Blog Стр. 928

Документы о жизни русских эмигрантов в Болгарии 1918-1944 годов (ч. 1)

0

imageУбегая от ужасов Гражданской войны, с 1919 по 1923 года в Болгарию прибывают свыше 35 000 русских эмигрантов – гражданские беженцы и разоруженные солдаты, и офицеры армии ген П. Н. Врангеля. Их прием в послевоенную, побежденную и бедную Болгарию, которая сама является объектом огромной беженской волныi, является результатом действия нескольких факторов – нажим государств-победителей со стороны Соглашения, рекомендация Общества народов (ОН), к которому страна присоединяется в конце 1919 года и стремление левых земледельческих правительств (коалиционного и самостоятельного) во главе с Александром Стамболийским к сближению с Советской Россией.

Дипломатические переговоры о приеме русских велись по нескольким направлениям – с Союзной контрольной комиссией в Софии (состоящейся из представителей государдств-победителей в войне и контролирующей целиком политику Болгарии), с южнорусскими правительствами генералов А. И. Деникина и П. Н. Врангеля, с Обществом народов и с Советской Россией. В болгарских архивах хранится огромная документация, по которой можно проследить развитие переговоров. Она сосредоточена в фондах Совета министров, Министерства иностранных дел и вероисповеданий, Министерства войны, в некоторых фондах болгарских политических и общественных деятелей того времени. Мы обращаем внимание исследователей к одному почти не использованному и содержащему ценную информацию личному фонду – фонду генерала Ивана Сарафова, официального imageпредставителя Болгарии в штабе ген. А. И. Деникина. Он не только дополняет известную уже историческую документацию о контактах между Болгарией и южнорусскими правительствами в связи с доставкой болгарского оружия для белых армий, но и раскрывает ряд новых и важных моментов при этом. Другим ценным источником информаций является документация русской дипломатической миссии Александра Петряева (дипломатического представителя южнорусских правительств) в Софии. Корреспонденция А.Петряева с болгарскими правительствами и представителями Соглашения, как и его доклады к председателю Совета русских послов в Париже С. Д. Сазонову, дают ценные сведения об условиях приема и обустройства русских беженцев: снабжение их питанием, одеждой и квартирами, выделением средств из государственного бюджета на их содержание и т. д.

imageРазмещение русских эмигрантов в стране произошло без специальных соглашений, главным образом по решениям Совета министров. Более специальной была ситуация в связи с приемом частей армии Врангеля после осени 1921 года. Согласно положениям Нейского договора Болгария разоружена и не имеет права содержать на своей территории вооруженные силы. Вот почему солдаты и офицеры формально были разоружены и приняты в качестве “беженцев” на оснований специального соглашения (договора), подписанного между болгарским и южнорусскими правительствами 12 июня 1921 года. Текст этого соглашения, и особенно его секретного дополнения с 18 августа 1921 года, подписанного начальником штаба болгарской армии полковником Н. Т. Топалджиковым и военным представителем штаба ген. П. Н. Врангеля в Болгарии – ген. Вязьмитиновым, сохраняется не в Центральном военном архиве (как можно было ожидать), а в личном фонде политического деятеля Михаила Маджарова (в то время являющийся министром иностранных дел кабинета Александра Стамболийского) в Архиве Болгарской академии наук.

“Концепция” странички или приглашение к сотрудничеству

0

imageУважаемый читатель!

С этого номера каждый раз Вы будете находить в газете под № 16 страничку “Зарубежная Россия”, которую будет вести “Русский академический союз в Болгарии”. Не скрою, что я долго колебался, прежде чем принял предложение редакции. Подготовка материала для публикации в “Русской газете” каждую неделю, это – производство, причем очень специфическое и, честно говоря, для меня совсем не знакомое, требующее много сил, времени и профессионализма. Кроме того, материал, который появляется в газете на этой страничке, естественно, должен иметь свою специфику. Это не научная публикация, подготовка которой, как я думаю, мне знакома, а текст, понятный и интересный не только специалисту, но и обыкновенному читателю. Тем более это важно в связи с тем, что результаты в этом случае будут оцениваться не только коллегами научного сообщества, но всеми читателями издания, круг которых непрерывно расширяется. Все эти сложности я хорошо понимаю, и до сих пор они вызывают у меня известные опасения. Но это – с одной стороны. С другой же, работа в газете поможет нам лучше разобраться в истории российской и научной эмиграции, в современном положении русских ученых за рубежом, во вкладе российской диаспоры в развитии культуры и науки разных стран. Поможет не только собрать материал, но и обсудить его на страницах широко распространяемой, в том числе и через интернет, русскоязычной газеты. А это является одной из основных целей Союза, целей, ради реализации которых он и создавался. Хочется надеяться, что расширение объема “Русской газеты” и публикация материалов о русской эмиграции увеличит круг читателей издания. Не без значения и желание редакции привлекать для работы специалистов соответствующих областей и направлений, а и мое желание попробовать себя в новой сфере деятельности. Поэтому предложение редакции было принято, хотя опасения и сомнения, поверьте, остались.

