Александр Стриженов: комедии никто не отменял!

imageАктер Александр Стриженов снялся в 25 фильмах. Но он хорошо известен и как ведущий программы «Доброе утро» на Первом канале, где работает вместе с женой Екатериной. А недавно Александр дебютировал в качестве кинорежиссера. Он снял фильм «Упасть вверх» и сейчас завершает свою вторую картину. С нее мы и начали разговор. Но первый вопрос задал Александр.

— Что это за распечатки у Вас в руках?

— Это статьи из разных газет – выудил из Интернета…

— О, дайте посмотреть… (читает) Кто это писал? Ха-ха. Откуда они взяли, что в моем новом фильме герои гоняют на автомобилях со скоростью 180 километров в час?

— Врут?

— Фильм называется «От 180-ти и выше». Но имеется в виду рост, а не скорость. Да ладно – такое случается даже с приличными изданиями. Например, в одном из них недавно написали: «Как обычно, Саша Стриженов отметил свой день рождения на «Кинотавре» в Сочи». И далее газета описывает, как с утра я покатался на лошадях, потом поиграл в теннис с Марком Рудинштейном и Олегом Янковским. Проиграл, но не расстроился, потому что внизу уже был заказан ресторан и накрыты столы. Обед прошел, естественно, в компании звезд. На самом же деле… В свой день рождения я пришел домой в 11 часов утра – после киносъемок, которые начались накануне ночью. От усталости упал на кровать как подкошенный и до 11 вечера проспал. В Сочи я быть никак не мог. И уж тем более не мог кататься на лошадях и играть в теннис. Но это ничего: в одном фестивальном буклете написали круче — что я 1908 года рождения. Это ж, сколько сейчас должно быть мне — девяносто шесть? Там же указана дата моего поступления в школу-студию МХАТ – 1986 год. Это означает только одно — в студенты я был принят 78-летним старцем… В общем, о чем только не пишут — о Катиных черепно-мозговых травмах, о наших с ней разводах, примирениях.

— Да, нам, журналистам, только палец дай – по локоть откусим! Но в данный момент передо мной первоисточник – приврать будет трудновато. Итак, Ваш новый фильм — экшн?

— Нет – анекдот. Жанр нашего кинохулиганства пусть придумают критики. Фильм уже смонтирован. Наступает тонировочный период – озвучание и прочее. Те, кто уже видели, говорят, что полное ощущение короткометражки, хотя это полный формат – 90 мин. Значит, есть, за чем следить — одна история сменяет другую. Начали картину 1 апреля в День дурака на высоте 2300 метров над уровнем моря — в надежде, что картина будет воздушной, легкой и веселой. Хочется верить, что так и получилось.

— А где начали?

— На горнолыжном курорте Красная поляна в Сочи. Нам нужно было снять зимнюю ретроспективу.

— Кто придумал сюжет?

— Идею подсказал известный кинопродюсер Ренат Давлетьяров. Позвали Юру Короткова, рассказали историю, и он написал сценарий. Суть проста — у каждого времени есть свои символы. Нашему герою показалось, что в определенный момент таким символом для него стали высокие девушки. У нас семь героинь. В каждой женской истории есть свой мужчина – их играют Федор Бондарчук, Гоша Куценко и другие замечательные актеры. Всех женщин объединяет только их высокий рост и то, что они все ходят в спортивный клуб, в котором наш главный герой работает менеджером. Последний твердо уверен в их магических способностях – только такие длинноногие красотки могут делать из мужчин настоящих мужиков. У него железный аргумент – ведь недаром ими окружают себя олигархи, кинозвезды, всевозможные магнаты. Ваня Ургант, который играет друга главного героя, пытается возразить – «просто это модно». Но, как говорится, пить боржоми поздно — наш мечтатель уже пустился во все тяжкие.

— А какой у Вас рост?

— 1 метр 92 см. Рост всех участников проекта будет обязательно указан в финальных титрах. И не только актеров, но и осветителей, водителей, операторской группы — всех. Это наша фишка. Но исследование комплексов мужчин невысокого роста нас совершенно не волновало. У меня одна актриса на пробах спросила: «Стриженов, почему снимаешь кино про маленького мужчину, ты же маленьким никогда не был?». Но мой фильм – не о росте, а лишь повод поговорить о символах. Самая высокая девушка в жизни нашего героя была метр шестьдесят семь и ему кажется, что именно с этим связаны его личные неудачи. На самом деле, это проблемы человека, перепутавшего причинно-следственную связь. Он отвергает простую истину — «ты сам вначале стань кем-нибудь, и тогда люди к тебе потянуться».

