“И выбрал я нелегкий путь…”

image«Так пусть же даст нам Бог,
за все грехи браня,
До самой смерти быть солидными
не слишком,
Чтоб взрослым было нам завидовать нельзя,
Чтоб можно было нам завидовать мальчишкам».

(Александр Городницкий)

Есть люди, судьбе которых позавидует самый смелый сочинитель увлекательных романов, обычно эти люди неординарные, кого жизнь создавала, наверное, по “спецзаказу” сверху. Таким человеком является Юрий Лурье – сын известных родителей, бывший тренер по боксу, политзаключенный, прошедший через несколько попыток самоубийства в лагерях, и, в итоге, эмигрировавший из страны. Его судьба, наверное, в той или иной мере характерна для людей талантливых и независимых.

Говорят, случайных встреч не бывает. Значит, не случайно встретились на просторах Интернета наша “Русская газета” и русский эмигрант, живущий сейчас в Латинской Америке. Встреча с интересным, много повидавшим и перечувствовавшим человеком, наряду с новой информацией, всегда заставляет задуматься о жизни, о судьбах людей и о своей судьбе, о любви и ненависти, о ценностях, которые не меняются за время существования человечества. Надеемся, что и для читателей газеты знакомство с Юрием Лурье будет интересным.

Сын “Начальника Чукотки”

Наверное, многие помнят этот фильм, в котором блестяще сыграли Михаил Кононов и Алексей Грибов. В этом фильме были использованы реальные факты из жизни отца Юрия Лурье – Михаила Давидовича, бывшего в 30-40-е годы секретарем окружкома партии на Чукотке.

Когда была война с японцами на Халхин-Голе, отец был политруком танковой роты. Прямое попадание в танк. Он – единственный живой, но контуженный. В связи с контузией его списали из PККА. Но Родина не забыла – наградила орденом и направила на Чукотку создавать комсомол.

Незадолго до войны небольшой самолет полярной авиации, на котором летел Михаил Лурье, врезался в гору рядом с полярной станцией. Начальник станции вбежал в радиорубку и велел радисту передать в Анадырь о катастрофе, добавив, что все погибли. Радист отстучал радиограмму и бросился помогать растаскивать трупы. Все они были твердые (мгновенно окоченевшие – Чукотка ведь!). Когда дошла очередь до Лурье, радист почувствовал, что он «мягкий». Затащил в радиорубку и влил пивную кружку неразбавленного спирта. Отец заснул, не приходя в сознание, и только поэтому остался жив…
Мама, Зоя Семеновна Зинченко, была учительницей, затем директором школы-интерната. Она — потомок запорожских казаков Зинченко. Семейное предание говорит, что есаул Зинченко, сподвижник Гетмана Наливайко, после подавления восстания был казнен в Кракове вместе с атаманом.

А сам Юрий Лурье после школы и службы в армии окончил Центральный институт физкультуры и спорта, выполнил норматив мастера спорта по боксу.

Талантливый тренер

Юрий Лурье фанатично предан этому самому мужественному, по его мнению, виду спорта – боксу. Тридцать лет назад он купил несколько пар боксерских перчаток и буквально из ничего создал юношескую секцию в небольшом городке. Время, свободное от работы, он отдавал тренировкам нескольких десятков мальчишек.

Прошло довольно много лет, прежде чем он начал получать деньги за тренерскую работу. Интенсивные тренировки в секции чередовались с туристическими походами, а случалось, и работой на совхозных полях. Последнее давало возможность купить необходимый спортивный инвентарь и съездить на соревнования. Оказалось, что среди его ребят есть яркие таланты, и потом это всегда повторялось: в каждом наборе или новом городе именно у него оказывались наиболее одаренные ученики.

imageСо временем стало ясно, что это не случайность, просто сам тренер необыкновенно талантлив и умеет буквально в каждом мальчишке найти что-то, что поможет тому стать боксером. Не раз другие тренеры смеялись над его попытками сделать боксера из совсем уж несуразного мальчишки, а из мальчишки этого со временем вырастал мастер спорта международного класса (Михаил Бочкарев, Владимир Демченко, Николай Непочатов). Результативность его работы со временем стала невероятной, бывали моменты, когда юношеская сборная Краснодарского края состояла из его учеников.

