Неоконченная сага о болгарской приватизации

Неоконченная сага о болгарской приватизации

• Неожиданный “пируэт” вокруг продажи ТЭц “Варна”

• Позабытые скандалы в связи с покупкой “Болгария Эр” и холдинга “Булгартабак”.

• Что еще можно приобрести иностранному инвестору?

• Намечающаяся распродажа больниц в стране — трудная тема для Парламента

“Российское акционерное общество /РАО/ “ЕЭС” стало собственником ТЭС “Варна” — одного из крупнейших объектов болгарской национальной энергетической системы”, сообщали в конце минувшего 2005 года почти все центральные болгарские газеты.

А на самом деле, предложив по приватизационному договору крупную сумму в размере около 400 млн. евро, РАО “ЕЭС” стало победителем в конкурсе между иностранными инвесторами, с болгарским Агентством по приватизации был подписан проект-договор о продаже ТЭЦ “Варна”, в котором оставалось уточнить некоторые “детали”. Спустя несколько месяцев, совершенно неожиданно сделка была расторгнута, покупатель и продавец не сумели договориться по вопросам, связанными с экологическими параметрами. Предлагаемые условия оказались недостаточно приемлемыми для российской компании. Недавно собственником электростанции стала чешская компания „СЕZ”, уплатив за покупку значительно меньшую сумму.

Развитие и финал данной приватизационной сделки примечательны. К сожалению, это один из многих примеров, доказывающих сложный и зачастую конфликтный характер длительного приватизационного процесса в Болгарии.
Выбрав почему-то 13-тую /!/ годовщину его начала, Агентство по приватизации предоставило интересные данные.

За период с 1993 г. до наших дней в стране осуществлено около 9 150 сделок, из которых чуть более 2900 — это продажа “целых” государственных предприятий и фирм, 23000 договоров было подписано на покупку миноритарных пакетов продаваемых объектов. От всех приватизационных сделок в государственную казну поступило 5,1 млрд. лв., а общий размер договоренных инвестиций превысил 4 млрд. лв. И еще один результат — это принятые покупателями предприятий обязательства по выплате их финансовой задолженности, размер которой превышал 1 млрд. лв. Тут не все получилось, из этих долгов покупатели пока возместили где-то около 96 млн. лв.
О финансовых плюсах и минусах распродажи болгарской государственной собственности можно привести массу любопытных подробностей. И все-таки главная из “болезненных” тем связана с каверзным вопросом: а какова фактически была реальная стоимость производственных и прочих материальных фондов, от продажи которых государство получило упомянутые выше, чуть более 5 млрд. лв.? По некоторым источникам, речь идет о десятках миллиардах, однако точного анализа ситуации еще никто не делал. Да и что можно изменить…

Так или иначе, ряд крупных болгарских промышленных предприятий — как Металлургический комбинат “Кремиковцы”, Девненский химический комбинат, многие машиностроительные заводы, строительные комбинаты и торговые фирмы, а также Болгарская телекоммуникационная компания /БТК/ и почти все банковские структуры стали собственностью частных предпринимателей. Кстати, только около 170 из сделок были заключены с иностранными инвесторами и хотя это были крупные, так сказать структуроопределяющие расставания с государственной собственностью, опасения, что зарубежный капитал собирается “купить” Болгарию, оказались напрасными. Приток инвестиций из-за границы приветствуется, “Добро пожаловать!” говорит болгарский бизнес любому иностранному инвестору, готовому внести вклад в оживление болгарской экономики.

Конечно, могут быть и рассуждения с другим оттенком.

Одной из крупных сделок с иностранными покупателями стала, например, продажа т.н. электрораспределительных предприятий в энергетической системе страны. Чешская компания „СЕZ” стала собственником трех из них и, любопытно — только за 9 месяцев минувшего 2005 года в свои финансовые отчеты она вписала приход в размере 281 млн. евро от продажи электроэнергии болгарским потребителям, а чистая прибыль составила 9,3 млн. евро. Бизнес есть бизнес, такова стратегия покупателя в любой приватизационной сделке. Только вот беда — это не всегда совпадает с интересами продавца, т.е. государства, а в затянувшейся болгарской приватизации это подтверждается многими конфликтными ситуациями, даже откровенными провалами.

Крупным экономическим и откровенно политическим скандалом /пострадал даже министр, которого любезно попросили уйти в отставку/ закончилась приватизация фирмы “Булгартабак”, производителя сигарет. В
разыгравшейся “потасовке” конкурентов-покупателей многие увидели симптомы коррупционных установок, по мнению многих, приватизационный процесс в стране стал генератором откровенного взяточничества и взяткодательства на всех уровнях государственной и муниципальной администрации. Неужели другой скандал, связанный с продажей авиакомпании “Балкан”, не стал подтверждением справедливости этой констатации, спрашивают не только эксперты от экономики, но и рядовые граждане Болгарии, по существу — продавцы своей авиакомпании, предприятий и т.д.