Что же это будет за страничка, и какую информацию мы планируем здесь публиковать, и готовить?

Мы специально дали такое широкое название – “Зарубежная Россия”, чтобы можно было помещать самые разные материалы. Будут несколько направлений-рубрик, по которым будет публиковаться материал. К сожалению, ограниченный объем странички не позволяет давать материал по каждому из них в каждом номере, но некоторые рубрики будут поддерживаться постоянно. Это относится, прежде всего, к направлению “Из истории российской эмиграции”. Для этих целей мы связались с болгарскими и российскими учеными-исследователями русского зарубежья, некоторые из которых, посчитав эту деятельность – крайне полезной, согласились работать с нами вместе. (см. например, ниже материал о новом библиографическом указателе диссертационных исследований о русской эмиграции).

Мы и дальше будем развивать это направление, и приглашать к сотрудничеству болгарских, российских и зарубежных исследователей для авторских публикаций результатов их деятельности на нашей страничке. Здесь же мы будем публиковать и результаты собственных исследований “Русского академического союза”.

На страницах газеты Вы будете находить и описание “Архивов по русскому зарубежью”. И, причем, не только болгарских. И у нас опять есть основания считать возможным выполнить эту задачу на качественном уровне. Такую уверенность дают установившиеся собственные хорошие связи с рядом архивов Болгарии и учеными-архивистами других стран, согласившихся с нами сотрудничать.

В отдельной рубрике на страничке будут выходить материалы “О наших великих соотечественниках”. Именно они являются “лицом” русской эмиграции, и информация о них представляет наибольшую значимость.

В последнее время анализу деятельности и проблемам русского зарубежья посвящено ряд интересных работ и исследований. Некоторые из них уже опубликованы. Огромная часть ждет своего исследования и публикации. Мы будем, по-возможности, следить за выходящей литературой, проводимых исследованиях, и сообщать Вам о наиболее интересных из них – рубрика “Книжная полка”.

Большой по объему и значению материал находится в средствах массовых коммуникаций прошлых лет. Анализ этого материала будет отражаться в рубрике “По материалам прошлых публикаций”. Здесь же можно будет найти и опубликованные материалы из современной русскоязычной прессы. Эти издания всегда играли и продолжают играть важную роль в жизни российской эмиграции. Примером тому могут служить регулярно проводимые в настоящее время конгрессы, шестой из которых прошел несколько недель тому назад в Софии.

Мы планируем, что большая часть материалов будет авторской, но и анализом интернет-сайтов мы не будем пренебрегать. Почему-то существует мнение, что публикация материала из интернет – элементарная задача, не требующая творческого подхода и выполняемая автоматически. Я позволю себе с этим не согласиться. Сейчас в Интернет находится более 1700 сайтов, посвященных в той или иной степени проблемам русской эмиграции и зарубежью России. Найти интересный материал из этого “моря” информации для нашей странички не такая простая задача.

Я не оговорился, сказав выше, что работать мы будем вместе, так как не вижу возможности, а и смысла это делать самостоятельно и очень бы хотелось, чтобы Вы, уважаемый читатель, заняли активную позицию в этом вопросе. Поэтому главное – это, безусловно, Ваша информация. Ведь это страничка не только для, но и о Вас: русских эмигрантах, ученых, исследователях, или их потомках, готовых поделиться историей своей судьбы или имеющимися в Ваших семейных архивах материалами. В этой связи мы очень рассчитываем, что основное время будет уходить на работу с “Вашими письмами”, их анализ и подготовку ответов. Бесценная информация находится в памяти наших соотечественников — у Вас, наш уважаемый читатель. Поэтому большое внимание будет уделяться публикации проведенных с вами “Интересных интервью”. Желанием русской эмиграции всегда и во всех странах было сохранение информации о своей жизни за рубежом для передачи ее потомкам. Мы также надеемся, что Вы сами будете присылать нам свои “Воспоминания” и верим, что интересные события и документы Вашей жизни и жизни Ваших родственников не останутся в семейных архивов, а станут достоянием всего сообщества. Существование последних двух рубрик всецело зависит от Вас, уважаемый читатель.

