Документы о жизни русских эмигрантов в Болгарии 1918-1944 годов (ч. 1)

imageУбегая от ужасов Гражданской войны, с 1919 по 1923 года в Болгарию прибывают свыше 35 000 русских эмигрантов – гражданские беженцы и разоруженные солдаты, и офицеры армии ген П. Н. Врангеля. Их прием в послевоенную, побежденную и бедную Болгарию, которая сама является объектом огромной беженской волныi, является результатом действия нескольких факторов – нажим государств-победителей со стороны Соглашения, рекомендация Общества народов (ОН), к которому страна присоединяется в конце 1919 года и стремление левых земледельческих правительств (коалиционного и самостоятельного) во главе с Александром Стамболийским к сближению с Советской Россией.

Дипломатические переговоры о приеме русских велись по нескольким направлениям – с Союзной контрольной комиссией в Софии (состоящейся из представителей государдств-победителей в войне и контролирующей целиком политику Болгарии), с южнорусскими правительствами генералов А. И. Деникина и П. Н. Врангеля, с Обществом народов и с Советской Россией. В болгарских архивах хранится огромная документация, по которой можно проследить развитие переговоров. Она сосредоточена в фондах Совета министров, Министерства иностранных дел и вероисповеданий, Министерства войны, в некоторых фондах болгарских политических и общественных деятелей того времени. Мы обращаем внимание исследователей к одному почти не использованному и содержащему ценную информацию личному фонду – фонду генерала Ивана Сарафова, официального imageпредставителя Болгарии в штабе ген. А. И. Деникина. Он не только дополняет известную уже историческую документацию о контактах между Болгарией и южнорусскими правительствами в связи с доставкой болгарского оружия для белых армий, но и раскрывает ряд новых и важных моментов при этом. Другим ценным источником информаций является документация русской дипломатической миссии Александра Петряева (дипломатического представителя южнорусских правительств) в Софии. Корреспонденция А.Петряева с болгарскими правительствами и представителями Соглашения, как и его доклады к председателю Совета русских послов в Париже С. Д. Сазонову, дают ценные сведения об условиях приема и обустройства русских беженцев: снабжение их питанием, одеждой и квартирами, выделением средств из государственного бюджета на их содержание и т. д.

imageРазмещение русских эмигрантов в стране произошло без специальных соглашений, главным образом по решениям Совета министров. Более специальной была ситуация в связи с приемом частей армии Врангеля после осени 1921 года. Согласно положениям Нейского договора Болгария разоружена и не имеет права содержать на своей территории вооруженные силы. Вот почему солдаты и офицеры формально были разоружены и приняты в качестве “беженцев” на оснований специального соглашения (договора), подписанного между болгарским и южнорусскими правительствами 12 июня 1921 года. Текст этого соглашения, и особенно его секретного дополнения с 18 августа 1921 года, подписанного начальником штаба болгарской армии полковником Н. Т. Топалджиковым и военным представителем штаба ген. П. Н. Врангеля в Болгарии – ген. Вязьмитиновым, сохраняется не в Центральном военном архиве (как можно было ожидать), а в личном фонде политического деятеля Михаила Маджарова (в то время являющийся министром иностранных дел кабинета Александра Стамболийского) в Архиве Болгарской академии наук.