Архив Русской академической группы в США (Киннелон, штат Нью Джерси) *

image Ульянкина Т. И. – д. биол. н, ведущий научный сотрудник Института истории естествознания и техники РАН(Москва, Россия),

Магеровский Е. Л. – д. полит. наук Колумбийского университета, вице-председатель Русской академической группы в США(Нью-Йорк, США)

Первый этап русской эмиграции в США относится еще к середине ХVlll века и связан с освоением Россией Аляски (1741–1867). Однако если опустить эту раннюю историю, то «первую» волну эмиграции русских в США (ей иногда дают название «крестьянской», «еврейской» и пр.), следует датировать 80-ми годами ХlХ – началом ХХ века. Тогда из западных губерний Российской империи на заработки в Америку прибыло, по данным Службы иммиграции и натурализации США, 2 102 596 человек. Часть русских, накопив денег, вернулась в Россию, но большинство вынуждено было остаться в связи с началом Первой мировой войны.

В 1913 г. В.И. Вернадский писал: “Несомненно, первые пути были проложены в Америку русскими евреями. Гонения и погромы, разорения и стеснения заставили их двинуться тысячами семей в Новый Свет… В массе евреев, прекрасно устраивающихся в Новом свете, являющихся силой, подымающих его национальное богатство, мы потеряли часть того капитала, который история дала России и которым должны были щедро воспользоваться его государственные люди… Изгоняя еврея, русские националисты, не понимая того, двинули с места и другую силу – силу русского крестьянина, веками привыкшего искать лучшей доли, чем какая им выработана в тяжелых условиях созданной им Великой России”.

Второй этап связан с «послеоктябрьской» волной эмиграции. Эту волну ошибочно иногда называют «первой», не принимая во внимание наличие русских в США до Первой мировой войны. Так, например, только благодаря помощи Красного Креста после Октябрьской революции 1917 г. и Гражданской войны, в США прибыло 30.000 русских. Другие приезжали самостоятельно, иногда по приглашению того или иного американского университета, или по гранту, или будучи командированными какой-то российской организацией. В последующие годы небольшой приток русской эмиграции в США шел из Франции, Германии и стран Восточной Европы. Этот поток особенно усилился после оккупации Европы нацистами. Среди беженцев «послеоктябрьской» волны в США оказалось много аристократов, ученых, военных, деятелей православной церкви.

В списке выдающихся русских ученых, продолживших свою профессиональную карьеру в США в довоенный период, нужно назвать имена физика-теоретика Г.А. Гамова, химиков: В.Н. Ипатьева, М. Гомберга, Г.Б. Кистяковского, И.Л. Кондакова, И.И. Остромысленского, генетика (лауреата Нобелевской премии) З.Б. Ваксмана, биологов: А.И. Петрункевича, Д.Ф. Синицына, гистолога А.А. Максимова, ихтиолога Н.А. Бородина, математиков: Я. Тамаркина, Я.В. Успенского, Я.А. Шохата, Э.Г. Когбетлянца, электронщика В.К. Зворыкина, биохимика Ф.А. Левена, астрономов: О. Струве, Н.Р. Бобровникова, С.И. Гапошкина, В.С. Жардецкого, кораблестроителя В.Н. Юркевича, гидродинамика Б.А. Бахметьева, металлурга Н.Т. Беляева, социолога П.А. Сорокина, авиаконструкторов: И.И. Сикорского, Г.А. Ботезата, Я.Д. Аккермана, М. Ваттера, К.Д. Захарченко, Б.В. Корвин — Круковского, А.М. Никольского, В.А. Клыкова, А.М. Картвели, М.И. Струкова, летчиков-авиаконструкторов: А.Н. Прокофьева — Северского, Б.В. Сергиевского и др.

По данным С.И. Метальникова, к 1935 г. в университетах и других научных учреждениях США уже работало около 200 русских ученых.

Если до начала 30-х гг. ХХ в. русская диаспора была распределена, в основном, в трех городах Америки: Нью-Йорке, Сан-Франциско и Лос-Анжелесе, то вскоре к ним добавились Чикаго, Буэнос-Айрес и Рио-де-Жанейро. В 1936 г. Б. Миклашевский писал: “История всей русской эмиграции в Америке, насчитывающей миллион сто пятьдесят тысяч, есть история упорного труда, настойчивости, успеха. Этот миллион не рассосался бесследно в ста десяти других миллионах; представляя собой крепкое национальное ядро, он не остается в стороне от общей жизни страны и её развития”.
Третий этап можно датировать 1945 – 1952 гг. Эту волну составляли лица, находившиеся на территории послевоенной Германии, Австрии, Италии, Франции, Англии и других европейских стран, а также – послевоенного Китая. Здесь были и российские военнопленные и «перемещенные лица» (displaced persons – «ди-пи») и другие категории лиц. Русские “ди-пи” были поставлены в чрезвычайно тяжелые условия Ялтинским договором (11 февраля 1945 г.), который предусматривал возвращение всех бывших советских граждан в СССР, независимо от их желания. О добровольности, как необходимом условии репатриации, не могло быть и речи. Репатриантов насильно грузили в поезда для отправки в советскую зону оккупации, а оттуда перевозили в СССР. Те кого не расстреляли сразу по прибытии, пополнили население ГУЛАГа. В СССР была возвращена подавляющая часть русских, значительно меньшей удалось задержаться в лагерях «ди-пи» под защитой международных организаций и только затем, переправиться в США.

