„ПЕРИОДИЧЕСКИ Я ПРОСТО ПЕРЕСТАЮ ОТВЕЧАТЬ НА ЗВОНКИ”

image Василий УТКИН, автор и ведущий программы «Футбольный клуб», которая до 1999 года выходила на НТВ, а теперь выходит на «НТВ+», журналист ряда столичных изданий, обладатель премии ТЭФИ-2004 как лучший спортивный комментатор, неожиданно для всех два года назад стал ведущим реалити-шоу «ГОЛОД». Нам стало известно, что в середине октября шоу отправляется в Америку. Поедет ли Уткин вслед за «голодающими», и как он вообще «дошел до жизни такой», расскажет он сам.

— Ваши коллеги часто шутят по поводу того, что у нас – два спортивных комментатора с «птичьими» фамилиями – Уткин и Гусев.

— Не только мы носим птичьи фамилии. В Санкт-Петербурге есть еще один наш коллега, уже не молодой, но блестящий комментатор Геннадий Орлов.

— У нашей сборной – новый главный тренер по футболу Юрий Семин. Это хорошо или плохо?

— Это не хорошо и не плохо. По-другому было просто нельзя.

— Кто сейчас, на Ваш взгляд, лучший футболист мира?

— Фрэнк Лэмпард.

— Раньше Вы считали, что это – французский футболист Зинедин Зидан (прим. авт. — чемпион мира и Европы, самый высокооплачиваемый футболист мира).

— Сейчас заканчивается новый сезон — появились новые герои.

— Где учат на спортивных комментаторов?

— У нас на футбольном канале «НТВ+». Сейчас как раз мы проводим Всероссийский конкурс, ищем новые дарования. А вообще я закончил факультет русского языка и литературы педагогического института, который по ходу моей учебы стал университетом.

— А как стали комментатором?

— Случайно.

— Кого Вы считаете своим учителем?

— Учителя как такового у меня нет. Я учился у многих людей самым простейшим бытовым способом – схватывая на лету уже в процессе работы. Но очень большое влияние на меня оказал Евгений Александрович Майоров, которого, к сожалению, уже нет с нами. Так получилось, что мы пришли с ним на НТВ в один день, даже вместе в лифте ехали. И я подумал: «О! Майоров!» Это был очень скромный и мужественный человек, который при этом знал себе цену. Майоров работал до последнего дня, хотя страдал тяжелым недугом, от которого его не знаи, как лечить, хотя старались всячески.

— Кого из сегодняшних комментаторов Вы бы отметили?

— Из футбольных — Владимира Маслаченко и Юрия Розанова. С Розановым мы вместе работаем на футбольном канале «НТВ+», и хотя он мой ровесник и друг, я очень многому у него учусь. Мы работаем в сходной манере, но он гораздо лучше меня понимает игру. Блистательный комментатор по плаванию – Денис Панкратов, я всегда слушаю его с наслаждением, хотя плаванием не интересуюсь.

— Вы успеваете смотреть телевизор?

— Успеваю. А что еще смотреть, кроме спорта?

— Вы занимались в журналистике еще какой-то темой, кроме спорта?

— Так получилось, что до того, как я стал заниматься темой спорта, я только учился журналистике. А в сфере спорта я уже реализовал себя. Поэтому, конечно, почти все материалы я написал о спорте, вернее, о футболе.

— Это правда, что Вы берете интервью без диктофона?

— Да. Когда я беру интервью, то не у президента Путина о подробностях подряда на строительства АЭС в Китае. Как правило, это интервью – о человеке, поэтому я не должен запоминать все о начала до конца, а просто написать о своем собеседнике с использованием того, о чем мы разговаривали.

— Вы уже второй год подряд ведете реалити-шоу «Голод». Почему спортивный комментатор вдруг стал ведущим подобной программы?

— Позвали, я согласился. Интересно было попробовать себя в роли ведущего такого шоу. Это серьезная работа, которая требует максимальной концентрации и огромного количества телевизионных навыков.

