150 километров Транссиба

imageЧто общего может быть сегодня между самым мощным на планете американским военно-морским флотом и Казахстаном, имеющим на Каспии несколько сторожевых кораблей, совмещающих роль пограничников и охотников за браконьерами, да группой пожарных судов, оберегающих нефтедобытчиков? связь все же существует. все эти супермощные американские авианосцы, крейсерские ядерные подлодки, современнейшие ракетоносные, противолодочные и десантные корабли, бороздящие мировой океан под американскими флагами, оказались в значительной зависимости от степного Казахстана, удаленного от океанов на тысячи километров во всех направлениях.

Не является флотоводцем и даже не был моряком президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, хотя он на днях весьма недвусмысленно дал понять, что намерен воспользоваться предоставляемым ему конституцией правом продлить свое «плавание» в самой высокой в стране должности – президентской. Но Вашингтон понимает, что для Америки лучшим вариантом была бы замена этой фигуры, начинающей играть все более заметную роль в Центральной Азии — территории, которая является центральной не сама по себе, а потому, что на ней замкнулось напряжение всего великого пояса Евразии. Французская «Le Monde» пишет, что «Западу уже давно следует перестать воспринимать Казахстан, как слабое государство, мечущееся мжду разными «центрами сил». Он уже давно стал доминантой Центральной Азии и уже выбрал свои ориентиры и понял свои возможности влиять не только на политику в своем регионе, но и на мировую политику. Такие возможности он демонстрирует на практике».

Излюбленная американская технология перестроек государственных режимов «по-своему» в этой стране явно пробуксовывает. Не так давно в западную печать просочилась информация о письме известного американского политтехнолога Д. Уивера, адресованном казахскому оппозиционеру Ж. Туякбаю. Этот американский специалист по «политическим интригам» в своем письме гарантировал Туякбаю победу в предстоящих президентских выборах и самую широкую поддержку со стороны западной общественности, но, разумеется, при выполнении последним определенных поведенческих и финансовых условий. Туякбай — единственная сегодня в Казахстане фигура, за которую Вашингтону можно было бы зацепиться, поэтому есть основания полагать, что инициатива Уивера была согласована или даже инициирована ведомствами, пишущими и реализующими сценарии переустройства неугодных для США режимов. Но эта попытка на сей раз оказала медвежью услугу казахскому оппозиционеру.

возможность Туякбая реально баллотироваться на президентских выборах стала неожиданностью и сенсацией в политической жизни Казахстана. Она появилась благодаря тому, что возглавляемое им оппозиционное движение «За справедливый Казахстан» не в пример прошлой практике быстро, без всяких проволочек получило официальный юридический статус. Власть проявила гораздо большую адекватность, чем это могли предположить даже самые большие оптимисты. Правда, некоторые западные и российские политические обозреватели предполагают, что это хорошо рассчитанный ход президента — мол, ему нужно появление в стране легальной оппозиции, чтобы более демократично «обставить» предстоящую предвыборную компанию. Для такого предположения, конечно, можно найти основания. И нельзя исключить, что советники Назарбаева и сам он весьма тонко все просчитали и имели в запасе маленькую «бомбу», которую и «взорвали» в нужный момент. Этой «бомбой» и было письмо американца Д. Уивера, которое придерживалось до нужного момента. Оно появилось в казахской прессе, спустя лишь несколько дней после регистрации Туякбая. Благодаря этому, избиратели получили информацию о том, что кандидат от оппозиции, оказывается, является главным проповедником импортной революции. А что это значит, становится хорошо понятным, если учесть, что подавляющее большинство казахстанцев вовсе не жаждут «бархата», видя, к чему это приводит, на примерах своих соседей. Словом, об оглашенном некоторыми СМИ мнении о том, что Ж. Туякбай является «реальным конкурентом» Назарбаева, можно сказать: пусть хоть поговорят.

imageНо вернемся к американскому военному флоту. Действительно, весьма важной фигурой, в зависимость от которой вполне реально может попасть американский флот, становится сегодня Казахстан, становится, благодаря 150 километрам Транссибирской железной дороги – своеобразного клина, вбитого между европейской и сибирской частями России. Назарбаев сделал многое для того, чтобы этот отрезок Транссиба стал весовым дивидендом для права его страны стать заметным игроком на арене мировой политики. На протяжении уже нескольких лет все более наращиваются темпы по осуществлению проекта превращения Транссиба в главный транспортный сухопутный коридор между Азиатско-Тихоокеанским регионом и Европой. Для задействования этого комплекса уже проложено почти 50 тысяч километров оптико-волоконных сетей, установлена одна из самых совершенных систем компьютерного управления, разработанная фирмой Siemens, реконструировано более 7 тысяч километров железнодорожных путей, что позволит увеличивать скорость перевозок. Недавно специальный пробный сверхдлинный состав, груженный контейнерами, проскочил расстояние от Находки до белорусской границы за 10 суток вместо 35-40, необходимых для переброски такого же груза морским путем. Экономический обозреватель немецкой Frankfurter Algemeinde пишет: «Переоценить значение для экономики Западной Европы ведущихся работ по модернизации самой продолжительной железнодорожной нитки, протянувшейся через всю Россию с востока на запад, практически невозможно. С Южной Кореей, Японией, Китаем и Тайванем, Пакистаном и Ираном – этими, уже вышедшими на самые передовые рубежи и только еще набирающими силу, странами связаны для Западной Европы самые большие перспективы экономического сотрудничества. Только за последних три года здесь общие объемы встречных потоков товаров возросли почти в два раза, а перспективы – еще значительнее. Но еще более разительны экономические выгоды от возможности осуществлять все эти перевозки по железнодорожному мосту, дающему столь поразительные временные и стоимостные выигрыши».

