Франц Витко: „Стремление созидать, а не разрушать, хранить мир является генетической чертой»

image„Русская газета” старается уделять большое внимание развитию отношений между Россией и соседними государствами. Наиболее близкая – Республика Беларусь. О приоритетах социально-экономического развития этой страны, взаимоотношениях Беларуси с Болгарией, инвестиционном климате в республике и других актуальных проблемах мы говорили с временным поверенным в делах Республики Беларусь в Болгарии Францем Петровичем Витко.

— Франц Петрович, после пресс-конференции в БТА, на которой Вы представили информацию о Беларуси, после просмотра интервью с президентом Вашей страны Александром Лукашенко на одном из ведущих российских каналов, вопросов становится еще больше. Беларусь изменилась за последнее время: проводилась определенная политика в социальной и экономической областях. Хотелось бы знать, каковы приоритеты руководства в области экономической политики и приватизации?

— Мне трудно понять, почему возникло еще больше вопросов. Может быть, появилось некоторое сомнение в объективности полученной информации, характеризующей динамичное развитие экономики и социальной сферы Беларуси? Тогда я Вам приведу заключение по этому вопросу экспертов Всемирного банка, изложенное ими в подготовленном недавно страновом экономическом меморандуме «Беларусь: окно возможностей для повышения конкурентоспособности и обеспечения устойчивых темпов экономического роста». В нем, в частности, старший экономист этой авторитетной организации Лев Фрейнкман отмечает «значительный экономический рост в Беларуси и его благоприятное влияние на социальное развитие страны». Он подчеркивает, что выгоды от экономического роста широко распределялись между различными слоями населения. Эта структура экономического роста не типична для стран с переходной экономикой, и население в Беларуси выиграло больше, чем в соседних странах. В меморандуме обсуждается два периода экономического роста: 1996-2000 и 2001-последующие годы. «Факторы роста в эти два периода были различными, и важно, что макроэкономическая политика после 2001 года оказалась существенно более здоровой и благоприятной для устойчивого роста, чем когда-либо прежде», — утверждает Л.Фрейнкман. Всемирный банк отмечает также, что изменения, которые произошли после 2001 года, в частности, в бюджетной и монетарной политике, были во многом правильными. Более высоким был уровень вложения инвестиций, активнее велась реструктуризация предприятий. Теперь по существу вопроса о приоритетах. В наиболее общем виде они формулируются так: «За сильную и процветающую Беларусь». А если детализировать, то в качестве основных приоритетов в прогнозе социально-экономического развития Беларуси на 2001-2005 годы определены четыре направления: жилье, продовольствие, импортозамещение и экспорт.

— Интересно, а почему избраны именно эти приоритеты?

— Давайте вместе дадим ответ на этот вопрос. Согласитесь, жилье является весьма острым социальным вопросом, и его решение снимает напряжение в обществе. Это, во-первых. Во-вторых, строительство жилья становится, как это ни парадоксально, своеобразным локомотивом развития экономики. Почему? Потому что оно содействует развитию не только строительной индустрии, но и расширению производства мебели, холодильников, телевизоров, другой сложнобытовой техники, стимулирует их потребление, а значит, развивает торговлю, банковскую систему и т.д. В Беларуси сегодня строится 3-3,5 млн. кв. метров жилья в год. Это больше, чем в советские времена.

Что касается продовольствия, то в стране поставлена и успешно реализуется задача обеспечения населения продовольствием собственного производства. Иначе говоря, в последние годы устойчиво укрепляется продовольственная безопасность страны. Мы становимся независимыми в этом отношении от других стран. И это важно. Мы не такие богатые, чтобы, приобретая за рубежом продукцию, которая может быть выращена у нас, инвестировать в развитие сельского хозяйства других стран. Не лучше ли развивать собственный агропромышленный комплекс? Вот почему Беларусь не разрушала крупнотоварное сельскохозяйственное производство, а избрала стратегию его дальнейшего развития, одновременно реформируя бывшие колхозы и совхозы. Закупаем лишь продукцию так называемого критического импорта, то есть, того, что не может быть по почвенно-климатическим условиям выращено в нашей стране.

Это же относится и к созданию импортозамещающих производств. Выгоднее создавать некоторые новые, высокотехнологичные производства, а, следовательно, и новые рабочие места у себя, чем покупая импортные изделия за рубежом.

