Просто хороший человек

imageРусскоязычную печать наполняют материалы о золушках, ставших принцессами, и нищих, ставших принцами. Лично я больше верю, что успешными взрослыми становятся те, у кого было счастливое детство – с мамой, папой, бабушкой, дедушкой, сытым обедом, веселыми каникулами, с Дедом Морозом, куличом и мандаринами. Такие дети аккумулируют в себе запас доброты и счастья, чтобы потом делиться с другими.
Такой – Руслан Мынов.

Мы расположились в нерусском кафе Русского культурно-информационного центра. Надо отдать должное Руслану – он ни словом, ни вздохом не показал, как устал, но я знала, как насыщен каждый его день.

— Все-все женщины, узнав, что у нас сегодня встреча, просили передать Вам самый нежный привет!

— Передавайте /смеется/!

— Передаю. Как это случилось, Руслан, что Вы еще не гостили на страницах “Русской газеты”?

— Это уж Вы мне ответьте, как так случилось /смеется/.

Руслан смеется так заразительно, как может только серьезный и хороший человек. Общаться с ним легко и приятно, он делает все, чтобы я почувствовала себя его ровесницей, коллегой, другом. Вижу, что истоки хорошего воспитания – в семье. О которой мой собеседник рассказывает с видимым удовольствием.

Руслан Иванович Мынов родился 15 ноября 1976 года в Бессарабии, в г.Измаил. Отец работал в милиции, мальчик рос, окруженный женской любовью: мама Наталья, тети – Майя, Зоя, Алла, бабушка, но главное – старшая сестра Ирина. Пять лет разницы автоматически сделали ее ответственной за Русланово кормление, здоровье и воспитание. Как все малыши, Русик плохо ел – Ирина зажимала ему рукой уголки рта, а мама вкладывала туда ложку с едой. Лицедейские данные рано проявились у мальчика – он изображал смирение, выходил из комнаты и выплевывал задержанное за щекой питание.

Был чудный двор – гараж, мастерская, веранда, сарай, котельная. Жили люди не спеша, с уважением к традициям и окружающим. Мать никогда не пилила, не ворчала, старалась весело справляться с семьей, с работой. И сегодня взрослый уже сын признается, что она – добрая, скромная, заботливая – была для него солнцем, источником тепла и любви.

— Дома всегда говорили по-болгарски, так что “хоро”, “чубрица”, “пита” для меня родные с детства. Но из всей родни в Болгарии бывал только дядя Тодор – капитан. А я знал, что когда-нибудь обязательно, обязательно в Болгарию поеду и буду там жить.

А детство мое было невероятно полным, разноцветным. По дому я помогал – не из-под палки, а в радость, и черешни сажал, и на пасеке крутился, и козу пас. В садике и в школе постоянно проходили конкурсы, смотры, фестивали, было честью и счастьем участвовать везде. Это создавало авторитет среди ровесников, учителей, это укрепляло характер – ты учишься не только побеждать, но и проигрывать. Еще с тех пор на некоторые моменты жизни я смотрю более философски, я уже не рухну от каких-то пустяков, что так типично здесь, в Болгарии.

Все школьные годы были кружки, секции, репетиции. Я постоянно в чем-то участвовал, побеждал, учил роли, писал скетчи, смешил людей.

Эта страница у нас, выросших в Советском Союзе, общая. Мы были с детства напичканы убеждением, что живем в самой прекрасной стране, в самые счастливые времена. И действительно, с теленовостей триумфировали наши спортсмены, артисты, ученые, балерины, умники и умницы с изумляющими мир успехами. Мы и здесь, в Болгарии, так держимся по привычке, резко отличаясь от наших новых земляков, которых кидает из крайности в крайность: то “вторые в мире по интеллекту”, то “българска работа”, убеждение в продажности, бездарности, никудышности собственной нации.

Театральная студия в детстве – это первый вклад в банк духовности, этики и нравственности любого человека. Это хороший вкус в будущем, умение разбираться в людях. Особенно если рядом был настоящий учитель.

— Сергей Петрович Новожилов – особая личность в моей судьбе. Он, кроме всего прочего, научил меня не торопиться оценивать других людей, зато себя – по самой строгой шкале. Ко мне, несмышленышу, он относился всерьез, я это высоко ценю и многие уроки педагога помню по сей день.

Аплодисменты и слава не вскружили детскую голову, но ясно очертили пунктир будущей карьеры Руслана Мынова. Весельчак, душа любой компании ездил в Артек, участвовал в республиканских театральных фестивалях. И начал мечтать о большой сцене.

Но до этого поступил после 8 класса в ПТУ и стал сварщиком – причем, отличным. Получил шоферские права по трем категориям, диплом слесаря. Не белоручка – все в доме может сделать сам.
А потом из газет узнал, что можно поехать учиться в Болгарию. Отец продал самую дорогую вещь в семье — автомобиль “Москвич”, мама простилась с частью мебели… Руслан – хороший сын, он не просто оценил жест родителей, но и постарался восстановить их финансовые затраты.

imageИ стал молодой Мынов поступать в ВИТИЗ – театральный институт в Софии. В душе был уверен, что все будет хорошо. Он и во время нашего разговора несколько раз сказал “все хорошо”, “ведь все хорошо?” Мы все сидели за столиком в кафе, а болгарские официантки с лицами официанток закончили работу, любезно выключили свет и ушли. По-английски, не прощаясь. Я поперхнулась. А Руслан опять стал уверять, что это даже хорошо — интервью в такой таинственной, “интимной” атмосфере. Мы продолжали беседу в темноте. Да и речь как раз зашла о самом тайном, сердечном.

— Руслан, а ностальгия – это из области поэзии или медицины?