Кстати, Агентство по приватизации продолжает искать нового покупателя “Болгарии Эйр”, а также и для других крупных государственных фирм и заводов. По его данным, “на прилавке” находятся 57 объектов, среди которых “Болгарское речное пароходство” /БРП/, “Болгарский морской флот” /БМФ/, предприятия в области теплоснабжения, несколько ТЭС и БЭС, военные заводы и др.

Иными словами, приватизационная сага в болгарском варианте продолжается. На фоне давно законченного расставания с публичной собственностью /точнее, с ее определенной частью/ в бывших соцстранах Центральной и Юго-Восточной Европы, это выглядит довольно странно. Но тут главной причиной оказались не только замедленные темпы, а качество процесса, или точнее его, в известной степени, неуправляемость. Недавно один из членов т.н. Надзорного совета Агентства по постприватизационному контролю /АСК/ Руси Статков опубликовал в болгарской прессе весьма тревожные цифры. Оказывается, немалая часть новых хозяев предприятий, фирм и т.д. не выполняют обязательства по своим инвестиционным программам, нерегулярно погашают свою задолженность по приватизационным договорам, забыли о развитии и модернизации производства, о создании новых рабочих мест и т.д. Не удивительно, что АСК вынуждено искать справедливость у Фемиды /к началу 2006 года судебных разбирательств с нерадивыми приватизаторами было более 900/.

По всей видимости, одной из причин приватизационных неувязок продолжает быть нестабильная и несовершенная нормативно-правовая база. Недавно болгарский парламент принял новые и очень существенные изменения в Законе о приватизации и постприватизационном контроле /ЗППК/.

И все-таки, непростые взаимоотношения, сложившиеся у такой, казалось бы, подходящей “пары” в процессе болгарской приватизации — государства и бизнеса с его инвестициями, не всегда приводят к конфликтным ситуациям, финансовым спорам и негативному влиянию на социально-экономическое развитие страны.

Взять, к примеру, развитие приватизационной “истории” с другим российским участником /о РАО “ЕЭС” было рассказано в начале/, ОАО “ЛУКОЙЛ”. Одна из крупнейших в мире нефтяных компаний стала собственником предприятия “Нефтехим-Бургас”, построенного на Черноморском побережье в начале 60-тых годов прошлого века. Да, новые хозяева тоже стремятся к высоким финансовым результатам, прибыль и тут измеряется миллионами, однако только за 2004 и 2005 гг. руководство Нефтехимического комбината объявило о своем намерении инвестировать в модернизацию производства более 93 млн. долларов. И перевыполнив свою программу, наметило новую, еще более внушительную, ставя перед собой задачу — вывести Бургасский нефтехимический комбинат на самые передовые позиции в европейской и мировой нефтеперерабатывающей промышленности.

По мнению специалистов, успешная приватизация этого крупного предприятия превратила его в стабилизующий фактор национальной экономики, ее топливно-энергетической системы. Сотрясения на мировом рынке цен на нефть и нефтяные продукты были в значительной степени “ретушированы” в результате доброжелательной ценовой политики руководства “ЛУКОЙЛ-Нефтехим” — Бургас.

Пытаясь объяснить, почему такая достаточно рутинная процедура как распродажа определенной части государственной собственности с целью перехода на рельсы рыночной экономики, в Болгарии никак не может
прийти к своему оптимальному завершению, аналитики отмечают интересную деталь. Развитие и финансовые итоги приватизации /в целом и по конкретным сделкам с местными или иностранными инвесторами/ — это не сфера общественно-экономической жизни страны, за которой пристально наблюдают эксперты Европейской комиссии /правительства Европейского союза/. Сосредоточив все усилия на успешное завершение реформ в ряде секторов государственного и муниципального управления, судебной системы, экологии и т.д., административный потенциал Болгарии долгие годы как бы недооценивал неблагоприятную ситуацию, сложившуюся в сфере приватизации. Конечно, определенное влияние на нее оказало /и продолжает оказывать!/ политическое противоборство в общественной жизни.

По всей видимости, „правила игры” постепенно меняются, их диктует уже Национальная фондовая биржа, которая наконец-таки стала реальностью. Совсем “прозрачными” стали условия конкурсов и торгов между претендентами на заключение крупных приватизационных договоров, что для иностранных инвесторов очень важно.

А для оживления и сохранения тонуса местного “рынка” купли-продажи государственной собственности в стране намечается новая, не менее напряженная “сага” — распродажа больниц, медицинских учреждений и основной части материально-технической базы здравоохранительной системы. А что же все-таки следовало бы продавать, кому и, главное, почему?

Понятно, что эти вопросы волнуют не только представителей бизнеса /будущих покупателей/, но и огромную массу пациентов больничных заведений.

По словам замминистра здравоохранения Эмиля Райнова, если иметь в виду опыт европейских стран, около 20% всех больничных учреждений в них являются частной собственностью, а в Болгарии их всего один-два десятка. Однако на данном этапе приватизация коснется, прежде всего “лишних” больниц, а вероятно также больничных учреждений с большими финансовыми задолженностями. Вся эта достаточно сложная, даже “болезненная” процедура должна получить одобрение депутатов парламента.

Да, вопросов на тему “приватизация” все еще так много, сага обещает быть долгой и нескучной.