Здесь нелишне будет отметить, что Германия имеет сегодня тоже самое прямое отношение к реализации проекта Транссиба – немецкие фирмы на балтийском побережье РФ строят торговый порт, который будет самым крупным в Европе, с гигантскими контейнерными, нефтеналивными и прочими терминалами. К 2007 году его строительство должно быть завершено, и именно через него, а не через Брест, Россия намерена перевозить основной товаропоток.
Многое могут разъяснить еще некоторые цифры. Например, годовой торговый оборот между Европой и Юго-Восточной Азией уже превысил 2 трлн. долл. И вот к этой сумме самым прямым образом привязана армада американского ВМФ, главной функцией которого теперь стало не ведение боевых действий, а демонстрация силы, господство на морских коммуникациях и тотальный контроль за ними. Подсчитано, что за последние пять лет, несмотря на ряд крупномасштабных военных операций и войн, развязанных Вашингтоном, было использовано лишь 30%

мощностей военно-морского флота США. То есть, негласно этот флот выполняет теперь функции хозяина Мирового Океана, по которому в современном мире осуществляются основные торговые перевозки. Но такая затея Америке обходится недешево. Так, оборонный бюджет США в 2004 году составил более 230 млрд. долл., и почти половина этой суммы потрачена на нужды U.S. Navy Forse, то есть военно-морского флота США, почти две третьих которого размещены именно на юго-восточных акваториях Тихого и Индийского океанов.

imageТеперь можно представить, что случится, когда значительная и самая ценная часть товарного потока, перевозимая морским транспортом, будет двигаться по более предпочтительному во всех отношениях кратчайшему сухопутному конвейеру в обход привычных морских путей. Случится то, что практическая ценность этого американского военно-морского монстра уменьшится не менее, чем на порядок, и гигантский военный актив превратится в не менее гигантскую проблему. Некоторые западные экономические эксперты считают, что этим может быть даже нанесен урон нынешнему статусу доллара, как значительной валюты.

Конечно, все это глубоко беспокоит Вашингтон, и там, судя по просачивающейся в западные СМИ информации, главные возможности сломать этот проект видят в двух местах — на Балтике и в Казахстане. В первом случае Вашингтон мог бы попытаться «заинтересовать заинтересованность» — термин, использованный когда-то Бзежинским – экологические организации. Но здесь экологов даже «очень заинтересованных» встретят серьезные трудности, потому что проектанты строящегося порта-гиганта работали с заделом на будущее и заложили в проект суперпрогрессивные природоохранительные разработки. торговаться же американцам с разными группами «питерских интересантов» — тоже пустое дело, если учесть питерскую биографию президентской команды.

Второй вариант – Казахстан. Это — «бархатная», либо «цветная» революция, или «переориентация» самого Назарбаева. По отношению к «революциям» у Казахстана уже выработан иммунитет, и стоящие сегодня у власти структуры сумели заинтересовать людей более занятными перспективами. Назарбаев на сближение с Вашингтоном не пойдет хотя бы по той причине, что это приведет к обострению отношений с Россией, на которую ориентированы сегодня все основные отрасли экономики. Кроме того, он хорошо понимает, что благорасположение штатов – это дары данайцев, и терять власть, как показывают последние события, он не хочет. Но, главное, Назарбаев хорошо понял, чем явится для страны участие в проекте Транссиба. Понимает это и растущий Китай, которому тоже интересно держать в своих руках кусок этого транспортного моста и получать свою долю рентной прибыли. Не желая оказаться просто наблюдателем при дележке «пирога», казахстанский президент даже сделал несколько ходов, в том числе и рискованных, для того, чтобы Россия не вздумала «переигрывать карты». К рискованному ходу можно отнести несколько сменившийся в отрицательную сторону вектор положения проживающих в Казахстане русских, как и необходимость загранпаспортов для пересечения российско-казахстанской границы. Обозреватели полагают, что Путин «тонкий восточный намек» Назарбаева понял, и на состоявшейся в Челябинске встрече успокоил своего казахского коллегу, конкретизировал и гарантировал роль Казахстана в «железнодорожном» союзе. Вот что могут сделать всего 150 километров Транссибирской железной дороги, которые, пробежав по территории Казахстана и приобретя необратимый статус полноправного звена магистрали, стали фактором революционной новации в системе мировых грузовых перевозок. Они же стали и свидетельством того, что российско-казахстано-германо-китайскому союзу удастся отбить атаку Вашингтона на этот транспортный проект.