сказка

imageОни познакомились при необычных для них обстоятельствах… Сначала Александр Юрьевич показался ей грубым, но после первого произнесенного им слова это впечатление пропало совсем. Ей показалось, что она его знает всю жизнь, она ощутила безграничное чувство доверия. Жанна пришла к нему на работу по необходимости, подготовить работу на английском языке на компьютере, по совету своего отца, имевшего знакомство с Нечаевым. Александр Юрьевич знал ее отца, но и только, не подозревая, что у него такая взрослая дочь. К тому времени Жанна после института работала и заочно училась в аспирантуре. При первой встрече они общались не так долго, как бы этого хотелось из-за отсутствия на рабочем компе программы-переводчика.

Но эта встреча была не последней… Нечаев на следующий же день инсталлировал на свой комп все доступные переводчики. И они после работы засиживались допоздна над ее научной работой, незаметно привязываясь друг другу. В Александре Юрьевиче ее привлекал возраст, опыт, положение в обществе и, конечно же, ум. Все это она ценила в мужчинах. Она чувствовала, что тоже нравится, и старалась, понравиться Александру еще больше. Он упорно делал вид или в самом деле ничего не замечал. Но все их последующие встречи и совместная работа тет-а-тет, казалось бы, неуклонно приближали их близость. Каждый вечер Александр Юрьевич ее провожал, они немного задерживались у калитки ее дома. Нечаев говорил, что она так молода и красива, и будь он моложе лет на двадцать, то приударил бы за ней. Ей это льстило, но и тревожило. То ли в шутку, то ли всерьез он называл ее «маленькой девочкой». Отчасти это задевало ее самолюбие, но было приятно чувствовать себя такой рядом с ним. Ей очень хотелось его покорить и завоевать доверие и уважение к себе. Жанна старалась это сделать всеми известными ей способами. Но вот в конце месяца она уехала в свой институт, а Новый год собиралась провести в семье брата.

Александр Юрьевич, уже достаточно привыкший к ней, затосковал. Наступал Новый год. Хоть друзья и звали в какую-то хорошую компанию, он предпочел остаться один, чтобы не портить кому-то праздник своим мрачным настроением. Накануне Александр накупил разнообразных крепких напитков, шампанского, фруктов и сладостей, наготовил закуски столько, что хватило бы на несколько человек, все делалось машинально, по привычке: большому празднику — большой размах.

В 10 часов вечера он сел за стол, немного выпил, немного поел и стал смотреть концерт по телевизору. Праздничный стол и веселая телепрограмма ненамного улучшила настроение, и звонок, а затем стук в дверь без десяти минут двенадцать он воспринял с недовольством: кому это дома не сидится в такое время, Новый Год надо встречать, а не шататься.
Открыв дверь он остолбенел.

— Здравствуйте, с наступающим Новым годом!.. Вы так и будете держать меня на пороге?

— Здравствуй, Жанночка. Проходи, пожалуйста. Замерзла, наверное? — запоздало засуетился Саша. В прихожей он помог снять шубу и сапожки, они прошли в комнату и сели за стол. Минутная стрелка на часах неумолимо приближалась к двенадцати.

— Я не должна была приезжать, — как бы оправдываясь, быстро заговорила Жанна, — всем сказала, что не приеду, никто меня не ждал, родители уехали, друзья мои неизвестно где Новый год встречают. Мне совсем некуда пойти. Ничего, что я к тебе пришла?

— Ты правильно, ты очень правильно сделала, что пришла, — только и смог ответить Александр Юрьевич.

Стрелка, наконец, доползла до 12, по телевизору затрезвонили куранты.

Александр бабахнул пробкой и разлил шампанское в фужеры. Он заметно повеселел, от его плохого настроения не осталось и следа. Они выпили на брудершафт из довольно вместительных фужеров, налитых до краев. После было еще несколько красивых тостов, после которых тоже надо было пить до дна. Жанна уже перестала смущаться, вела себя свободно и раскованно. Наконец, она с присущей выпившему человеку откровенностью призналась, что ей было куда пойти, но она пошла туда, куда хотела, то есть, к нему, к Сашке.

— Понимаешь, Саша, я же вижу как ты ко мне относишься, женщины это чувствуют, и я знаю, что ты меня любишь, а вот ты не знаешь, не чувствуешь, мужчинам это не дано.

— Ты хочешь сказать, что ты… — у Александра перехватило дыхание, его разум отказывался принимать происходящее, настолько оно было нереальным в его понимании.

— Да, да, да, Саша. Я тоже люблю, я полюбила тебя с первого взгляда, мне кажется, я всегда тебя любила. Говорят, с кем встретишь Новый год, с тем его и проведешь. И я здесь, с тобой. Я хочу быть с тобой, и не только этот год, а всю жизнь, я хочу быть твоей всегда и… — она запнулась, но, мотнув головой, решительно продолжила, — и сейчас.

Сашка подошел к ней, она встала, он пристально посмотрел в ее широко раскрытые карие глаза, затем они слились в долгом поцелуе. Он ощущал запах ее духов, и этот запах вместе с возможностью любоваться ее прекрасным хрупким телом будил в нем страсть… Страсть, которую он не испытывал никогда… Нет, это была не животная похоть, присущая всем нам при достижении желаемого. Это было желание, сильное и необычное, погрузиться в нее, заставить ее стонать от удовольствия и доставить ей столько наслаждения, на какое он не был способен ранее ни с одной женщиной.

Поцелуй, еще один, еще… Они торопились, словно спеша наверстать упущенное…

Жанна подталкивала, торопила его… Но Сашка не спешил… Он наслаждался ласками, которые мечтал подарить ей давно…

Жанна с благодарностью принимала ласки, отвечая тем же, и еще более заводя его.

Она почему-то знала, что им будет хорошо. Но она и предположить не могла, что это окажется так бесподобно и далеко за пределами самых дерзких ее мечтаний.

Секс без любви — просто дань физиологии. Если же два человека любят, любят по-настоящему — секс для них становится сказкой.

И засыпали они уже под утро, уверенные, что это была не просто Новогодняя сказка, и что продлится она до конца их жизни.