Стефан Митров:

imageСтефан Митров выпустил пятый альбом – „Больше, чем любовь”, 15 песен для тех, кто ждет любви. Стефан окончил консерваторию по классу эстрадного искусства доцента А. Заберского. Не раз представлял Болгарию на музыкальных фестивалях: „Голос Азии”, Казахстан /Награда спонсора и Награда национального радио – 2001 года/, „Канцонетта Мальта”, Мальта, «Юниверс талант», Прага, „Астана — 2003”. В 1995 году получил специальную награду компании „Рива саунд” на „Золотом Орфее”.
Мы попросили Стефана Митрева ответить на наши вопросы.

— Что же может быть „больше, чем любовь” – если не следующая любовь?

— Это вечная тема, все песни – о любви, взаимной или неразделенной. И я люблю исполнять именно такие, от сердца. Мне помогали команда и продюсер Е. Чакыров, студия „Веселина”, аранжировщик К. Гюлмезов, авторы песен и клипмейкеры.

— Говорят, что компьютеры создают впечатление о певце. Что ты об этом думаешь?

— Конечно, внешний вид, фактура исполнителя чрезвычайно важны. Но я продолжаю считать, что главное – голосовые данные. И мечтаю о гармоническом совпадении одного с другим.

— К какому из существующих на эстраде жанров ты отнесешь свои песни?

— Как ни странно, но ни поп-исполнители, ни поклонники „чалги” не считают меня „своим”. Видимо, моя ниша где-то посредине. Школа у меня эстрадная, академически поставленный голос. Хотя это не мешает мне петь ритмично, и в балладном звучании, и в этно-манере. У меня даже есть дискотечные хиты. Считаясь с мировой тенденцией, включаю ориентальские традиции в свою музыку.

— Зачем тебе фестивали?

— Я очень люблю соревноваться! И обожаю петь „в живую” перед большой аудиторией. В Болгарии, увы, нет ни конкурсов, ни многочисленной публики. Еще молодым исполнителем я участвовал в „Золотом Орфее”, а потом, в 2000 году – на „Славянском базаре” в Беларуси. В Витебске все проходило профессионально, так радушно, отличная организация и исключительное отношение к гостю. У меня нет мании величия, но там я себя чувствовал настоящей звездой. Работать с такими людьми – гораздо больше, чем удовольствие, это школа и опыт. Оркестр Финберга так серьезно репетировал и исполнял мою песню „Наша осень”, что я даже не удивлялся, когда слышал, как ее напевают люди то там, то сям.

— Как создаются твои песни?

— Казалось бы, что правильнее писать мелодию к тексту. Но так выходило, что лучшие мои песни были написаны наоборот: стихи к музыке.

— Соблюдаешь ли ты специальныый режим, как заботишься о голосе?

— Часто я пою в ресторанах и люблю после участия остаться, поужинать, из-за стола наблюдать за людьми, в повышении настроения которых я принимал участие. Ложусь и просыпаюсь поздно, но уже понимаю, как это неразумно. Обещаю в самое близкое время заняться фитнесом и упорядочить свой образ жизни!

— Есть ли у тебя верные друзья?

— Конечно, список друзей меняется с годами. Но у меня есть старые , верные, которые именно в трудную минуту готовы протянуть руку помощи. А пятиминутных „приятелей”, желающих посидеть за одним столом – всегда достаточно. Есть у меня постоянные поклонники, их я тоже считаю друзьями. Они собирают мои песни, плакаты, автографы. Это интеллигентные, восторженные, душевные люди, лишенные агрессивности.

— А когда же придет твое время для того, что „больше, чем любовь”?

— Что-то никак не могу влюбиться. Хочется чего-то серьезного, стабильного. Мне нагадали, что к возрасту Христа я создам семью. Очень, очень хочется семью, детей, уют, но еще не чувствую себя зрелым. Пока же главное – сохранить голос и петь столько, сколько могу.