Неудобный человек

Талантливый, независимый, а значит, неудобный человек – ну, разве могло быть так, чтобы у него все закончилось хорошо в те годы? Нелепое и гнусное обвинение, скорый и неправедный суд, заключение и запоздалое оправдание — об этом написано в его книге “Прокурорский надзор”. А что привело молодого и талантливого тренера в ряды правозащитного движения, рассказывает он сам.

— В Афганистане погиб один из моих лучших воспитанников, я очень тяжело переживал эту трагедию. Будучи на соревнованиях в Ленинграде, познакомился с одним из участников группы правозащитников “За права человека” — Валентином Погорелым — и по его просьбе написал пару статей “антиафганской тематики”. Это было нетрудно, поскольку до поступления в институт физкультуры, я три года проучился на историческом факультете Краснодарского университета и увлекался историей среднеазиатских стран, мне была очевидна нереальность осуществления каких-то социальных преобразований в Афганистане, тем более, военным путем. В итоге меня поместили в психиатрическую больницу, куда в то время помещали всех инакомыслящих, но мне удалось оттуда выбраться через полтора месяца. Тем не менее, вскоре я был арестован и осужден, провел в заключении три года. В результате перестройки меня освободили и даже выплатили компенсацию — девять тысяч рублей, сумма немалая по тем временам. Справедливость вроде бы восторжествовала, но какой ценой! Умер от инфаркта отец, перенесла инсульт и вскоре умерла мать. Жена не дождалась и развелась, а сам я четыре раза побывал в реанимации.

В компании акул

После выхода из заключения Юрий Лурье становится активным деятелем правозащитного движения, организовывает в Геленджике группу защиты прав человека, добивается пересмотра правозащитных дел и реабилитации осужденных. Пишет книгу “Прокурорский надзор” — ее тема нам знакома по произведениям Солженицына, Шаламова, Гинзбург. Но своей деятельностью наживает множество врагов. Ему угрожают и после нескольких угроз он понимает, что оставаться в России больше нельзя.

В 1990 году Юрий с сыном Стасом, которому было в то время четырнадцать лет, оформили визу-приглашение в Малайзию, и началась эпопея скитаний по миру, которая длится уже шестнадцать лет. Таиланд, Китай, Израиль, Испания, Бразилия. Почти два года они добираются из Бразилии до Мексики, об этом он пишет книгу “От Рио до Мексики… автостопом”, изданную недавно в Москве.

В Мексике один немец дарит им безмоторную яхту “Парус”, на которой они проведут три года, курсируя вдоль берегов Южной Америки. Яхта стала им настоящим домом, пока не попала в знаменитый ураган “Феломена Дель Нико”. Отец с сыном провели в компании акул почти три часа, пока их не спасли эквадорские рыбаки. Пропали все вещи и документы, а главное – рукопись книги о житье на яхте “Только “Парус”.

image“В России меня никто не ждет”

После кораблекрушения испытанным способом – «автостопом» — через Эквадор, Перу, Боливию, Парагвай и Аргентину, отец с сыном добрались до Чили, где и находятся в настоящее время.
Сыну Стасу уже двадцать восемь лет. В девятнадцать, в Альпараисо он сдал на испанском языке экзамен и работает капитаном рыболовецкого судна на юге Чили. Прекрасно владеет русским, английским, испанским, чуть похуже – португальским и ивритом.

Сам Юрий живет сейчас в Уругвае – последней из стран Латинской Америки, где они с сыном еще не были. Как он сам написал мне в письме: “Живу я, сам не знаю чем, а главное, зачем. Работы для меня здесь, к сожалению, нет, жилья тоже. Бокс здесь примитивен. Работал с командой Колумбии, консультировал боксеров Бразилии. Написал учебник по боксу, который издал в Мексике. Русские здесь есть, но общаться особо не хочется. Как говорил Аркадий Райкин, “контингент не тот”. Нахожусь в постоянном поиске работы. Я бы не сказал, что мне здесь очень уж сладко, но в России меня никто не ждет.
И еще. У меня есть мечта – купить небольшую недорогую яхту и отправиться в плавание вдоль берегов Латинской Америки, заходя во все понравившиеся места. И присмотрел я уже такую яхту, и просят за нее недорого, но нет у меня пока денег. А жаль”.

( При подготовке статьи использовались материалы, присланные Юрием Лурье)