В основном, публикации будут связаны с русской эмиграцией и русским научным зарубежьем в Болгарии. Однако, учитывая перспективы развития газеты, возможно расширение границ и публикация авторских материалов, касающихся общих проблем русского зарубежья, в том числе и в других странах.

Это – план, который, естественно, будут корректироваться со временем и во время реальной работы. Мы ждем от Вас предложений и обещаем, что любая конструктивная критика, направленная на улучшение содержания и формы предоставляемой на страничке информации, будет услышана, будет приниматься с благодарностью и учитываться.

Все Ваши замечания, рекомендации, советы можно отправлять в редакцию газеты или на e-mail “Русского академического союза в Болгарии” – rasb@mail.ru

“Путь осилит идущий”. Так давайте осилим его вместе.

А сейчас Вашему вниманию предлагается одна притча, которую я получил не давно при переписке со своими коллегами. Автор, к сожалению, не известен. Притча мне понравилась. Надеюсь, понравится и Вам.

Зимние праздники русских-липован

0

Более миллиона верующих в Румынии отмечают зимние праздники по старому стилю: Рождество – 7 января и Новый год – 13 января. Это прихожане церквей, отказавшихся в 1924 году перейти на новый, григорианский календарь, – сербской, украинской и русской старообрядческой, а также Румынской православной церкви старого стиля, которую прежде здесь называли сектой «стилистов».

«Отношение проживающих в Румынии русских старообрядцев к зимним праздникам, однако, сложнее, – отметил ученый-русист, профессор Бухарестского университета Федор Кирилэ. – Ведь раскольники не признали указа Петра I о праздновании Нового года 1 января. Поэтому эта дата вообще не вошла в традицию старообрядцев, которые наряду с Рождеством, по старому стилю, продолжали отмечать Новолетье 1 сентября. В реальности, однако, жизнь берет свое, и русские в Румынии все чаще встречают зимние праздники с большинством населения страны: Рождество – 25 декабря и Новый год – 1 января».

Отказавшиеся принять реформу патриарха Никона, русские старообрядцы в ХVII веке были вынуждены спасаться бегством от преследований официальной церкви и царского гнева. Многие раскольники нашли убежище в труднодоступной дунайской дельте, другие – в Молдове и Буковине. Говорят, будто они селились в липовых рощах, за что и получили в Румынии оставшееся за ними прозвище липован. Позднее русские поселения в этих краях пополнились за счет беглых крепостных, донских казаков, остатков войска Степана Разина. Первое официальное упоминание о русских-липованах на территории сегодняшней Румынии датируется 1724 годом.

«Согласно официальной переписи, в стране живет 34 тысячи русских-липован, в реальности однако их больше 100 тысяч, – рассказывает Кирилэ, который является одним из лидеров общины этого национального меньшинства и много лет посвятил изучению истории русских в Румынии. – Дело в том, что на протяжении столетий подвергавшиеся преследованиям старообрядцы привыкли скрывать свое происхождение в ходе переписей. Когда-то они даже платили местным властям, чтобы на географических картах не указывалось местонахождение их сел».

Со временем перед старообрядцами встал вопрос о восстановлении церковной иерархии, и они добились разрешения приглашать православных священнослужителей. Русский патриарх, однако, был против, и поэтому священников, которые уходили служить к старообрядцам, называли «беглыми попами». В 1864 году в Белой Кринице, неподалеку от Черновцов, была основана митрополия, которая стала всемирным центром поповского старообрядчества.

В 1940 году советские войска, заняв Северную Буковину, ликвидировали эту митрополию, и многие старообрядцы вновь были вынуждены спасаться в Румынии. Тогда центр международного старообрядчества переместился в город Брэилу на Дунае. В 1988 году была преобразована в митрополию и московская старообрядческая епархия. Брэильский митрополит Иосаф был приглашен в Москву, однако Чаушеску запретил эту поездку. В результате митрополитом Московским и всея Руси был избран Алимпий, и таким образом у старообрядцев стало два митрополита.

