Владимир Путин: реален ли третий срок?

imageСегодня 2008-й год все чаще мелькает на страницах мировых СМИ и все чаще становится темой дискуссий на форумах и различных «круглых столах» политических аналитиков и в приватных разговорах растревоженных граждан. Конечно, уголь в топку этого далеко не праздного любопытства щедро подбрасывает Россия. И российско-китайские военные учения, и дерзкий по инженерному решению и по политической подоплеке газовый трубопровод по дну Балтики, и вышедшая из комы и начинающая все продуктивнее проявлять себя экономика страны, и множество других фактов и поводов делают все более звучным и авторитетным слово «Россия». А 2008-й год, когда заканчивается президентский срок Владимира Путина, может стать суперважной вехой не только для России, но и для мировой политической погоды.

Как ни странно, но история России – это постоянные сюрпризы. Неутомимый пророк и одинокий «обустроитель России» Александр Солженицын совсем недавно изрек, что «России незачем делить мир, она настолько огромна, что сама представляет собой целый мир – великий и многообразный. Ее народ, как и ее земля, полон самородками, необузданными талантами, способными унизить либо возвысить все то, что определяется словом «русское».

Многие читатели этих строк, уверен, смотрели на прошлой неделе трансляцию прессконференции президентов Путина и Буша по итогам их встречи в Вашингтоне. Отвечая на вопрос одного из журналистов, Путин сказал: «Мы с Джорджем…». За этим обращением к Бушу на «ты» и по имени стоит очень многое. Конечно, это не доказательство, что Россия и США – верные друзья и истинные партнеры. Понятно, что Вашингтон видит в России конкурента и страну, способную помешать его великодержавным планам. Надо полагать, борьба за влияние этих двух стран в различных регионах планеты, соперничество в области сверхтехнологий и вооружений, в освоении космоса будет продолжаться независимо от того, на «ты» или на «вы» обращаются друг к другу Путин и Буш. И все же услышанное «мы с Джорджем» является в значительной мере знаковым. Между этими двумя лидерами, во многом определяющими мировую политическуюситуацию, существует, конечно, не дружба в большом смысле этого слова, а равнопартнерское взаимовосприятие, которое может основываться только на взаимоуважении и понимании, что с этим партнером можно и полезно находиться за линией формальных отношений. Много это или мало для политики? Уверен, много. И такое сближение невозможно без определенных личностных качеств – умения внушить доверие, доказать, что откровенность более полезна и безопасна. И Владимир Путин за время пребывания у власти /срок сравнительно незначительный для политика/, начавший свою карьеру с нуля, многократно доказывает, что обладает этим важным даром – вызывать доверие.

Этот его дар чувствуют и граждане России. Многочисленные опросы, проводимые в стране, свидетельствуют, что президенту доверяет сегодня большинство россиян. И это несмотря на допущенные ошибки, на то, что начало второго периода его президентсва привнесло в радужную оболочку успехов немалую долю скептицизма. И причиной тому явилось то, что общественные ожидания начали расходиться с «повесткой дня» власти: ошибки в осуществлении монетизации льгот, продолжающаяся стагнация сельскохозяйственного производства и проблемы сельской жизни, медленные сдвиги в решении проблем северокавказских регионов. Но эти «минусы» позволили президенту еще полнее раскрыть свои «плюсы».

Многие аналитики почему-то называют последние экономические инициативы президента «новым курсом». С таким определением можно не согласиться и вот почему. Во-первых, цели этих новых мероприятий власти все те же – улучшение социального положения населения. Это, видимо, точнее можно было бы назвать «новым рывком», сделать который становится возможным, благодаря получению страной сверхдоходов. В последних инициативах просматривается понимание Путиным того, что для общества более понятны и нужны не макроэкономические показатели, а конкретные результаты от роста ВВП. И факты свидетельствуют, что в этом направлении начато активное движение.

