Путин — Эрдоган: кто из них и о чем просил другого?

imageХотя встреча российского президента Владимира Путина с главой правительства Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом стала уже достоянием истории, на наш взгляд, для понимания и анализа возможного развития событий на Кавказе их московские переговоры имеют очень важное значение. Вот почему считаем нужным вернуться к этой теме сейчас, в августе, когда остался позади Казанский неформальный саммит глав государств СНГ, в ходе которого г-н Путин встречался с президентами всех закавказских республик. Но перед тем, как попытаемся разобраться в вопросе, вынесенном в заголовок, зададим «наивный» вопрос читателям: как вы думаете, почему именно в дни неофициального визита премьер-министра Турции в Россию московский суд оправдал скандально известного мафиози Япончика (Вячеслава Иванькова), обвинявшегося в убийстве двух граждан Турции?! Вопрос ведь только на первый взгляд легкий и немудрый.

Судя по свидетельствам СМИ России, Турции и западных стран, российский президент и глава турецкого правительства во время своих бесед в Бочаровом Ручье сверхмного внимания уделили ситуации в громадном по своим размерам регионе. Охвата удостоились практически все темы, связанные с текущим положением и перспективами развития на территории от российско-китайской границы вплоть до Эгейского и Средиземного морей. Но были ли хотя бы парафированы какие-либо решения проблем, обсужденных Владимиром Путиным и Тайипом Реджепом Эрдоганом, нам неизвестно.

Во всем мире начали с удивлением отмечать, что Турция начала стремительно превращаться в одну из «горячих точек» планеты. Кто и почему начал сеять террористическую деятельность в Турции, разговор отдельный. Никто не отрицает, что «первую скрипку» в этом деле продолжают играть курды. Именно современные наследники Курдской рабочей партии (КРП), которая сегодня, по сути, уже не существует как таковая, в своем недавнем заявлении угрожали распространить теракты с юго-востока страны (то есть вблизи трубопровода к Джейхану) на все курорты и центральные города Турции.

Читатели могут задать вопрос: какое отношение это имеет к Армении, Грузии, Азербайджану, России и их интересам? Прямое. Дело в том, что по данным турецких и иранских источников, карательная операция турок развернута и продолжается именно вблизи границ Турции с Арменией и Грузией, то есть, в регионе, «примыкающем» к зоне прокладки нефтепровода Баку-Джейхан. И не поэтому ли, если верить некоторым источникам, Эрдоган в Сочи высказался за согласование интересов Турции и России в транзите каспийской нефти и за реализацию совместных проектов в рамках евроазиатского транзита энергоресурсов?.. Сам же В.Путин в ходе итоговой пресс-конференции лишь отметил, что стороны обсудили вопросы укрепления стабильности на Кавказе и в странах Черноморского бассейна. «Мы готовы вместе с другими государствами региона укреплять атмосферу доверия и добрососедства», — заявил российский лидер.

imageФормулировки обтекаемые, дипломатичные, из коих мало что можно понять и представить. Чуть откровеннее был премьер-министр Турции, который сообщил, что на переговорах были затронуты ситуация в Ираке, вокруг Ирана, а также проблемы борьбы с терроризмом. «Мы еще раз подчеркнули нашу общую волю к борьбе с международным терроризмом, который осуществляет свои акции против невинных жителей, беззащитных женщин и детей, — сказал Эрдоган. — Я с удовлетворением смог убедиться в том, что наши взгляды в отношении необходимости наращивания усилий в интересах обеспечения региональной безопасности и стабильности совпадают». Как видим, Закавказье даже не упоминается, хотя и до приезда Эрдогана в Сочи, и после окончания его визита, имелись сведения о том, что два лидера не просто обсуждали закавказскую проблематику, но коснулись даже вопроса об урегулировании Арцахской (карабахской) проблемы. И есть все основания предполагать, что не менее углубленно Путин и Эрдоган затрагивали вопросы, связанные с абхазо-грузинским и осетино-грузинским конфликтами.

И только 21 июля, на своей пресс-конференции в Анкаре Эрдоган дал понять, что в ходе его неофициальной встречи с российским президентом он и В.Путин всё же затрагивали проблемы Закавказья. Подходы Турции и России по карабахской проблеме и кипрскому конфликту совпадают, подчеркнул турецкий премьер, добавив, что схожесть этих подходов имеет важное значение, и результаты переговоров с президентом России позволят поднять турецко-российские связи до уровня многовекторного сотрудничества. Нам же должно быть понятно, что в Сочи В.Путин инициировал создание и развитие ситуцаии в ходе «обмена мнениями» именно в таком направлении, чтобы Эрдоган ни на одном милиметре не имел бы никаких преимуществ и «люфтов» — так и произошло увязывание проблем Закавказья с проблемами, например, греко-турецких отношений и, не исключено, Балканского полуострова…

И все же очень большое место заняла проблема терроризма – если мы априори «отбросим» экономический аспект встречи Путин-Эрдоган. Турецкие СМИ за 4-5 дней до поездки своего премьера в Россию наперебой писали, что в Сочи Эрдоган обязательно поставит вопрос перед своим собеседником о том, чтобы Москва вслед за США и ЕС признала бы КРП террористической организацией и запретила бы деятельность курдских организаций на российской территории. Нельзя исключать, что российский президент, внимательно выслушав аргументы турецкой стороны, даже мог пообещать своим гостям что-либо подобное. Но даже если Путин и пообещал принять соответствующее решение, вряд ли он был абсолютно «протурецки» настроен. Видимо, именно в целях того, чтобы дать понять Анкаре, как на самом деле трудно будет российским властям принимать решение о фактическом пересмотре своей «курдской политики», еще 18 июля, то есть когда Эрдоган находился в России, российские СМИ оперативно распространили информацию о том, что подавляющее большинство россиян считает, что Россия не должна соглашаться на требования Турции ужесточить свою политику в отношении курдов. Экспресс-опрос, проведенный в рамках программы «Рикошет» по интерактивным телефонам, показал, что 88% опрошенных придерживаются данного мнения, в то время как только 12% считают, что Россия должна согласиться на требования Турции ужесточить свою политику в отношении курдов. Как сообщила радиостанция «Эхо Москвы», всего в ходе опроса за 5 минут поступило 1473 телефонных звонка.