Ну, а приоритет развития экспорта вытекает из открытого характера нашей экономики. У нас нет запасов природных ресурсов, в том числе нефти, газа, каменного угля, железных руд, драгоценных минералов и т.д. Наше основное богатство -высокообразованные, талантливые и трудолюбивые люди. Они создают из импортируемых ресурсов готовые изделия, которые должны пользоваться спросом за рубежом по сочетанию цены и качества и быть там реализованными. Иначе не будет процесса воспроизводства.
Теперь несколько цифр. Если по мировой экономике соотношение внешнеторгового товарооборота и валового внутреннего продукта составляет 34-35 процентов, то в Беларуси этот показатель достиг отметки 110-115 процентов.

Кстати, существует определенное заблуждение, что подавляющая часть белорусского экспорта идет в Россию. Напротив, свыше 50 процентов экспортных продаж предприятий Беларуси осуществляется в странах Евросоюза и США.

— А какова ситуация с приватизацией предприятий?

— Реформирование отношений собственности стало неотъемлемым элементом экономической политики государства. Но, анализируя опыт других стран, осуществляющих так называемую «шоковую терапию», мы убедились, что «шок» действительно был, а вот с «терапией» как-то не получалось. Поэтому в Беларуси не пошли по пути приватизации «оптом», а осуществляли и продолжают ее осуществлять с соблюдением ряда базисных условий.

— Что имеется в виду?

— Особенность нашей экономики состоит в том, что в советские времена на территории Беларуси были созданы крупные производственные комплексы, которые стали градообразующими центрами. И одномоментная приватизация этих комплексов означала бы резкое разделение производственной и социальной сфер, что привело бы к критической ситуации в целых городах с их детскими дошкольными учреждениями, школами, дворцами культуры, лечебными учреждениями и т.д. Не исключено, что приватизация некоторых производственных объединений как форма борьбы с конкурентом привела бы к их фактическому закрытию. Пострадали бы миллионы трудоспособных людей. А что было бы с проживающими в Беларуси 2,5 млн. пенсионеров, сотнями тысяч людей, пострадавших от Чернобыльской катастрофы и т.д.? Вот почему мы сначала приватизировали те сферы, которые не вызывают столь существенного риска. Это — торговля, сфера бытовых услуг, предприятия легкой, лесной и деревообрабатывающей промышленности. Разгосударствление и приватизация прошли в сельском хозяйстве, в пищевой и перерабатывающей промышленности. И сегодня в негосударственном секторе экономики уже производится свыше половины валового внутреннего продукта.

Что касается бюджетообразующих предприятий, то их приватизация также осуществляется, но по индивидуальным проектам при соблюдении определенных базисных условий. Крупное предприятие должно сохранить в течение 5 лет профиль своего производства, повысить его эффективность, не допускать сокращения персонала, систематически платить налоги и т.д. Кстати, неэффективно работающее предприятие при наличии большой задолженности перед бюджетом в установленном законодательством порядке может быть возвращено государству, а после санации — вновь продано инвестору.

— В Германии на сегодняшний день — 6 процентов безработных, в Болгарии около — 11, в Вашей стране — 2 процента. Фактически можно говорить об отсутствии безработицы как таковой. Каким образом были достигнуты такие показатели?

— Действительно, сегодня в Беларуси можно говорить лишь о наличии естественной безработицы, связанной с обычной переменой гражданами мест своей работы. Ну, а достигнуто это за счет того, о чем мы говорили ранее. При этом следует иметь в виду, что важно не только сохранить или создать новое рабочее место, а обеспечить соответствующую динамику развития экономики.

К примеру, для обеспечения поступательного развития общества нужен стабильный экономический рост на уровне не ниже 4 процентов прироста ВВП в год. При более низких темпах общественный организм постепенно утрачивает иммунитет от социальных болезней. Такие социально опасные пороки, как преступность, наркомания, пьянство, безработица и другие начинают постепенно разрастаться, приобретая социально опасные размеры.

— Предполагалось, что Беларусь станет одной из следующих стран, в которой произойдет «цветная революция». Возможна ли такая ситуация?

— Мне трудно сказать, на чем основывались выводы тех, кто так предполагал. При практически полной занятости, своевременно получаемой зарплате, пенсии, социальном пособии, достаточно высоком уровне развития государственного образования, здравоохранения, социального обеспечения, эффективно работающих государственных структурах напряжение в обществе не может быть высоким. Вспомните мудрость: о революции думает голодный, а сытый — о реформах.