Липованам не всегда жилось легко в Румынии. До Второй мировой войны всех русских в стране считали большевиками. Их обвиняли в шпионаже и пропаганде, а также подрывной деятельности, считая «пятой колонной» СССР. Националист Чаушеску проводил политику ассимиляции этнических меньшинств. «Тем не менее, – говорит Кирилэ, – русские-липоване чувствовали себя в Румынии лучше, чем в России, где соотечественники жестоко их преследовали как в царское, так и в советское время. Румынское же государство покровительствовало липованам, которые зарекомендовали себя как смиренные, трудолюбивые и законопослушные граждане».

Сегодня никто не чинит препятствий русским-липованам, которые хотят поддерживать связи с Россией. И все же разговоры об отношениях с исторической родиной нередко вызывают у них досаду. «Липоване в течение 300 лет хранили русский язык, быт и религию, – говорит Кирилэ, – а Россия по-прежнему относится к ним с равнодушием. Между тем в деле распространения великой русской культуры в мире главным союзником России является эмиграция. Ведь в стране немало и русских эмигрантов 1920-х годов, которые долгое время были вынуждены скрываться по политическим причинам». «Несмотря ча это, – замечает Кирилэ, – Румыния осталась единственной страной в Восточной Европе, где нет российского культурного центра, на необходимости которого здесь община русских-липован настаивает уже давно».

Николай Морозов

Русские в Марокко

0

На христианском кладбище в Рабате похоронены десятки русских эмигрантов, оставивших след в жизни и истории Марокко.

Пушкинское «Но ближе к милому пределу мне бы хотелось почивать» не давало покоя все время, пока мы с отцом Геннадием шли по жаркой марокканской столице от русской православной церкви к христианскому кладбищу. Здесь, в стране «заходящего солнца», нашли свой последний приют люди, родина которых находится далеко от африканских берегов.

В отличие от рабатских таксистов, путь к храму хорошо знают не только работающие и живущие здесь русские, но и обосновавшиеся в Марокко болгары, сербы, греки, французы, испанцы, приверженные православию. Церковь всегда становилась объединяющим началом для тех, кому пришлось – с радостью или в слезах – покинуть Родину.

Отец Геннадий (в миру Геннадий Николаевич Героев) рад каждому, кто приходит в храм, где он служит вот уже три с половиной года, находясь в Марокко, выражаясь светским языком, в командировке. До этого он окормлял православную паству в Бразилии, Чили, Аргентине. Знаток европейских языков, коренной москвич, 44-летний батюшка по-современному подвижен, любознателен, эрудирован. По дороге на кладбище рассказывал о культуре и традициях марокканцев и о русских, ставших неотъемлемой частью жизни и истории Марокко.

Маленькая православная часовня еще раз доказывала, что русская эмиграция – не абстракция. Здесь похоронены те, кого называют отцами-основателями русской общины, кто взял на себя подвижническую миссию – не только объединить диаспору, но и наладить ее быт, сделать жизнь в непривычной стране осмысленной и полезной. Они приобрели на свои личные сбережения землю в Рабате и построили храм, открыли Русский центр, где собирались все, кому была интересна богатая история загадочной России.
Архимандрит Версонофий из валаамских монахов стал духовным пастырем общины. Она оплакала и похоронила его в 1952 году. Сменивший Версонофия отец Митрофан, в миру Михаил Ярославцев, – кадровый военный, царский генерал. Вместе с Врангелем ушел в Константинополь, в Париже принял монашеский постриг и был направлен в приход в Рабате. Из подвижников и граф Игнатьев – потомок известного рода военных, и Александр Стефановский – «скромный жертвователь православной церкви», как написано на гранитной плите.

Русские могилы разбросаны по всему кладбищу, но их легко отличить по православным крестам. А какие фамилии! Князь и княгиня Долгорукие, княгиня Гагарина, граф и графиня Шереметевы. Последним «повезло»: есть кому ухаживать за могилами. Дочь Прасковья, выйдя замуж за француза, строившего Рабат, так и осталась жить здесь. Она прекрасно говорит по-русски, а вот ее дети не знают языка своих знаменитых предков. И уж совсем неожиданно было прочитать на могильной плите: «Граф Михаил Львович Толстой». Один из сыновей русского писателя приехал сюда из Франции в поисках «земного
рая». Здесь родились восемь его детей, перебравшихся затем в Южную Америку.

