Неожиданное развитие отношений между РАО “ЕЭС” и ТЭС “Варна”

Как сообщалось недавно в болгарской печати, Российское акционерное общество “Единая энергетическая система” /РАО “ЕЭС/ выиграло публичный торг по продаже одного из крупнейших объектов болгарской энергетики — ТЭС “Варна”.

Предложив самые выгодные условия по покупке 100 % акций предприятия, российская фирма подписала с Агентством по приватизации /АП/ договор о состоявшей купле-продаже, приняв на себя обязательство не только выплатить сумму в 390 млн. евро, но также реализовать масштабную программу по модернизации ТЭС “Варна”и социальной защите персонала.
На днях, однако, стало известно, что финализацию сделки все еще нельзя считать состоявшейся. По словам директора Агентства по приватизации Тодора Николова, причин для этого как минимум две. Во-первых, покупатель поставил свою подпись под договором о сделке, предъявив два требования, одно из которых было направлено в адрес болгарского экологического ведомства. Именно оно обязано предоставить полный перечень требований и указаний по эксплуатации сооружений ТЭС “Варна”, отвечающих современным экологическим нормативам и критериям. Министерство окружающей среды, однако, не спешит с решением этой задачи. А, во-вторых, представители РАО „ЕЭС” попросили разрешения у Государственной комиссии по энергетическому и водному регулированию повысить существующую на данный момент норму прибыли с 2 % на 12 %. Экономических доводов в пользу подобного изменения — предостаточно, однако эксперты упомянутой комиссии пока с ними не согласны . Специалисты уверены, что благополучный исход из создавшейся ситуации, вероятно, будет найден. Ведь даже шеф болгарского Агентства по приватизации господин Николов заявил, что цена за ТЭС “Варна” предложенная российской фирмой, очень высокая, и переговоры не следовало бы прекращать.
Кстати, высокие цены на важные объекты болгарской индустрии, телекоммуникационной сети, воздушного транспорта очень редко предлагались за годы продолжающейся приватизации государственных активов. А вот сделок, в которых все происходило “наоборот” — к сожалению, огромное множество.