Кроме того, надо знать и менталитет белорусского народа, вдоволь настрадавшегося в своей истории от войн и трагедий. Стремление созидать, а не разрушать, хранить мир является генетической чертой белорусов. Они не приемлют ни «правого», ни «левого» экстремизма. Отсюда у «революционеров», какого бы цвета они ни были, отсутствует социальная база. Так что ситуация, при которой «верхи не могут, а низы не хотят», в Беларуси исключается.

— В СМИ часто упоминается нарушение демократических принципов в Беларуси. Как Вы объясните эти высказывания в прессе?

— Я не думаю, что стоит объяснять такого рода высказывания. Все зависит от конкретного средства массовой информации, чьи интересы оно соблюдает и чьи слова повторяет. Беларусь живет своим умом, учитывая опыт и ошибки других стран. Она не следует безропотно «ценным указаниям» тех, кто претендует «на истину в последней инстанции». Отсюда и вытекают так называемые «проблемы демократии».
Авторам подобного рода утверждений хочу сказать, что демократии в Беларуси, соблюдения прав человека не меньше, а гораздо больше, чем в иной стране, поучающей нас, как надо жить. Спросите об этом любого гражданина Болгарии, посещавшего в последние годы Беларусь.

— Взаимоотношения между Республикой Беларусь и Болгарией. Какие формы наиболее приемлемы, в каких областях?

— В настоящее время посольство активно работает по всем направлениям двустороннего сотрудничества: политическому, научно-техническому, гуманитарному, региональному. И во всех в последние годы наблюдалась положительная динамика. Но все же базисное значение имеют торгово-экономические отношения. Вспомните советские времена: пожалуй, не было ни одной болгарской семьи, которая не была бы знакома с бытовым холодильником «Минск», телевизором «Горизонт», газовой плитой белорусского производства, другой бытовой техникой. А кто не был знаком с трактором марки «Беларусь», автомобилем «МАЗ», большегрузным самосвалом «БелАЗ», продукцией белорусского производственного объединения «Белшина»?

Люди моего поколения в Беларуси добрым словом вспоминают болгарский виноград, вина, консервированную плодоовощную продукцию, лекарственные препараты и парфюмерию, многие другие товары. В те годы товарооборот между нашими странами достигал объема 600 млн. долл. США. К сожалению, процессы в период так называемых демократических преобразований по живому разрушили годами складывавшиеся межгосударственные экономические и кооперационные связи. В основе разрушительных процессов лежал политический фактор. В 1994 году, например, товарооборот между Беларусью и Болгарией составил всего 18,8 млн. долл. США. Слава Богу, в последние три-четыре года политики содействовали формированию прагматического подхода в организации хозяйственных связей между коммерческими структурами наших стран. И это принесло свои плоды. За 2004 год товарооборот между Беларусью и Болгарией увеличился по сравнению с предыдущим годом в 1,8 раза и составил уже 43,4 млн. долл. США, а белорусский экспорт возрос более чем в два раза. Хорошая динамика сохраняется и в текущем году. В Болгарию возвращаются белорусские трактора и автомобили, стройтехника, увеличивается поток болгарских товаров в Беларусь. И общая задача обоих государств — расширять взаимовыгодное сотрудничество.

— Существует ли на территории Болгарии белорусская диаспора, сколько белорусов проживает в этой стране?

— Белорусской диаспоры в строгом смысле этого термина в Болгарии, конечно, нет. А вот проживающих в Болгарии белорусских граждан состоит на консульском учете около 300 человек. В основном, это лица, вступившие в брак с болгарскими гражданами и выехавшие в разное время в Болгарию на постоянное место жительства. Проживают они в разных населенных пунктах, что осложняет проведение с ними систематической работы. Как правило, работа с соотечественниками осуществляется во время организации Посольством значимых общественно-политических мероприятий в регионах и столице Болгарии, проведения консульских приемов и т.д. При наличии конкретных проблем у нашего гражданина, бесспорно, стараемся внимательно вникнуть в их суть и оказать необходимую помощь. Мы создали также клуб выпускников белорусских учебных заведений, которые в разное время учились в нашей стране и с особой теплотой вспоминают проведенное в Беларуси время. Этот клуб — ассоциированный член Общества дружбы «Болгария -Беларусь», объединяющий граждан Болгарии, чье сердце неравнодушно к Беларуси. Общество проводит большую и многостороннюю работу по укреплению болгаро-белорусского сотрудничества. И своей главнейшей задачей посольство ставит расширение народной дипломатии, сохранение традиций дружбы и сотрудничества наших славянских народов.

— Франц Петрович, большое Вам спасибо за интервью!