Румынское ускорение в сторону ЕС. Бухарест дает нам урок

За один год Моника Маковей сделала столько, сколько болгарские министры не смогли за пять.

Некоторые меры, предложенные неправительственными организациями:

— предусмотренную в последних изменениях Конституции процедуру освобождения высших магистратов из Народного собрания сохранить единственно по отношению к главному прокурору

— предвидеть ясные механизмы отчетности прокуратуры
— парламентарную квоту в судебный совет пусть определяет квалифицированное большинство
— обеспечить свободный и полный доступ до имущественных деклараций магистратов, ддепутатов, лиц власти

— Как Вы убедили депутатов опубликовать полную информацию о доходах?

— Мы их даже не спрашивали.

— Как Вы мобилизовали правительство за такой короткий срок предпринять так много антикоррупционных действий?

— Поставили перед собой 2-3 простых, ясных цели и исполнили их.

— А как вдруг заработала Ваша антикоррупционная прокуратура?

— Назначили необремененных людей со стажем не более 6 лет.

Так, короткими фразами министр правосудия Румынии Моника Маковей отвечала на вопросы, как это Бухарест вышел вперед в подготовке к членству в Европейский Союз. На днях Маковей была с кратким визитом в Софии по приглашению министра по европейским вопросам М.Куневой. Главной целью было показать, что проведение реформ не требует Бог знает каких усилий, было бы желание. Маковей постоянно повторяла, что ее правительство не придумало ничего революционного.

В следующие 2 месяца именно это должна сделать Болгария. Срок, еще более краткий, чем у Румынии. Там реформы начались еще в начале 2005 года, а прогресс Европейская комиссия отметила уже через 6 месяцев. Болгарское правительство уже сформулировало мандат о согласовании с комиссией мер по борьбе с коррупцией. Они были объявлены на следующей неделе после после высказывания ЕК. Почти ясно, что будет повторен румынский вариант.

Три основных шага, которые отметила Маковей, это прозрачность доходов и имущества политиков, магистратов и высших государственных служащих; независимая, но подотчетная судебная система; активные действия по борьбе с коррупцией.
В Румынии основная часть обвинений против политиков и государственных служащих построена на базе деклараций о доходах и имуществе. Они – исключительно подробны, включают в себя даже банковые счета членов семьи. Для этого не пришлось менять закон, а только формуляры – и все те, кто отказался их заполнить, автоматически попадали в поле зрения Дирекции по борьбе с коррупцией /ДБК/. В области судебной реформы это означало отмену вмешательства исполнительной власти, но в то же время большее участие со стороны магистратов – обязательные конкурсы при поступлении и повышении, случайное распределение дел в суде, усиленная деятельность инспектората, который в Румынии подчинен Высшему судебному совету. И третье, по мнению Маковей, это создание ДБК, которая не боится действовать /средний возраст прокуроров 30-35 лет/ и начала расследовать политиков без никакого стеснения.

Грустно, что все эти меры были предложены, но отброшены и в Болгарии. Несмотря на то, что от публикации доходов политиков не было особенного эффекта, они категорически настояли на том, чтобы это не было публиковано в Интернет. Они объяснили это страхом за личные данные или отсутствием софтуэра. В Румынии тоже были такие голоса, но министр обещала:”К тому, кто боится за свое имущество, приставим охрану”. И непонятно, почему президент Г.Пырванов и премьер С.Станишев опубликовали свои декларации только сейчас, а не 5 месяцев назад – создалось впечатление, что они сделали это под натиском Европейской комиссии.

Введение системы случайного распределения дел в суде в Болгарии началось еще в 2002 году, а в Румынии состоялось за 3 месяца. Одной из причин того есть желание администрации использовать какой-нибудь европейский проект, что финансово выгодно чиновникам.

Из-за нерешительности в осуществлении таких важных шагов сейчас Болгария выглядит, как жалкий отстающий в процессе присоединения к Европейскому Союзу.

Слова Маковей вряд ли напугают политиков в Болгарии, но сдвинуть положение с места сможет Европейская комиссия. Главное, чтобы серьезные меры не превратились в театр. Болгарские политики уверены, что Брюссель не желает откладывания и просто удовлетворяет критику евроэкспертов, а не требует выполнить работу по существу. Может быть, именно поэтому неправительственные организации потребовали от правительства „наконец, взяться за достижение конкретных результатов в правосудии, а не просто обещать осуществить формальные шаги”.