Нельзя не заметить и инициируемые Путиным действия на построение новых коммуникаций для связывания его со средними городскими слоями страны и новыми социально адаптированными группами. Эти классы и слои, активно множащиеся именно благодаря политике Путина, пока еще не имеют достаточной связи с властью, но начинают приобретать, благодаря своей массовости, все более определяющее значение в оценках политики и, разумеется, в поддержке главы государства, олицетворяющего эту политику. Российский политолог Глеб Павловский отмечает, что, наладив такую связь, «президент будет выступать уже не как хозяин процесса, а как его модератор, что превратит Путина из очень популярного президента в крупнейшего из политических лидеров страны». А швейцарская «Ное Цойхер Цайтунг» уже сегодня называет Путина самой сильной фигурой в российском политическом истеблишменте после Сталина.

В связи со всем этим будет закономерным задаться вопросом: как может измениться начавшая положительно выстраиваться российская макро- и микро- политика, если в 2008 году, согласно действующей конституции, Владимир Путин вынужден будет уйти с президентского поста?

Как можно расценить то, что при многократном призыве, в том числе самим Путиным, необходимости соблюсти конституцию, все еще не названы и даже не обозначены возможные преемники? Что это — просто недоработки тех, кто в президентской команде соблюдает динамику перспективных сценариев, или своеобразный сигнал о том, что заявления об уходе Путина являются лишь успокоительной микстурой для внутренней оппозиции и зарубежных ревнителей демократии? Можно полагать, именно это стало поводом того, что в ряде зарубежных и российских масс-медиа последним инициативам президента навешиваются ярлыки популизма, они расцениваются, как свидетельство начала подготовки мнения общественности о необходимости продления срока его президентских полномочий. И если исходить из сегодняшней политической ситуации в стране и того факта, что локомотив позитивных социальных перемен лишь начинает набирать скорость, то возможность реального существования плана продления президентских полномочий Путина несет в себе скорее больше положительного, нежели негативного.

И вот какие поводы могут рассматриваться как причинные для необходимости третьего президентского срока Владимира Путина. Сегодня в стране существует равновесие интересов различных групп, впряженных в политическую и экономическую колесницы. Путин, благодаря своему авторитету и способности учитывать психологию интересов этих групп, является своеобразным маятником стабильности. Ни одна из фигур, просматриваемая сегодня как возможная для его замены, не способна консолидировать эти группы, в том числе и путинскую команду, и обеспечить сохранение равновесия в их рядах. Нельзя сбросить со счетов и реальность опасности возникновения политических потрясений, непременно сопутствующих процессу смены власти.

Не может быть подвергнуто сомнению, что и присутствие России в большой восьмерке тоже реализуется авторитетом личных качеств Путина, и никакой преемник не сможет получить нынешний международный путинский рейтинг. Любые барьеры, выстраиваемые Западом, непременно еще шире раскроют для России ворота Востока. А такой вариант для Запада является гораздо большим жупелом. Кроме того, экономические связи России со многими западными странами сегодня достигли уже такого уровня, когда изменение аспекта отношений выглядит абсолютно нереальным (особенно, если учесть энергетическую программу).

Для решения задачи продления президентского срока Путина есть и еще один совершенно легитимный вариант – это форсирование создания единого Российско-Белорусского государства. Если это произойдет в пределах срока президентских полномочий Путина, то его кандидатура вполне законно может быть в числе претендентов на пост президента этого объединенного государства.

Наверное, в настоящее время имеются разные варианты решения “политической проблемы-2008”. И хотя официальные разговоры ведутся пока, главным образом, о варианте преемничества, со счетов не может быть сброшен и сценарий “третьего срока”. И, несмотря на некоторые его издержки с точки зрения трактовки западных эталонов демократии, с ним связаны конкретные интересы влиятельных групп во власти и истеблишменте. С ним связано самое главное для сегодняшней России – социальное благополучие граждан. А это, думается, самый весомый аргумент.