Прасковья — болгарская студентка

imageВ нашей редакции есть собственная “абсолвентка” — репортер Паша Кынева только что закончила магистратуру Софийского университета на факультете журналистики. Она появилась в офисе, как луч — светлая, добрая, оказалась на редкость исполнительной, любознательной и доброжелательной. Паша стала отвечать за страничку, адресованную молодым, и часто удивляла нас широтой интересов и неординарным подходом к набившим оскомину темам.

Девушка, внешность которой подходит для обертки конфеты “Золотой колос”, родилась и выросла в молдавской деревне, в болгарской семье. Патриархальные устои, незыблемый авторитет бабушки Прасковьи, трудяги-родители, две сестренки — это осталось в сердце навсегда. Девочки даже подумать не могли о капризах, непослушании, специальном к себе отношении. Все в доме должны были делать что-то полезное, не жалуясь на трудности.

Любимой учительницей Паши в школе была З.Д.Острева. Так часто бывает: хороший педагог дает воспитанникам в руки будущую профессию. Зинаида Дмитриевна преподавала русский язык и литературу и болгарский язык и литературу — главные, любимые уроки. Духовность учительницы перелилась, как по сообщающимся сосудам, в души учеников. И Паша Кынева поняла, чем станет заниматься.

Как часто мы говорим “найти общий язык”, почти не задумываясь над тем, что язык — не только средство общения, а ключ к самому сердцу человека. Говорить на одном языке — значит доверять друг другу, уважать собеседника. Без грамотного владения и обогащения родного языка невозможно претендовать на звание интеллигентного человека. Усвоив эти истины в средней школе, Прасковья решила посвятить себя филологии — чтобы познавать людей.

Учиться в Болгарии оказалось дешевле, чем в Молдове, Украине или России. Домашние собрали две тяжеленные сумки, и отправилась Паша “в далекий край”. Хотя не такой уж и далекий и вовсе не чужой. О Болгарии знала много — и только хорошее! А когда поселилась с несколькими своими земляками в софийский “Штудгард” — студенческий городок — ахнула. Обшарпанные стены, неровный пол, а главное — тараканы! Полчища отвратительных гадов! Не один и не двое друзей не смогли привыкнуть, вернулись домой. А Паша помнила только, каких жертв стоил родителям ее отъезд — и осталась. Слово “надо” до сих пор — главное в ее жизни.

Студенческие годы — лучшие для любого человека. Почти расплывчатые права и обязанности, взрослая ответственность еще не давит на плечи. Паша наслаждалась всеми радостями университетской молодости. Хотя, конечно, бывали драмы, обиды, разочарования. Влюбчивая? Скорее, доверчивая. И на одни и те же грабли наступала дважды, трижды… Научилась замыкаться в себе. “Улыбаешься, будто все хорошо, и на стол накрываешь, а близко никого уже не подпускаешь”…

С 1 курса в alma mater полюбила Паша лекции по болгарскому языку и литературе, а особенно — преподавательницу, доцента Надежду Гарибову. “Она стала нашей общей мамой — и предмет вела с любовью, и облегчала нашу жизнь в чужой стране советами, экскурсиями, рецептами”. Чужой Болгария была почти для всей группы, в ней учились ребята из Чехии, Венгрии, Испании, Польши, Турции, Греции, Албании, Казахстана, Румынии. Что между ними было общего, это понятно, а разница? “В нас преобладала привычка хорошо учиться, а иностранцы лучше умеют развлекаться. И все в них как-то легко, непринужденно”.

8 декабря стало любимым праздником за годы жизни в Болгарии. “Конечно, дорогих экскурсий мы всегда избегали, отмечали по-нашему: от мальчиков питье, от нас — винегрет тазами, много смеха, дружбы, музыки. Один тост обязательно — за Джона Леннона.“

На днях Паша Кынева успешно защитила диплом на актуальную тему, готова развивать ее в какой-нибудь серьезной организации, занимающейся этническими меньшинствами. Она легка на подъем, контактна, не ленится подрабатывать, по-прежнему влюбчива и доверчива, все еще ждет чуда. “Если начать сначала — все повторится. Пусть только потерь будет меньше”.

Все будет хорошо, Паша! Мы тебе этого желаем. Ангел рядом.