— Кто играет главную роль?

— Евгений Стычкин. Он действительно невысокого роста. Я давно дружу с ним, и у него никогда не было по этому поводу комплексов. Для меня же фильм — возможность признаться в любви к женщинам и сказать им, что они значительно лучше нас. Не любим мы своих баб, недооцениваем, обижаем, используем, не замечаем.

— Бальзам на душу женщинам… Они и будут главными зрителями?

— Думаю, что и мужикам будет забавно посмотреть на себя со стороны. Признаемся честно, ведь в каждом из нас сидит не только порядочный человек, но и подлец. Чисто бабское «Все мужики – сволочи!» — хоть и грубое, но точное определение.

— Существует ли прокатный риск такой тематики? Как показывает практика, огромным спросом на кинорынке сейчас пользуются стрелялки, ужастики, вампиры.

— На рынке сейчас дефицит комедий. Их по-прежнему любят, их никто не отменял.

— «Упасть вверх» Вы снимали вместе с Сергеем Гинзбургом. На этот раз выступили как самостоятельный режиссер — этот шаг дался трудно?

— Легче, чем первый. В свое время Сергей позвал меня ведущим в программу о кино для ОРТ. Мы долго рассказывали о кинопроцессе, происходящем в стране. В 98-м году придумали свой фильм. Но он накрылся медным тазиком вместе с огромным количеством денег россиян – грохнул дефолт. И вот когда возникла идея снять «Упасть вверх», я позвал его.

— Как сложилась прокатная судьба фильма «Упасть вверх»?

— Мне кажется, что продюсеры совершили массу ошибок по продвижению картины в прокате. Во всяком случае, у видеоманов фильм пользуется большим успехом — кассету достать тяжело. В последний показ на НТВ был хороший рейтинг.

— Родили ребенка и не поддержали? С новым фильмом все будет иначе?

— Надеюсь. Во всяком случае, мои продюсеры нынешним этапом довольны. Правда, снятая и смонтированная картина – это только полработы. Очень много дает саунд-дизайн, музыка, текстовое озвучание.

— Екатерина Стриженова впервые играет в Вашем фильме?

— Да, в первой картине она не снималась. А в этой у них с Гошей Куценко получился отличный дуэт. Это другая Катя и совершено другой Гоша. Он — нефтяник, приехал завоевывать Москву в середине 90-х. Постепенно маленькие газо-нефтяные краники превратились в большие. Мужики сменили телогрейки на костюмы от «Гучи», командирские часы — на швейцарские. А вот их жены стали уходить в тень — деньги и власть портят людей. Типичный выверт такой. Мужикам уже не хочется вспоминать о своем голодраном юношестве и безденежной молодости. Боевые подруги уходят на второй план, продолжают воспитывать детей. Мужья продолжают их содержать, но живут с танцовщицами из стриптиз-клубов.

— Кстати, о стриптиз-клубах – говорят, что в одном из таких заведений во время съемок «Упасть вверх» Вы разыграли актрису Марину Яковлеву?

— Мы снимали сцену в «Красной шапочке». Пока выстраивали там кадр, ставили свет – наши актеры томились в ожидании. Завели Яковлеву в отдельный вип-кабинет — якобы поучить текст. А потом подговорили стриптизера зайти туда в одном полотенце и сказать, что Стриженов и Гинзбург просили, пока пауза, ее развлечь. Он зашел, предложил Марине массаж и эротический танец. Но когда сбросил с себя полотенце, Яковлева, будучи очень приличной женщиной и матерью двоих детей, истошно закричала под смех всей группы, которая пряталась за дверью. Кстати, благодаря этому фильму Марина потом даже получила приз на каком-то фестивале — за роль второго плана.

imageОператор-постановщик Вячеслав Лазарев, который работает со мной и на этой картине, часто ездит в Киеве – снимает и там. И вот однажды он звонит мне и говорит: «Представляешь, мы попали под цензуру! Показали «Упасть вверх» по одному из центральных украинских каналов, но при этом сцену в «Красной шапочке» вырезали!». Это действительно одиозное место – мужской стриптиз для женщин. Но в нашем фильме появление героини со своей подружкой в этом клубе совершенно оправдано.

— А на этом фильме были какие-то розыгрыши?

— Некогда было даже голову поднять. Я как-то очень плотно снял картину — за 35 дней.