— Как участники «Голода» относятся к Вам? А Вы к ним – как к детям или на равных?

— Поскольку я учился в пединституте, то целых три лета я провел в пионерских лагерях в качестве вожатого. В школу я пошел в шесть лет и в институте оказался раньше моих сокурсников. Когда я в первый раз стал вожатым, мне было только 17 лет, а у меня был старший отряд, от своих подшефных я отличался очень ненамного. И между нами установились такие доверительные товарищеские отношения. Вот так же я отношусь и к «голодающим».

— А не возникает желания поучить их уму-разуму, как бывшему педагогу?

— Такого желания у меня не возникало и в пионерском лагере, а сейчас – тем более.

— В прошлом году реалити проходило в Германии, в нынешнем «голодающих» грозятся отправить в Америку. Вы тоже поедете туда, и когда это произойдет?

— Мне интересно общаться с участниками не только на студии в Москве, но и в “полевых условиях”. В прошлом “Голоде” я появлялся на съемках в Берлине. Героев второго проекта увезут в Америку, а, значит, и я буду прилетать к ним в гости. Но как часто это будет происходить, пока не знаю. А отправится «Голод» в Америку в середине октября.

— Они голодают, а Вам приходилось сдерживать себя в еде?

— Я неоднократно худел. Собирался параллельно с новым «Голодом» снова сесть на диету, но пока не получается.

— Вы продолжаете играть в спектакле «День выборов». Как Вас туда «занесло»?

— Если человек играет в театре, то это не значит, что он актер. Я — не актер. Спектакль мы уже отыграли два сезона, приступаем к третьему. А попал в спектакль по дружбе – у нас все делается по блату.

— Ваша самая бредовая затея за последние несколько лет?

— У нас с подругой уже чуть больше года живет йоркширский терьер. Когда я в очередной раз вытирал за ним лужу, то подумал, что на производстве памперсов для йорков можно заработать кучу денег. Существует целая индустрия, приносящая неплохой доход. Недавно, например, нам предложили купить шиншилловую шубу для нашей собаки за 500 долларов, это половина стоимости самого йорка. Поводок для него стоит тоже каких-то неправдоподобных денег, так что пора создать и памперсы для наших любимцев.

— Не займетесь?

— Нет, я просто дарю идею. И надеюсь, что если кто-то, прочитав это интервью, начнет делать такие памперсы, то пришлет их нам или возьмет на содержание нашу собаку.

— Какая Ваша черта характера Вас раздражает? А какой Вы гордитесь?

— Мое самое лучшее качество – это любовь к вкусной и здоровой пище. Мое самое раздражающее качество – обжорство, потому что я люблю вкусно поесть. Это одно и то же качество, которое я в себе люблю и которое меня во мне раздражает.

— Какие вещи в жизни Вас согревают, Вы готовы все бросить ради них?

— Главная вещь, ради которой я иногда готов бросить все, что угодно, это возможность отдохнуть. У меня есть товарищ, который принципиально не заводит себе мобильного телефона. Он считает, что это – вещь, которая отнимает у него свободу, по мобильному тебя всегда можно найти, вызвать на работу, потребовать, чтобы ты привез домой минеральной воды литров десять и т.д. Я не могу отказать себе в мобильном телефоне, иногда он бывает нужен, но периодически я просто перестаю отвечать на звонки.

— Что это за история с покушением на Вас? Это как-то касается Вашей профессиональной деятельности?

— Стараюсь об этом никогда не думать, у меня даже нет догадок по этому поводу — до сих пор не знаю причины, побудившие этого человека напасть на меня. Дело закрыли, но никого не нашли.

— Ваша самая запоминающаяся оговорка во время прямого эфира?

— Были, конечно, но я затрудняюсь привести пример. Был случай, когда я употребил в эфире матерное слово, сам того не ведая. Будучи филологом по образованию, я не знал, что оно является таковым. Слава Богу, матч транслировался глубокой ночью, и это не имело последствий.