Жизнь, посвященная музыке

imageДарина Колева – главный эксперт ТД “Държавен архив” (Разград, Болгария) darikoleva@abv.bg

В 1884 г. болгарское министерство просвещения, согласно утвержденной новой программе, приглашает из России нескольких учителей по нотному пению. Среди них был и Алексей Шульговский, которого направили в Разград. Благодаря этому в течение многих лет Разградская окружная школа была одной из немногих в Болгарии, в обязательную школьную программу которой входило изучение нотного пения.

А.Шульговский родился в 1863 г. в г. Чернигове на Украине. В Разград приехал совсем молодым – в двадцать один год. Разградчане вспоминают его как человека невысокого роста, худого, русоволосого, нервного, требовательного и очень энергичного. По прибытии в Разград он застал школьный хор, основанный в 1879 г. /всего через год после Освобождения Болгарии от турецкого рабства в 1878 г./,сопровождавший церковые литургии в разградской церкви “Св.Николай”. Энтузиазм Шульговского вскоре передался молодежи, до недавнего времени абсолютно бесправной, и обновленный им хор и организованный оркестр достигли больших успехов.

Под управлением Шульговского хор исполнял русские романсы, песни Даргомыжского, Глинки, Варламова и некоторые болгарские песни. Шульговский преподавал в Разграде с 1884 г. по 1891 г., с исключением 1887-1888-го учебного года. Организовал вместе с шестнадцатью молодыми людьми камерный оркестр и таким образом положил начало многолетней оркестровой формации классической музыки. Оркестр исполнял польки, мазурки, вальсы и некоторые другие легкие пьесы и принимал участие во всех городских развлечениях и торжествах. Сам Шульговский хорошо играл на скрипке, но не участвовал в концертах. Хор приобрел репутацию очень слаженного, дисциплинированного и отлично звучащего ансамбля не только в Разграде, но и в близлежащих городах, в которых была представлена хоровая музыка – в Варне, Русе, Тырново и др. Шульговский умел убеждать других в успешной реализации своих идей. Полностью отданный своему призванию музыканта, он и других умел вдохновлять и окрылять. Только этим можно объяснить те длительные походы, которые организовывал Шульговский. Сегодня трудно себе представить, как хористы вместе со своим учителем проходили 70 км пешком от Разграда до Русе, ночевали на полпути и после этого выступали с концертами. Было много концертов, но именно те, 5 и 6 июля 1887 г., стали в Русе своеобразным музыкальным событием: они проходили на эстраде, в саду под открытым небом, перед русенской общественностью. Присутствовали капитаны – герои Сербско-болгарской войны Рачо Петров, Д.Филов и ротмистр А.Бендеров. Кроме запланированного концерта, по просьбе публики, хор Шульговского исполнил еще несколько концертов и заработал довольно приличную по тем временам сумму.

imageТаким же образом – пешком, в два этапа, хор проходил путь и до Тырново и выступал там с концертами.

Достаточно красноречивым является и тот факт, что Шульговский принимал участие в Сербско-болгарской войне. Через несколько лет после Освобождения от турецкого рабства молодое Болгарское государство столкнулось с новым испытанием – Сербско-болгарской войной /1885-1886 гг./. Шульговский вступил в болгарскую армию добровольцем и вернулся с войны с Крестом за храбрость. По возвращении вновь посвящает себя музыкальной деятельности. Как уже говорилось выше, Шульговский преподавал в Разграде с 1884 по 1891 г. Впоследствии он преподавал музыку в Тырново, Стара-Загоре и др. Последние годы провел в Софии.

Преподавательская деятельность Шульговского в Разграде оставила глубокий след в сердцах учеников и жителей города. Долгие годы его ученики хранили яркие воспоминания о своем учителе. Его кабинет находился на первом этаже Разградской школы /сегодя — гимназия Экзарха Иосифа I/. Это была небольшая комната с несколькими рядами парт, с черной доской с белыми нотными рядами и множеством плакатов с наиболее важными правилами пения, которые были написаны печатными буквами самим Шульговским. Будучи молодым учителем-музыкантом, он заполнял буквы тушью, и ученики удивлялись терпению, с которым он выпонял эту трудоемкую и скурпулезную работу. Другие его ученики вспоминали, что во время виртуозного исполнения пьес будто бы все здание гимназии приподнималось и после медленно опускалось. Нужно отметить, что Шульговский всегда был там, где был необходим его музыкальный талант.

