СВЕТОСЛАВ СТАНУЛОВ: „В последний раз катастрофа с болгарским самолетом произошла в 1988 году…»

imageВ 1971 году болгарские авиалинии /первые из зарубежных компаний/ купили „Ту — 154”. Он отработал свой ресурс, и сейчас на нем тренируются стюардессы.

Светослав Станулов родился в Софии в 1952 году, в обычной семье.

— Говорят, что нередко не человек выбирает профессию, а она его. А как было с Вами?

— Я не знаю, когда мне захотелось стать летчиком, но в 1977 году окончил Киевский институт инженеров гражданской авиации. Вместе со мной в этом институте училось около 140 болгар и до сих пор почти все работают в авиации. Сразу после института начал работать в болгарской гражданской авиации. С 1987 года — директор института воздушного транспорта – института, который пережил все проблемы, и на сегодняшний день успешно развивается. Кроме того, что в институте опытные летчики каждый раз проходят курсы повышения квалификации, здесь и обучают на летчиков гражданской авиации.

— Г-н Станулов, судя по тому, что с самолетами постоянно происходят проблемы, случаются катастрофы, летчик гражданской авиации – перспективная ли профессия?

— Очень перспективная и востребованная. Сейчас во всем мире — нехватка летчиков. Связано это не с тем, что люди боятся, а с развитием гражданской авиации. В нашем институте обучение длится три года, и, конечно, обучение это серьезное. После окончания выпускники умеют управлять самолетом на высоком уровне. Кроме того, мы предлагаем трехлетние курсы для технического персонала по обслуживанию самолетов. После обучения они еще два года проходят практику, получают европейский сертификат.

— Военный летчик и летчик гражданской авиации — могут ли эти профессии быть взаимозаменяемы?

— Квалифицированный военный летчик — еще не значит, что он может пилотировать гражданский самолет. В корне различаются системы навигации и коммуникации.

— До кризиса, произошедшего в Болгарии в 1991 году, существовала одна государственная компания „Балканэйр”. Вы создали ассоциацию болгарских авиакомпаний. Сколько их в ассоциации?

— В нашей ассоциации двенадцать компаний: Болгария ЕР, Виаджо ЕР, Хемус – три компании, которые имеют право на регулярные пассажирские перевозки; три компании, которые имеют право на частные пассажирские перевозки: Болгариан ЕЪР чартер /собственник этой компании российский предприниматель Евгений Музыка/, Балкан холидейз, Би Эйр; остальные занимаются грузоперевозками.

— А на каких самолетах летают ваши пассажиры?

— Болгарская авиация интересна тем, что у нас на службе стоит 21 самолет „Ан-12” и почти все они работают за границей. Мы считаем, что эти самолеты — самые хорошие и надежные. 72 самолета являются собственностью нашей ассоциации. Кроме них: „Ан-24”, „Ан- 26”, „Аэрбас”, „Боинг – 737”, „Баер – 146”, „Магдоналд Дуглас”, „Ту — 154” и другие. Самолетов „Ту — 154” в реестре находится 16, а летают восемь.

— Часто ломаются?

— Нет. Существует несколько проблем: во-первых, экономическая – потребление керосина на 1 час полета у „Ту — 154” составляет 6 тонн, для сравнения — „Боинг — 737” – 3 тонны на час полета; во-вторых, экологические и шумовые ограничения.

— Сколько стоит самолет и за сколько времени он окупается?

— В зависимости от того новый самолет или старый. Конечно, это дорогая вещь. К примеру, „Ан-12” снят с производства, к сожалению, в 1985 году, и сейчас новый такой самолет не купишь. Год – два назад его можно было купить за 400-500 тыс. долларов. Новый, например, „Аэрбас” стоит около 40-45 млн. долларов, „Боинг- 737” чуть-чуть подешевле. „Ту- 154” сейчас новых тоже нет – можно купить за 1-2 млн. долларов. „Ту-204” при наличии сертификата с двигателем от Роллс — Ройса стоит порядка – 24 млн. долларов. А чтобы самолет окупился быстрее, необходимо, чтобы он летал и чем больше, тем лучше. К примеру, по европейским стандартам, воздушный аппарат должен набирать 300 часов полета в месяц, то есть, если разделить на 30 дней – по 10 часов в сутки он должен висеть в воздухе.

— Немало!

— Конечно, но еще и необходимо учитывать износ самолетов. Все зависит от маркетинговых исследований и искусства авиакомпании. Хочу отметить, что „Аэрофлот” хорошо приспособился к новым рыночным условиям.

— Насколько обширна география ваших полетов?

— В основном – европейские государства, страны СНГ, Ближний Восток, Турция, Персидский залив, Северная Африка. На средние и короткие дистанции. Регулярно болгарскими авиалиниями перевозится около 1,5 млн. человек в год, нашими компаниями – 400 тыс. В общем, за прошлый год было перевезено – 2,7 млн. человек, на долю болгарских компаний пришлось 1,2 млн. человек. И количество пассажироперевозок возрастает с каждым годом.

— Это, скорее всего, зависит от туристического бизнеса.

— Конечно. Но стоит отметить, что русских туристов возят только российские авиакомпании. К сожалению для нас, они монополизировали этот рынок.

— В Европе и в России существует понятие „канал доступа информации”, а в Болгарии есть ли такой „канал”?

— Пока еще нет. Мы часто собираемся, обсуждаем некоторые вопросы, решаем проблемы. Мы работаем с туроператорами, а у них есть своя ассоциация.

— А если не устраивают условия полета, к кому можно обратиться?

— К перевозчику.

— В связи с угрозой терактов, как вы защищаете своих пассажиров, самолеты?

— Наша ассоциация такими вопросами не занимается. Но Министерство гражданской авиации, служба охраны аэропорта, служба охраны авиакомпаний, пограничная полиция принимают все необходимые соответствующие меры. В этом отношении пассажиры могут быть совершенно спокойны.

— Я не слышала, чтобы с болгарскими пассажирскими самолетами происходили аварии.

— В последний раз катастрофа с болгарским самолетом произошла в 1988 году. И не дай Бог, чтобы это когда-то случилось. Наши самолеты надежные, пилоты, техники и стюардессы – профессионалы своего дела.

— Спасибо, будем летать спокойно.