За одну чашечку кофе. Роберту Шекли посвящается (продолжение)

— Вот так. Как до дела доходит… Это тебе не Катрин под платье заглядывать. А что он еще может?
— Вызывать души умерших. Что скажешь, может, Наполеона?
— Нет. Давай попробуем вызвать дух ее создателя. Может, он подскажет.
Сказано – сделано. И скоро с друзьями беседовал сам Фердинанд Айзенштайн – тот сумасшедший старик, которого десять лет никто не хотел слушать. И лишь один Раймонд Дюрер хотя бы попытался аргументированно поговорить о его работе, а Грэг Питт угостил его чашечкой кофе.
“Ребята, это все мелочи. Кое-чего не успел и я. В частности, вы не сможете получить ответ на некоторые важные вопросы, потому что правильный ответ может вызвать неустойчивое состояние мира. Покая был жив, я не мог контролировать этот процесс изнутри. Понимаете, душа, она одна. Или я тут, или я там. Теперь я там. И ничто не помешает мне стать настоящим джином. Только подключите машинку к Глобальной сети,” – прочитали друзья на экране.
Раймонд отозвал Грэга из комнаты. Хотя это было бесполезно: они уже видели, как виртуозно машина прослеживала их подругу, но, тем не менее, инстинкты и привычки сильнее нас.
— Что-то не то! – без обиняков сказал Раймонд другу — Темнит старик.
— Точно. Сам вижу. Но с другой стороны, что мы можем? – Грэг развел руками.
— Не подключать.
— А смысл? Вдруг обидится и не станет больше ничего говорить. А человек он вроде с понятиями.
— ОК. Но сначала поспрашиваем.
Друзья вернулись в лабораторию.
— Зачем тебе сеть? – начал распрос более решительный в критический момент Раймонд.
“Мне нужен доступ к информационным ресурсам.”
— Так у тебя же и так вся информация о Вселенной, — Раймонд пристально смотрел на монитор, как будто хотел его загипнотизировать.
“Вся-то она вся. Но пока она на одной машине, она уязвима.”
— Разумно. А почему сам не вышел через пользовательский канал?
“Там недостаточно ресурсов, а особенно мест, куда можно спрятать тело программы. Кроме того, чтобы двигать рычаги, нужна свобода воли. И внутри, и вне. Повторяю, пока я был жив, я был вне и не был внутри. А теперь наоборот.”
— А что мы с этого будем иметь? – вступил в разговор Грэг.
“Ответы на большую часть засекреченных вопросов. В частности, выигрышные номера лотерей. И личного оракула, всегда готового сообщить любую информацию из настоящего, прошлого и будущего.”

***
— Смотри, что тут напечаталось буквально за секунду до аварии! – воскликнул Грэг, руки которого, наконец, дошли и до принтера.
“Друзья, собственный джин и даже оракул для вас, оболтусов, это слишком много. Извиняйте меня, но я ухожу. Машину мою можете сдать в утиль: ее микросхемы памяти восстановлению не подлежат. Не поминайте лихом. Оставляю вам несколько выигрышных номеров лото “Фортуна”. А еще спасибо за ту чашечку кофе. Может быть, еще объявлюсь по сети, но не обещаю.”
— Забавно, — попивая кофе, резюмировал Раймонд. – У нас была абсолютно вся информация. Мы добавили информационных ресурсов, и…
— В конце концов, мы и так в выигрыше, – отозвался Грэг. – Хотя бы теперь можно быть уверенными, что наша Глобальная сеть будет жить, пока жива Вселенная. Так что покупаем на выигрышные деньги ее акции и — на заслуженный отдых в Майами или на Гавайи!
— И это за одну чашечку кофе!
(2005)