экономических аналитиков, прорвались люди, откровенно лоббирующие интересы крупного капитала. Например, что будет значить выполнение требований ВТО о выравнивании с мировым уровнем тарифов на электричество и другие энергоресурсы для страны, где огромная часть населения живет в холодных зонах, где в зимнее время из-за ветхости и изношенности систем остаются без тепла целые города, где люди и сегодня едва сводят концы с концами? Понятно что — еще больший хаос. Но такое повышение цен необычайно выгодно для энергетических и топливодобывающих компаний, на чьи счета потечет еще более полноводный поток денежных средств. Это путь к еще большему увеличению дистанции между бедными и богатыми, укрепление диктатуры господствующего меньшинства.

Вот что пишет в связи с этим российский экономический эксперт Юрий Солозобов: «Похоже, что при вступлении в ВТО связность самой России вскоре будет поставлена под угрозу. Иностранцы продавливают обвальный рост транспортных тарифов в России, протянувшейся на десять часовых поясов. Кроме того, существующая большая неравномерность экономики по регионам только радикально усилится. В России есть регионы-доноры: это богатые сырьем территории, на которых негативно не отразится вступление в ВТО. Но есть немало экономически слаборазвитых регионов, которые не смогут выдержать натиска конкуренции. Поток импортных товаров попросту остановит новые производства, которые сегодня только начинают разворачиваться с нуля – все эти новые заводы и фабрики в большинстве регионов страны». За последние годы произошла стабилизация на ряде направлений государственной политики и экономики. Имеет место увеличение объемов производства в ряде отраслей – добыча нефти, производство металлов, удобрений, некоторых видов машин и химических продуктов. Предпринимаются попытки восстановить хозяйственое равновесие между регионами, которое было достигнуто в советский период. Но пока это только очаговое оживление производства, и остановка лишь на такой, очаговой структуре – это верный путь превращения России в периферийный придаток метрополии. Подобное оживление имеет место даже в колониях.

Нет сомнения, в ВТО есть много положительного. Организация, обостряя конкуренцию, ставит отрасли и отраслевые науки в условия необходимости постоянного поиска и новых технологий и совершенствования организации труда, и повышения квалификации кадров. Но это годится для стран с уже равными возможностями, с примерно равной наукоемкостью экономик. Россия же только пытается встать на ноги, и у нее есть все возможности для этого. Но проявлять сегодня торопливость с вступлением в ВТО — значит, обречь страну на утрату энергополлитического суверенитета, самим надеть на себя хомут и вожжи погоняемой Западом упряжки, поставляющей по заказу топливо и сырье, позволить растворить в бездуховности глобализации свою национальную самобытность и даже потерять свою целостность. Не слишком ли высока цена такой поспешности?