Печально смотреть на забытые могилы с русскими именами. Когда-то в Марокко, находившемся под протекторатом Франции, русских встречали радушно: здесь нуждались в хороших специалистах. Но, получив в 1956 году долгожданную независимость, страна стала стремительно исламизироваться, и русские снова потянулись в другие страны, оставляя могилы на земле, так и не ставшей родной. Поэтому столько неухоженных холмиков на кладбище в Рабате. Впрочем, как и могил католиков и протестантов, которых объединил с православными на последнем пристанище общий христианский Бог.

Среди скромных могил вдруг вырос мраморный мавзолей, утопающий в цветах и пальмах. В прочитанное на плите не верилось – здесь похоронен печально известный заирский диктатор Мобуту, нашедший убежище в Марокко: король Хасан II слыл миротворцем. Чернокожий Мобуту был католиком, потому и похоронен на христианском кладбище. Но немилостивым оказалось Марокко для другой эмигрантской семьи – болгар Кавраковых. Каждый день вот уже седьмой год приходят на кладбище Яна – дочь фрейлины последнего болгарского царя Бориса, и Иван – инженер. Отец Геннадий поведал трагическую историю своих прихожан. Их 20-летний сын – единственная надежда и смысл существования – умер на операционном столе под ножом неумелого хирурга, но счет за операцию все же был выставлен – 120 тысяч долларов. Кавраковы не имеют права покинуть Марокко, пока не вернут долг…

Сколько еще историй и судеб, в том числе и русских людей, хранит молчаливый погост на далекой марокканской земле, где нашли последнее пристанище те, кто служил чужой стране, чужому народу, а мог бы, как и их предки, составить гордость и славу родной России.

Людмила Перкина

Русская православная церковь в Болгарии отпраздновала Рождество

0

Сотни верующих пришли в ночь с 6-ое на 7-ое в Свято-Николаевский храм – Подворье в городе Софии на Рождественское богослужение. Службу проводил настоятель Подворья митрофорный протоиерей Александр Карягин.
В честь великого праздника – в центре храма, среди еловых веток и цветов – установили праздничную икону Рождества Христова, копию той, что хранится в базилике рождества в Вифлееме.

Ночное богослужение продолжалось чуть более 4 часов. Утром праздничные службы продолжились. Ведь с 7-го января начинаются святки – двенадцать святых дней до праздника Крещения Господня. В эти дни ходят в гости и дарят подарки. Это традиция. По Евангелию, точно так же, в Рождественскую ночь 2003 года назад, — волхвы принесли дары Богомладенцу.

В канун праздника отец Александр ответил на вопросы нашего корреспондента.
— Отец Александр, Рождество считается главным праздником ?
— У христиан два главных праздника, это Рождество Христово и Светлое Христово Воскресенье – Пасха.

— Как, согласно церковным обычаям его лучше провести?
— В общей молитве, а также пообщаться с друзьями чтобы вместе свидетельствовать радость Рождества.

— Как вы считаете, каким был 2003 год дла России, с точки зрения православия?
— Прошедший год принес нам много отрадных событий. Вместе с тем жизнь приносит нам и огорчения.
Недуги Православной Церкви возводили на нее хулу, подвергали оскорблению народные святыни. Все это причиняло боль моему сердцу. Но одновременно я радовался тому, как наши иерархи, священники и миряне встречают вызовы лукавого века сего. Будем помнить: ничто и никто не поколеблет нас, если мы тверды в вере и преданы воле Божией.

— Верующих в Болгарии стало больше ?
— Болгария — православная страна, и большинство болгар считают себя православными.

— С чем к Вам, чаще всего, приходят люди ?
— В основном, когда у них возникают какие – либо проблемы, а когда им становится хорошо они об этом забывают. Поэтому к Богу нужно обращаться всегда, а когда у человека радость, то нужно также посетить храм и возблагодарить Господа.

— Сейчас в высших слоях общества стало модно иметь духовника, а простой человека имеет на это право ?
— Дело не в моде. Каждый православный христианин имеет духовника.

— Еще один вопрос в этом направлении: духовник через интернет – это грех ?
— Интернет — это способ общения и передачи информации, а не средство духовного совершенствования. Искать духовника через интернет несерьезно.

— 2004 год. Чего стоит ожидать в этом году?
— Православный христианин в душе оптимист. Не нужно предаваться унынию и Господь все управит.

— Пожелания для наших читателей.
— Исполняйте заповеди Божьи и живите по совести.