— Как ощущает себя режиссер, у которого жена-актриса страстно целуется с другим мужчиной у него под носом, вернее, перед камерой?

— В этом фильме у меня нет таких поцелуев. Был один у Кати со Стычкиным — совершенно безобидный. При частных встречах мы более нежно целуемся – я с женой Стычкина, а он — с моей. А почему Вы спрашиваете?

— Просто Егор Кончаловский недавно рассказывал, как он с ненавистью смотрел на Гошу Куценко в «Антикиллере», который все время целовал в кадре его жену – актрису Любовь Толкалину.

— В моем фильме у персонажей Кати и Гошы романтическая пора поцелуев давно прошла, они уже несколько лет в разводе. И там сейчас — открою секрет — больше мордобоя. Эдакое экстремальное выражение любви.

— Екатерина Стриженова – среднего роста. Какие приспособления или технические приемы Вы использовали, чтобы сделать ее выше 1 метра 80 см?

— В кино существует огромное количество приспособлений и ухищрений. Первый Кинг-Конг на самом деле был ростом всего полтора метра…

— Вы сами ищете сценарий и деньги?

— Сценарий этого фильма выиграл государственный тендер. Плюс деньги частных инвесторов.

— Вы теперь уверенно себя ощущаете в качестве режиссера или есть еще какие-то колебания?

— Для меня очевидно — я люблю и хочу этим заниматься. Как дальше будет складываться моя судьба – только бог знает. Если мы будем ближе к западному типу развития производства – к продюсерскому кино – продолжение будет.

— Ну, там даже Спилберг сам вынужден искать деньги…

— Точно так же Спилберг ищет режиссеров и дает им деньги. Он нашел рекламного режиссера Вадима Перельмана. И дал ему возможность снять кинодебют «Дом из песка и тумана» — этот фильм получил три номинации на «Оскара». А потом предложил Перельману какой-то немыслимый блокбастер с сумасшедшим бюджетом, от которого Вадим отказался. Это тоже надо уметь – отказать Спилбергу. Но Вадим убедил маэстро, что это не его жанр. Тем не менее, Спилберг по-прежнему убежден, что сделал очень правильный шаг. Он создал свою студию для таких людей как Перельман — молодых, энергичных и талантливых.

— Накануне церемонии «Оскара» Перельман был гостем в студии «Доброго утра» — Вам было интересно общаться с ним?

image— А что такое российская мечта?

— Я думаю, что мечта не имеет национального признака. Что такое счастье? Это не станция назначения, а способ путешествия. Это же удача, когда ты занимаешься любимым делом, а тебе за это еще и деньги платят!

— Во время съемок Вы становитесь за камеру?

— Мне оператор дает такую возможность – посмотреть в видоискатель. Хотя, в принципе, это считается «моветоном». Для оператора видоискатель — как предмет личной гигиены. Тем более что у режиссера есть монитор.

— Он сам предлагает или Вы его просите?

— Я прошу. Это трудно объяснить, но иногда хочется самому посмотреть в видоискатель. Когда не уверен, что кадр построен правильно, ты как бы берешь себе время — в надежде, что придет новая идея.

— А как отнесся к Вашим режиссерским работам Олег Стриженов?

— Отец удивлен, конечно. Говорит — зачем тебе все это надо? Я ему: «Неужели тебе самому никогда не хотелось?». А он отвечает — терпения не хватило бы. С другой стороны, отец понимает, что эта профессия дает совершенно другую власть над процессом. Можно конструировать его, придумывать. Хотя, как артист я тоже реализовываюсь на съемочной площадке — через своих актеров.

— Новую картину отец еще не видел?

— Нет. Хочу сделать хотя бы актерское озвучание и только тогда покажу.

— Вы с некоторой опаской ждете его оценки?

— У меня уже есть отработанный прием, когда я говорю ему: «Посмотри, и, может быть, не пойдешь на премьеру — чтобы потом не было стыдно за отпрыска». Это шутка, он всегда смеется над ней.

— Вы закрыли для себя актерскую стезю?

— Почему же? Скоро выйдет «Статский советник» Филиппа Янковского. Это совместный проект Первого канала и студии «Три тэ». У меня там небольшая, но яркая роль: я играю нового хозяина Москвы, брата царя – великого князя Семена. Это самый финал картины: Георгиевский зал, кругом блеск золота, у меня вся грудь в орденах — я кричу на Олега Меньшикова.
>