— Сначала, конечно, медицина – хоть смейся, хоть плачь. Бессонница, депрессия не только высушивают, но и укрепляют душу человека, иными глазами смотришь на себя, на окружающих, переоцениваешь прежние ценности… И постепенно превращается в поэзию: в памяти эпизоды, мелодии, лица…

— Когда звучит слово “родина”, о чем Вы думаете?

— Я думаю про двор перед домом, о мотоцикле отца, об абрикосовом дереве под окном. Все такие личные вещи. Может быть, они рисуют меня, как несерьезного человека…

— Нет, нет, что Вы! Все, что Вы говорите и чувствуете, присуще как раз хорошему, просто хорошему человеку. Расскажите же о потерях, трагедиях, разочарованиях.

Конечно, все это было. Иначе как стать драматическим артистом, как внедриться в шоу-бизнес, стать не просто узнаваемым и популярным, а прочно обосноваться в десятке самых любимых народных исполнителей Болгарии.

Руслан с благоговением рассказывает о студенческих годах, об общежитии, о проф.Стайковой, которая – это часто бывает – стала студентам второй матерью. Хождение по мукам преследует иностранного студента и в более улыбчивых странах, а в Болгарии из-за несоответствия пунктов, параграфов и нормальной логики опускались руки. Но Руслан не из тех, кто мог бы спасовать и отказаться от цели – побегал по кабинетам, помучился, научился стискивать зубы, а самое главное – скрывать от всех свои неприятности. “Кому ж это нужно?”

А в студенческом городке, куда парня и не прописывали первый год /и стипендии до 2 курса не было/, — все вечно голодны. В близкой рощице собирали улиток, готовили с кислыми джанками, которые сиротливо осыпались на землю. Руслан и готовит с душой – лишь бы его гости, друзья остались довольны.

А проблемы были – и с языком, и с адаптацией. Актер постоянно и безуспешно борется со своим весом. Еще – с доверчивостью.

Я призналась Руслану, что не терплю “чалгу”, но когда по ТВ-каналам давали его клипы,останавливалась, чтобы досмотреть до конца. В трехминутных исполнениях не сильно содержательных текстов была драматургия, чувствовались поиск и талант. А ведь его песни расползлись на цитаты, известные всем : ”Що така бе, Миме”, “дърт козел”, “аз не съм”, “мила моя, мили мой”, “горе на черешата”. Ему принадлежат и серьезные награды в номинациях “Дебют года”, “Открытие года”, “Любимый певец эфира”.

Верно, что каждый выбирает сам. Я знаю, что немало эстрадных певцов с высоким образованием ставит „чалгу” в свой репертуар, потому что она хорошо оплачивается. Не всем же знать и любить Христо Фотева и Юрия Левитанского – чтобы их читать, петь, нужна не только образованность, но и богатый жизненный, нравственный опыт. И готовность к лишениям. Кому Окуджава, кому – Азис. У кого-то душа рвется, нужно поделиться с другими радостью и болью, а кому-то надо купить дом, автомобиль, бензин и новые ботинки. Ведь даже великий А.С.Пушкин писал:

„Не продается вдохновенье, но можно рукопись продать”.

Руслан Мынов умело сочетает прозу жизни с творческим полетом.

— В этих песенках – мои жизненные наблюдения. От маленьких бытовых ситуаций – к обобщениям. Нет, лично я не бывал брошен, оскорблен, унижен. Но ведь и Высоцкий сам не воевал, однако написал лучшие наши песни о войне. Я, конечно, не сравниваю, только хочу сказать, что в каждую свою работу вкладываю все, что я знаю о жизни. Ведь я работаю уже как профессиональный драматический актер – начал в Сатирическом театре с “Самоубийцы” Н.Эрдмана, сейчас играю в Варне в мюзикле “Болгары старого времени”.

Руслан выглядит юношески – перманентная улыбка, заразительный смех. Но держится по-мужски. Не рассказал о болезни сердца – предынфарктное состояние чуть не лишило нас хорошего актера и человека. Не упомянул о шести автокатастрофах, три были особенно тяжелые. Он продолжает много и прекрасно работать. Каждое его участие в ежевечернем телешоу заставляет не улыбнуться – хохотать даже самых скептичных зрителей. А довольно критическая аналитическая телепрограмма начинает искриться юмором, когда за столик ведущего садится Руслан Мынов. К похвалам и комплиментам он тоже относится джентльменски, они для Руслана – только повод продолжить однажды выбранное дело. Но я успела вставить фразу, что все мы – русские, болгары, советские – гордимся им, талантливым, дружелюбным, трудолюбивым, который не просто справляется с этой нелегкой жизнью, но и помогает всем, кто рядом.
Кредо у Мынова – проще простого, но мудрое, лично пережитое и осознанное:

— У меня есть дом здесь, в Болгарии – это создает спокойствие. Есть люди рядом со мной, которые сопричастны тому, что я делаю, это тоже обеспечивает меня спокойствием, дорожу этим доверием.

Я испытал любовь – и моих родных, близких, и абсолютно незнакомых людей – полные залы, аплодисменты, горящие глаза зрительниц.

Делаю любимое дело, не боюсь новых начинаний – вот стал продюсером. Рисковал немного, но знаете, кто не рискует, тот не пьет шампанское.

Я – человек верующий. Не фанатично напоказ, до умопомрачения, но основные законы, направления я соблюдаю. Знаю “Отче наш”. Всегда следует помнить, что есть нечто над нами, и все возвернется. Если не в этой жизни, то в следующей.

Любовь – вот сила, которая держит на плаву. Любовь к коллегам, родителям, друзьям, соседям. Негативизм и ненависть разрушают человека, рассыпается его душа, оттуда и тело. Я уверен в этом.

Благодарю Р.Мынова за предоставленные фотоматериалы.