В то же время есть смысл полагать, что в ответ и Путин чего-то потребовал от Эрдогана – в порядке обмена любезностями в рамках проблемы борьбы с терроризмом. Ведь накануне встречи с турецким премьером российский президент предпринял молниеносные поездки в Дагестан и Карачаево-Черкессию, где объявил о решении создать и дислоцировать на постоянной основе в этих автономиях две специализированные горные бригады, которые должны будут наглухо прикрыть границы России с Грузией. Вот и «взаимосплетение» всех проблем, волнующих Турцию, в том числе и в Закавказье, с угрозами и задачами, которые вынуждена сегодня решать Россия. Не секрет, что, во-первых, террористы и наемники проникают на Северный Кавказ из-за рубежа, в том числе по грузино-турецкому «коридору» Во-вторых, в самой Турции действует до 10 организаций, прямо или косвенно поддерживающих и осуществляющих террористические акции на Северном Кавказе. Об этом неоднократно заявляли министр обороны РФ Сергей Иванов и руководитель ФСБ Николай Патрушев. Акции эти участились после ввода в эксплуатацию азербайджанского участка нефтепровода Баку-Джейхан, который конкурирует с российскими северокавказскими нефтепроводами до Новороссийска и Туапсе. Но, похоже, в Анкаре не ожидали, что курдские организации способны вновь заявить о себе в Турции, причем по всей её территории. Выходит, зря…

В данном случае важно и то, что что командование войск США в Турции пока отказывается помогать турецким «коммандос» в подавлении курдских партизан, хотя, по данным некоторых ближневосточных СМИ, такие просьбы к американцам поступали. В Вашингтоне не заинтересованы в том, чтобы участвовать во «внутритурецких разборках», и не в последнюю очередь из-за сложной ситуации в Ираке и ухудшения американо-иранских отношений. Что касается транзита каспийской нефти через Турцию, США не намерены портить и без того сложные отношения с «нефтяными» монархиями Аравии, заменяя в североамериканской нефтепереработке их нефть на каспийскую. По недавним прогнозам Министерства энергетики США, доля каспийского сырья в нефтепотреблении упомянутой отрасли до 2015г. не превысит 10%. А нефтепровод Баку-Джейхан в ближайшие 10 лет будет загружен максимум на 40%. США дали понять Анкаре, что американско-турецкий «блицкриг» против турецких курдов невозможен. Более того, они фактически «направили» Эрдогана… к курдскому президенту Ирака Джалалу Ат-Талабани договариваться о том, как туркам проводить операции в Иракском Курдистане! Очевидно, что и этот фактор сыграл свою роль в том, что Эрдоган поспешил принять приглашение Путина и поспешил в Сочи.

Из стратегических тем, затронутых президентом России и премьером Турции, пожалуй, достойна упоминанияи «дискуссия» о военных заказах Анкары для российского ВПК. Например, они вспоминали историю с тендером на поставку вертолетов турецким вооруженным силам. Российский Ка-50 (для пущей убедительности названный «Эрдоган») тендер проиграл, причем, как считали многие, по политическим соображениям — победителем стал вертолет американской фирмы Bell. Но результаты тендера были в 2004г. аннулированы: американцы отказались передавать Турции технологии самостоятельного производства (по одной из версий — как раз для срыва тендера), российские же оборонщики были к этому готовы. В итоге Турция никаких машин так и не получила. «Я с удовольствием услышал, что премьер Турции считает возможным повторное участие наших производителей в тендере на продажу Турции вертолетной техники», — заявил 18 июля сего года Путин.

Но настораживает иное: даже в кулуарах встречи представители дипломатических кругов РФ откровенно напоминали, что в решениях, принимаемых Анкарой, не всё от нее зависит. Следовательно, трудно будет ожидать, что стороны будут неуклонно выполнять те договоренности и обязательства, к которым они могли прийти в Сочи. Более того, июльский теракт в Надтеречном районе Чечни и резкая, болезненная реакция российских властей на него, свидетельствуют о том, что из Москвы вновь могут последовать обвинения в адрес Анкары о несоблюдении «перемирия». Ведь ещё до этого теракта некоторые источники в Москве высказывались в том духе, что ближайшие события на Северном Кавказе и в Турции покажут, удалось ли Путину и Эрдогану договориться по-настоящему.

Значит, не удалось? Посмотрим… Ситуация довольно странная. Настолько, что уже и Сирия (!) начинает высказываться с удивлением о турецкой политике в регионе.
Турции действительно придётся доказать, что её спецслужбы и агенты-«одиночки» абсолютно не причастны к ряду последних обострений на Кавказе. В противном случае у России не будет иной альтернативы, кроме как создать в нашем регионе мощный и целенаправленный «кулак» противодействия, мишенью которого обоснованно (объективно и безоговорочно) станет именно турецкая территория. Только в случае активного противодействия и целой серии взаимосвязанных профилактических мер, связанных со стратегией недопущения и предотвращения использования Турции в качестве плацдарма для проведения операций, угрожающих безопасности России и закавказских государств, нам, кавказцам, удастся избежать вовлечения в те или иные авантюры США и их союзников в Анкаре, которые могли «окопаться» практически в любом турецком государственном ведомстве.