Операция „Преемник”

В России начинается так называемая операция „Преемник”. Она разыгрывается за кулисами Кремля, и со стороны за ней можно следить только по косвенным признакам.

Ход с преемниками в СССР начался еще во времена генсеков. Первым на практике в новой России эту операцию использует бывший президент Борис Ельцин и его окружение. О ней стало известно 31 декабря 1999 г. В этот день президент России неожиданно и драматично появился в прямом эфире с целью известить о досрочной отставке. „Находиться у власти еще 6 месяцев, когда в стране есть сильная личность, достойная стать президентом – стоит ли ждать? Это не в моем характере”, заявил Ельцин и объявили тогдашнего премьера Владимира Путина своим преемником. Слова Ельцина подействовали как заклинание. Три месяца спустя, в марте 2000 г., Путин с легкостью (52,52 % голосов) был избран народом в президенты.
Сегодня нет причины, чтобы Путин досрочно отказался от Кремля. Он еще является сильной фигурой. Не менее 32 % россиян проголосовали бы за того кандидата, на которого укажет Путин в конце своего мандата, утверждают в исследовании, проведенном в июне московским агентством „Левада”.

Так что у Кремля уже сейчас есть основания искать подходящего наследника 52-хлетнему бывшему полковнику КГБ. „Подходящий”, по традиции Ельцина, должен быть человек, который бы отвечал интересам своего наследодателя, кланов Кремля и близкого ему бизнеса. Человек, который бы защищал и интересы России в том смысле, в каком их понимают в Кремле.

Официально еще никто не афишировал свои амбиции по поводу Кремля. Судя по упорным слухам, до сих пор в предвыборном соревновании наметились два кандидата. Первый – предпочитаемый Путиным министр обороны Сергей Иванов. Второй – находящийся в оппозиции бывший премьер Михаил Касьянов.
Иванов делает заявку на более активное участие в политике с высказываниями, которые превышают его компетенции в роли министра обороны. А Касьянов готовится стать председателем Демократической партии и открыто критикует правительство.

Есть сведения, что за Ивановым стоят люди из либерального круга Кремля – шеф президентской администрации Дмитрий Медведев, шеф контрразведки ген. Николай Патрушев. За Касьяновым якобы стоят такие олигархи, как Михаил Фридман, шеф „Альфа-груп”.

Еще рано оценивать шансы Касьянова и Иванова. А, судя по исследованию „Левады” , если бы сейчас прошли выборы, и даже если Путин не участвовал бы в них, Касьянов бы собрал лишь 2%. Иванов еще отсутствует в исследовании.
Против Касьянова было начато дело о злоупотреблении и неясно, не закончится ли оно за решеткой. Иванов в свою очередь был подвергнут критике из-за плохой дисциплины в российской армии. Ничего удивительного, если это дело его противников.

Русская газета „Версия” настаивает на том, что предвыборные дуэли уже проходят. „В российской политике борьба за будущую власть имеет большое значение, поскольку победитель получает сразу и все. И окружение Путина уже начинает делить шкуру еще неубитого медведя”, комментируют в „Версии”. В круге Путина шпаги скрестили два клана – либералы и силовики (люди, которые, как и Путин пришли из служб безопасности)

Главным либералом является Медведев, а главным силовиком – Игорь Сечин, заместитель шефа администрации. Медведев занимает пост и шефа управляющего совета государственного „Газпрома”, а Сечин занимает пост в государственном нефтяном гиганте „Роснефть”.

Противостояние между Сечиным и Медведевым вылилось наружу в то время, когда делилось наследство осужденного олигарха Михаила Ходорковского, утверждает газета „Версия”. Главное нефтяное звено его компании Юкос – „Юганскнефтегаз”, при помощи серии закулисных сделок стало собственностью „Роснефти”, вопреки тому, что основным покупателем считался „Газпром”. Сейчас Медведев и Сечин опять ведут битву за часть компании Романа Абрамовича „Сибнефть”. Выгода очень большая, ведь это пятая по величине нефтяная фирма в России с рыночной капитализацией от 15, 99 млрд. долларов.

Может ли это быть связано с наступающими президентскими выборами? Да, поскольку тот, кто контролирует больше экономических ресурсов, может мобилизировать больше и политических. Например, осуждение Ходорковского и разгром его нефтяной империи нанесли удар по части оппозиции. „Наша финансовая поддержка равна нулю. Нам никто не дает денег, так как бизнесмены боятся, чтобы с ними не случилось того же, что с Ходорковским”. Заявил западным СМИ заместитель шефа оппозиционной партии „Яблоко” Сергей Митрохин.

Полгода назад подал голос бывший советский президент Михаил Горбачев. Он призвал к тому, чтобы Путина защищало его окружение. Так как оно толкает страну в недемократическом направлении. „В России нет кризиса власти. Есть очень сильный президент, которого я поддерживаю”, комментирует по этому поводу бывший премьер Евгений Примаков газете „Труд” в конце апреля. Но он добавил: „И в правительстве, и в окружении в Кремле, есть люди, которые являются менее профессионалами, чем президент.

Так что в операции ‘Преемник” за Путиным будет последнее слово. Не исключено, что конституция будет изменена таким образом, что он сам станет преемником – получив право баллотироваться на третий срок. Ничего, что сейчас он против этого. Возможно и другое конституционное изменение, при котором Россия из президентской республики стала бы парламентарной – с сильным премьером Путиным и другим президентом с урезанными полномочиями. Есть и третья гипотеза – создание нового государства с новой конституцией на основе, например, формального союза Россия-Беларусь. В таком случае Путин бы мог быть во главе.

Все эти варианты были разыграны в бывшей Югославии, где Россия имела сильное влияние. Но до выборов 2008 г. еще есть время. Ведь одно из свойств России – непредсказуемость.