Четвертый этап, т.н. современный период эмиграции из России в США, можно датировать 1969 г., когда изменилась политика СССР в отношении эмиграции, и советское правительство разрешило 200.000 русским евреям выехать в Израиль. Спустя годы многие из этого потока эмигрантов оказались в США. Вслед за советскими евреями начали выезжать немцы, армяне, и пр. Этот поток особенно вырос после того, как в 1974 г. Конгресс США принял закон, благоприятствовавший политическим беженцам из Советского Союза. Только в 1975 г. в результате подписания Хельсинского соглашения, эмигрантам-евреям разрешили выехать в США.

С тех пор эмиграция из России в США носит массовый характер. Исключение составлял резкий спад численности в 1980-х гг., вызванный запретительными мерами советского руководства. Большинство историков не выделяет эмиграцию 1990-х гг. как самостоятельную «волну», рассматривая её продолжением той, что началась в 1974 г.

До недавнего времени о жизни русских ученых в эмиграции можно было узнать либо из материалов личных архивов, либо из мемуарной литературы. Лишь совсем недавно появилась возможность использовать для этих целей архивы отдельных общественных организаций, объединявших в эмиграции русских по их профессиональной принадлежности или общественным интересам. Об одном из таких новых архивных хранилищ пойдет речь в нашей статье.

Осенью 2001 г. авторы статьи участвовали в разборе архива Русской академической группы в США (РАГ в США), находящегося в частном доме в г. Киннелон, штат Нью — Джерси. Это была предварительная работа по описанию его материалов. Для исследовательской работы архив официально еще не открыт и, возможно, его основные документы будут переданы на хранение в более крупные архивные хранилища русских документов в США (например, в Бахметьевский архив Колумбийского университета в Нью -Йорке).

Архив представляет собой довольно большую коллекцию документов (свыше 5000), рукописей, отчетов, писем, бюллетеней, протоколов заседаний и пр., накопившихся за период деятельности Группы в послевоенные годы: с 1947 по 2001 гг. Работа с Архивом позволила выявить и некоторые совершенно уникальные документы, по-новому освещающие жизнь русских ученых — эмигрантов как в США, так и в Европе. Забегая вперед, необходимо отметить, что «довоенный» период деятельности организации с тем же названием – «Русская академической группы в С.А.С.Ш.», о которой упоминалось в 1921 г. на Первом съезде Союза Русских академических организаций за рубежом в Праге, в «Архиве РАГ в США в Киннелоне» никак не отражен. И, скорее всего, между этими двумя группами русских ученых – эмигрантов в США («послеоктябрьской» и «послевоенной») не существовало преемственной связи.

Тем не менее, «Архив РАГ в США в Киннелоне» хронологически охватывает как «до», так и «послевоенный» периоды эмиграции, поскольку в создании РАГ в США участвовали в 1947 г. – 1953 гг. ученые исключительно «послеоктябрьской» волны эмиграции, профессора: К.Г. Белоусов, Е.В. Спекторский, А.Н. Митинский, А.Д. Билимович, Г.К. Брижицкий, В.И. Свинтицкий, М.М. Новиков. Они были хорошо знакомы друг с другом по довоенному периоду работы, главным образом, в Чехословакии, а с окончанием Второй мировой войны их сблизила Западная Германия. Здесь, находясь в лагерях «ди-пи», они приняли участие в учреждении и работе интернационального УНРРА университета в Мюнхене, заняв в нем самые высокие посты. Так, профессор А.Н. Митинский был назначен ректором университета, профессор К.Г Белоусов – деканом 3-х факультетов: строительного, архитектурного и межевого, профессор А.Д. Билимович — деканом экономического и юридического факультетов, М.М. Новиков – деканом естественно-научного факультета и заведующим кафедрой зоологии и сравнительной анатомии и т.д.

Первым из этой группы в США оказался К.Г. Белоусов, который приложил много усилий по организации переезда своих коллег в США, несмотря на невероятные политические и финансовые трудности.

