Позабытые страницы истории России: Павел І и мальтийский орден

imageНемного встречается в истории лиц, судьба которых была бы так печальна, как судьба императора Павла І. Всю свою жизнь он был страдальцем, мучеником своего высокого жребия. Родился в октябре 1754г, сын Петра ІІІ и Екатерины ІІ. Ввел в государство военно-полицейский режим, в армии – прусские порядки. Проявлял самодурство. Выступал против революции во Франции, но в 1800 г. заключил союз с Бонапартом. Ограничил дворянские права и в 1801г. был убит заговорщиками-дворянами.

Особенности положения Павла Петровича — наследника престола по отношению как к матери, так и к ближним ей лицам, вели к тому, что характер его сложился на своеобразный лад, а затем быстрый переход из угнетенного положения к неограниченному могуществу, когда каждое слово делалось законом, произвел в нем переворот, который не мог не отразиться на его понятиях и на образе его действий — за это и поплатилась Россия.

Еще при рождении престолонаследника императрица Елизавета Петровна, не имея никакого понятия о правильном воспитании ребенка, отстранив от него родную мать, баловала, приняв на себя опекунство над своим двоюродным внуком, развлекаясь с ним целыми днями, пока он ей не надоел.

После чего Павел попадает в руки дворцовых приживалок, которые своим невежеством оказывали на него самое вредное влияние: суеверие, предрассудки, вздорные расказни дали ложное направление его умственному и нравственному развитию. Такое “воспитание” продолжалось долгие годы; обстановка изменилась, когда к нему был приставлен граф Никита Иванович Панин – умный, образованный, честный и стойкий. Кроме обязательных занятий фехтованием, военными учениями и танцами, серьезное внимание уделялось изучению французского, немецкого, славянского и латинского языков, (он читал в подлиннике Горация). В числе его любимых книг оказалась “История ордена святого Иоанна Иерусалимского”, написанная аббатом Верто и давшая огромную известность автору.

Судьба рыцарей, подвизавшихся во имя Иоанна Крестителя с самых первых дней их появления в Иерусалиме, когда они еще будучи монахами, меняют монастырь на странноприимный дом для страдающих и недужных богомольцев и становятся защитниками сирот и вдов. Их слава быстро распространялась, и в число членов ордена. Св. Иоанна Иерусалимского начал поступать цвет европейского дворянства. Люди отрекались от своего имущества в пользу ордена, приносили обет послушания, безбрачия и нищеты. И когда в обетованной земле наступала снова борьба христиан с неверными, то монахи-иоанисты стали браться за оружие и мужественно сражаться с врагами Креста. Орден снискал себе громкую славу и известность. Вскоре из монашеской общины он превратился в самостоятельное государство и завоевал для себя о-в Родос, и начали называть себя державным орденом Св. Иоанна Иерусалимского.

К началу XVIIІ века рыцарство везде уже изжило себя и мальтийские рыцари жили за счет своей былой славы. Французская революция 1789г грозилась низвергнуть во всей Европе религию и троны. И боясь ее распространения на Италию и опасности завоевания о-ва Мальты, Орден с надеждой смотрел на Россию – как своего главного защитника, т.к. на поддержку других сторон надеяться не приходилось.

imageВ ночь с 6 по 7 ноября 1796г. Павел І стал императором всероссийским. Со всей своей пылкостью он начал прививать в России мальтийское рыцарство, полагая, что оно достигнет у нас обширного развития и благотворно повлияет на весь наш быт. И двигало им только сильное религиозное чувство.

Когда над Мальтой нависла угроза, в Петербурге неожиданно появился граф Джулио-Райнеро Лита, влюбленный без памяти в Екатерину Скавронскую – вдову бывшего посланника России в Неаполе, где они познакомились и часами проводили время в интересных разговорах,. И ее слова: «Когда над Вами грянет гроза, обратитесь к России: она настолько сильна, что в состоянии будет защитить Вас”, — оказались пророческими. Посланный с этой целью, граф явился к Павлу І просить не только его защиты, но и оказать честь принять на себя звание Великого магистра мальтийского ордена.

После долгого сопротивления, из-за боязни, что Европа увидит в этом предложении Российского императора желание территориального расширения, после убедительных доводов со стороны посла государства ордена Мальты графа Литты, Павел І принимает предложение.

В Гатчине был подписан акт о поступлении о-ва Мальты под защиту России, император выразил и свое согласие на принятие им сана Великого магистра.

Папа Пий VI, который благодаря тайным проискам иезуитов, был уже подготовлен к этому вопросу, не замедлил выразить императору чувств признательности и преданности, называя его другом человечества, заступником угнетенных, несмотря на существующую бездну различия в религиях. Аббат Груббер, распространитель иезуитизма — человек необыкновенных способностей, пользуясь некоторое время покровительством Екатерины ІІ, устроился в Белоруссии, в Полоцке и нашел почву в Петербурге, под предлогом сношений с Петербургской Академией наук, представив свои ценные изобретения по части механики, гидравлики, проектов по осушке болот и других изобретений, и шел к своей коварной цели – утверждению господства своего братства в России и присоединению к этому братству мальтийского ордена, большинство членов которого являлись тайными иезуитами под покровами рыцарских мантий, о чем ни граф Литта, ни сам император даже не подозревали.

imageПавел же повелел президенту Академии наук, барону Николаю, в издаваемом от Академии наук календаре обозначить о-в Мальта “Губерней Российской империи”. Император учредил также для поощрения службы русских дворян орден Св. Иоанна Иерусалимского, и все европейские дворяне приглашались вступать в этот Орден. Увлеченный сочувствием мальтийцам, Павел позволил себе внести в российский государственный герб мальтийский восьмиугольный крест и жаловать его за военные подвиги, вместо георгиевского – крест этот сделался украшением дворцовых залов.

Неведомый прежде в России о-в Мальта получил теперь первенствующее значение, о нем много говорили и писали. Чрезвычайно была запутана и внешняя политика России. В сентябре 1798г. соединенные флоты Турции и России, пропущенные через Дарданеллы, овладели многими островами, занятыми французами, а порт о-ва Корфу был уже во власти адмирала Ушакова. Императору, ставшему защитником мальтийского ордена, всю жизнь боровшемуся против магометанцев, не приходилось уже оставаться в союзе с турками. Таким образом, около этого воинственно-монашеского учреждения все главные нити нашей внешней политики и дела ордена вовлекли Россию в войну с Францией и Англией. И только после смерти Павла І, вступив на престол, император Александр Павлович, приказал отменить изображение мальтийского креста в русском государственном гербе и вовсе не намеревался отнимать Мальту ни в пользу ордена, ни в пользу России. Мальтийские рыцари после кончины их яростного заступника, обратились в странствующих рыцарей – их судьба была печальна, но и в России и в Европе подобное участие Павла обернулось сильным потрясением.

Ученый Лагарп писал: ”Я с сожалением расстался с этим государем, который имел столь высокие достоинства. Кто бы мне сказал тогда, что он лишит меня моего скромного пенсиона и предоставит меня ужасам нужды? И, тем не менее, повторяю, что этот человек, которого строго будет судить беспристрастное потомство, был великодушен и обладал источником всех добродетелей”.

Сам же Павел, как и никто из его подданных, так и не ступил на о-в Мальта, который являлся важным портом на Средиземном море на пути к Европе и Африке. Его превосходная точка опоры, как в стратегическом, так и в торговом отношениях находится на 95 км от Сицилии и в 293 км от берегов Северной Африки и принесла катастрофические последствия для России.