В начале ХХ века в музыкальной среде велись дискуссии по так называемому “болгарскому распеву” в русском церковном песнопении. В этой дискуссии активное участие принимал и Шульговский. В то время считалось, что в Болгарии не осталось следов “болгарского распева”. На Шульговского, однако, производит сильное впечатление сходство между некоторыми старыми русскими и песнями болгаро-мухамедан из Родопского края. Он пришел к выводу, что в Болгарии только в песнях болгаро-мухамедан, в которых как бы законсервирована старая болгарская песня, нужно искать корни “болгарского распева”. Он работал самоотверженно и исключительно энергично, чтобы доказать свою теорию, считая это дело своим самым важным вкладом в возрождение Болгарии.

imageВ 1903-1906 гг. Шульговский жил в Родопах и собрал более 500 песен, в основном, у болгаро-мухамедан из Чепеларе, Смоляна, Девина и близких сел. И сегодня, целый век спустя, поражает профессиональный подход Шульговского. Его деятельность сильно отличалась от деятельности других фольклористов. Шульговский находил в селе самого лучшего исполнителя песен, а также еще десяток хороших певцов и записывал песню на фонограф. После этого записывал текст. Если один певец что-то забывал или путал, то другие его поправляли или дополняли.

Шульговский перекладывал на ноты записи с восковых дисков фонографа. Для полной уверенности он собирал певцов и на следующий день, они пели, а он играл по нотам на скрипке. Если замечал ошибку, сразу же ее устранял. Одновременно с этим он определял такт мелодии метрономом. Таким образом он записывал песни на фонограф с восковыми цилиндрами, после чего перекладывал на ноты и определял их темп. Для того времени это было абсолютно новым научным методом.

В начале 1905 г. Шульговский едет в Киев в поисках болгарских духовных напевов начала XVII века, которые хранились в библиотеке Церковно-исторического музея при Киевской духовной академии. Результаты поисков подтвердили его предположение о связи церковного пения с народной песней. В Киеве Шульговский познакомился с Николаем Витальевичем Лысенко, который заинтересовался исследованиями и дал ему ценные советы.

Шульговский обратился с просьбой в Св.Синод отправить его в командировку во Львов, чтобы продолжить исследования староболгарского пения, но не получил поддержки. Несмотря на это, он систематизировал собранные и переложенные на ноты песни в один солидный сборник с введением, в котором, вероятно, выдвигал и обосновывал свою теорию о корнях староболгарского духовного пения. В 1906 г. Шульговский предложил этот сборник для покупки и публикации Болгарскому книжному обществу /впоследствии БАН/. Переписка продолжалась годами, однако безрезультатно. Шульговский предлагал сборник и министерству народного просвещения, но получил отказ из-за того, что его чиновники не хотели брать на себя ответственность за введение /предисловие/, в котором он излагал свою теорию. Труд Шульговского получил высокую оценку, но так и остался неопубликованным до конца его жизни. Неизвестна судьба сборника и после его смерти.

imageНесмотря на это, А.Шульговский остался в истории болгарской музыки как человек, который первым записал народные песни целой области механическим способом и который был первым музыкальным исследователем, установившим влияние народной песни на староболгарские церковные напевы.

Последние годы своей жизни Шульговский провел в Софии.

Летом 1926 г. разградские хористы приехали в Софию для выступления с концертом в церкви “Св. Седмочисленици”. Они воспользовались случаем и посетили своего бывшего учителя. Грустной была эта последняя встреча А.Шульговского со своими учениками. Они застали уважаемого учителя больным, похудевшим и упавшим духом. Создавалось впечатление, что безденежье, болезни и годы объединились, чтобы сломить некогда прекрасного человека. Шульговского тронуло это посещение и пробудило воспоминания тридцатипятилетней давности. Будучи очень слабым, он все же согласился послушать концерт своих прежних учеников. Благодарные воспитанники наняли Шульговскому фаэтон до церкви. В течение всей литургии он плакал. После концерта продолжились разговоры и воспоминания о прежней жизни. В конце встречи Шульговский подарил дирижеру хора старый металлический камертон — реликвию, которой он дирижировал Разградским хором с 1884 по 1891 г. Сохранившиеся данные говорят о том, что этот камертон должен был храниться в Историческом музее Разграда, но, к сожалению, его нет среди экспонатов.

Вскоре после памятной встречи, 18 октября 1926 г., А.Шульговский покинул этот мир – музыкальный педагог, дирижер, фольклорист и исследователь, посвятивший всю свою жизнь и творческую энергию расцвету музыкальной культуры Болгарии.