Большая часть материалов Архива была собрана лично профессором Константином Гавриилович Белоусовым (1896 – 1977), стоявшим у истоков зарождения группы и в течение почти трех десятилетий выполнявшим функции ее вице — председателя, а в 1967 г. — главного редактора «Записок Русской академической группы в США». Когда-то, в 1947 г., К.Г. Белоусов с женой – Татьяной Сергеевной, открыли у себя в частном доме в Нью-Йорке (85-20 114th Street, Richmond Hill, N.Y. 11418) офис «Ассоциации американских и иностранных ученых» (Association of American and Foreign Scholars, Inc.). Как таковая “ Русская Академическая группа в С.А.С.Ш.” появилась только в конце 1953 г. на правах русской секции этой “Ассоциации ”. Здесь, в доме Белоусовых на Ричмонд Хилле, проходили заседания ее правления, разрабатывался устав, протекала издательская деятельность РАГ. После смерти Константина Гаврииловича (1977) все делопроизводство Группы и подготовки «Записок» легло на плечи его жены Татьяны Сергеевны Белоусовой (1903 –1999). Только после того, как ее здоровье пошатнулось и она переехала в Пало- Альто (шт. Калифорния), офис РАГ в США и его архив были перевезены в г. Киннелон (шт. Нью- Джерси), в дом Е.Л. Магеровского – нового вице-президента РАГ в США.

По сути, «Архив РАГ в США в Киннелоне» было бы справедливо назвать именем К.Г. Белоусова, настолько он пропитан атмосферой его исключительной личности. Ему же он обязан своим документальным богатством. Авторитет К.Г. Белоусова в Русском Зарубежье был огромен, о чем свидетельствует обширная переписка с ним видных деятелей Русского Зарубежья: Б.А. Бахметьева, Н.Д.Лобанова-Ростовского, Г.А. Новицкого, Т. Багратион — Мухранского, В. Леонтьева, П.А. Сорокина, А.Л. Толстой, С.А. Паниной, М.М. Карповича, В.В. Зеньковского, Н.М. Зернова, И.И. Сикорского, В.В. Сергиевского, Ф.Степуна и др. Письма самого Белоусова отличает редкое душевное богатство, безупречность академического стиля, глубочайшая внутренняя культура, профессиональное знание обсуждаемых вопросов. Эти письма — живой источник русской культуры для новых поколений ученых. Когда-то Н.С. Арсеньев очень точно сказал: « Не будет преувеличением сказать, что проф. Константин Гаврилович Белоусов — душа Русской Академической Группы в США. Его заслуги перед ней и вообще в области русской научной и академической работы в США неисчислимы».
Благодаря анализу материалов «Архива РАГ в США в Киннелоне», могут быть отмечены новые, ранее не исследованные аспекты деятельности русских эмигрантов в США, которые решались руководством РАГ и отдельными ее членами.

Назовем только три главные из них:
• участие в спасении русских ученых-эмигрантов, находящихся в лагерях «ди-пи» в послевоенной Европе, от репатриации и оказании им посильной помощи в переезде в США (1945 –1952 гг.);
• участие в парижском проекте «Золотая книга эмиграции» (1961–1975 гг.);

• участие в судьбе Русского Архива Колумбийского университета (ныне это — «Бахметьевский архив») (1951–1971 гг.).

Содержание документов Архива РАГ в США в Киннелоне:

image• Протоколы заседаний;

• Бюллетени РАГ на 1-2-х страницах. Многие годы они выходили на ротаторе, вплоть до появления в 1967 г. типографских «Записок Русской академической группы в США». Содержание бюллетеней носит исключительно информационный характер, столь необходимый для физического и интеллектуального выживания ученых в послевоенные годы. Например, в Бюллетене №8 за март 1954 г. можно найти заметку о том, что «Американский Комитет освобождения от большевизма, возглавляемый адмиралом Лесли Стивенсом, предложил нашей группе порекомендовать нескольких русских ученых, которым могла бы быть представлена научная стипендия на один –два года в размере 150–200 долларов в месяц. Преимущество будет дано лицам, покинувшим СССР во время или после Второй мировой войны. Однако и ученые, покинувшие пределы России после первой войны, не исключаются, особенно если они работали в области гуманитарных или экономических наук». Многие бюллетени включают информацию о лекциях, о текущей работе Группы, некрологи о смерти того или иного ученого и др.

• Анкеты членов группы (более 400) достаточно подробно и сжато описывают деятельность каждого ученого Группы как до, так и после его эмиграции из России и включают небольшой список основных публикаций и наград. По своей специфике, анкета — это уникальный (хотя и субъективный) источник информации, существенно дополняющий другие источники, необходимые для объективного написания биобиблиографического очерка. Членами РАГ в США в разные годы были такие выдающиеся ученые, как: Н.П. Автономов, Е.А. Александров, Н.С. Арсеньев, А.Д. Билимович, Г.В. Вернадский, Е.А. Волконская, А.А. Боголепов, Г.К. Гинс, Р.Б. Гуль, С.А. Зеньковский, Г.П. Иваск, В.Н. Жернаков, Н.А. Жернакова, Б.С. Ижболдин, А.Е. Климов, П.Е. Ковалевский (Франция), прот. Д. Константинов, В.П. Крейд, Ф.Я. Куломзин, Н.Д. Лобанов, С.А. Левитский, Н.О. Лосский, Е.Л. Магеровский, прот. И.Ф. Мейенорф, А.Н. Митинский, Н.А. Натова, М.М. Новиков, А.П. Оболенский, Б.Н. Одинцов, С.А. Панин, Н.П. Полторацкий, С.Г. Пушкарев, В.А. Петров, В.А. Рязановский, Н.Н. Саввин, В. Свинтицкий, В.И. Седуро, Ю.А. Семенцов, В.В. Сергиевский, И.И. Сикорский, П.А. Сорокин, Е.В. Спекторский, Г.П. Струве, С.П. Тимошенко, Л.М. Тихвинский, Н.А.Троицкий, С.В. Троицкий, Б.Г. Унбегаун, В.Н. Федоров, В.С. Федукович, Е.Т. Федукович, В.О. Филипп, Г.В. Флоровский, В.П. Чеботарева -Билл, И.В. Чиннов, М. Шефтель, П.С. Шидловский, А.П. Щербатов, В.И. Юркевич, Е.А. Якобсон и др. Список включает и эмигрантов «послеоктябрьской» волны.

• Рукописи трудов некоторых членов группы (например, в Архиве сохранилось много рукописных работ Г.В. Вернадского, Е.В. Спекторского, К.Г. Белоусова и др., большая часть которых была опубликована в «Записках Русской академической группы в США»);

• Переписка членов Правления РАГ. Чаще всего в письмах обсуждаются редакционные вопросы, связанные с публикацией статьи того или иного автора в «Записках» или финансово-организационные вопросы. Наибольший интерес, конечно, представляет богатейшая переписка Правления РАГ в США, входившей вместе с Толстовским Фондом и Обществом русских инженеров в США в состав Русского эмигрантского издательского фонда в Нью -Йорке (Russian Emigrant’s Publishing Fund), с членами Парижского комитета по изданию «Золотой книги русской эмиграции»: Д.П. Рябушинским, Н.С. Трубецким, С.М. Лифарем, Л.М. Немировым, Е.А. Вечориным и др. Эти документы имеют огромное историко-культурное значение.

• Большое место в архиве занимает также переписка Правления с руководством Гуманитарного фонда Б.А. Бахметьева (The Humanities Fund, Inc.), Правлением Толстовского (Tolstoy Foundation, Inc.) и Кулаевского (I.V. Koulaieff Education Fund) фондов по поводу финансирования издательской деятельности РАГ в США; переписка с руководством Колумбийского университета по поводу судьбы Русского Архива Колумбийского университета. Сейчас вся выше названная корреспонденция рассортирована по отдельным папкам: «Золотая книга эмиграции», « Финансирование группы», «Колумбийский университет», «Толстовский Фонд» и др.;

• Переписка членов Правления с основными организациями Русского Зарубежья (Толстовским Фондом, Обществом охранения русских культурных ценностей, Обществом врачей Нью-Йорка им. Н.И. Пирогова, Обществом русско — американских инженеров в США, Конгрессом Русских американцев, Музеем русской культуры в Сан-Франциско, Русским эмигрантским издательским Фондом, Св. Владимирской Православной духовной семинарией в Нью-Йорке, Попечительством о нуждах Русской Православной Церкви за границей, Обществом друзей русской культуры, Литфондом, Русским студенческим фондом, Ассоциацией бывших русских кадетов, Обществом помощи русским детям за рубежом и др.) и многочисленными американскими организациями.

• Переписка, связанная с организацией симпозиумов, тематических выпусков «Записок» (Петр Великий, Н.В. Гоголь, Симпозиум о Л.Н. Толстом, 175-летие и 200-летие со дня рождения Пушкина, А.П. Чехов, М.Булгаков, А. Ахматова, М.Ю. Лермонтов, Симпозиум об А.К. Толстом, Симпозиум о русских акмеистах, 200-летие США, Тысячелетие Крещения Руси, Архипелаг Гулаг, Симпозиум об А.И. Солженицыне и др.), организацией юбилейных торжеств, вечеров памяти, в которых принимала участие РАГ в США

• Финансовые отчеты.

Даже выше приведенный краткий перечень материалов Архива показывает, какой яркой и насыщенной событиями была жизнь Русской академической группы в США на протяжении последних 55 лет — ничто существенное не ушло из ее поля зрения. На сегодняшний день РАГ в США остается единственной группой Америки и Европы, объединяющей академические силы русской эмиграции и успешно продолжающей лучшие традиции русской академической науки .