Совсем не железная Нешка Робева

imageЕсть такие виды спорта, где перед болельщиками /зрителями/ — только парадная часть: идеальные фигуры,костюмы, прически, улыбки, блеск, фанфары, грация. Все для того, чтобы никто не догадался, какой жестокий труд, пот, слезы и травмы стоят за сказочной декорацией.

Вот и в этот день, придя в спортзал стадиона им.Георгия Аспарухова /»Герена»/, я увидела тоненьких пичужек с гладко забранными волосами, которые тренировались на отнюдь не мягком ковре, как настоящие атлеты. Совсем юные создания еще не полностью овладели точностью прыжков, но уже умеют подавлять боль, скрывать отчаяние.

Как превращаются гимнастки в «золотых девочек», кто воспитывает в них характер и волю к победе?

Давно знала, что я встречусь с этой женщиной с редким именем, на которое реагирует вся Болгария. Я читала ее интервью, рецензии на ее спектакли, смотрела ее выступления по телеканалам. Что-то не давало согласиться с характеристикой «железная», которая звучала в ее адрес чаще всего.

На следующий год Нешке Робевой — 60, но это — милая, легкая, смешливая женщина, какими бывают только в первой половине жизни. Разным журналистам она серьезно перечисляла, что в ее жизни самое главное, но по тому, как тщательно был подобран джинсовый костюм, «поболгаренный» цветной жилеткой, и уложены волосы, чувствовалась женственность и первое желание дамы — производить впечатление.

— Уважаемая госпожа Робева, Вы — тренер с международной известностью, общественный деятель, постановщик замечательных спектаклей. Как обычно, интересно, из какой Вы семьи, с чего началось Ваше увлечение спортом.

— У меня были замечательные родители, а мы с братом — «поздние дети». Детство пришлось на послевоенные годы. Это сейчас разделение между людьми богатыми и бедными — как пропасть. А тогда все жили скромно, да и ценности были другие. Я ходила во много кружков и спортивных секций: драмкружок, балет, прыжки в воду, легкая атлетика, даже парашютизм. Все это было в городе Русе, а хореографическое училище по специальности «народные танцы» я закончила уже в Софии. Высшего училища подобного профиля не было, я думала, где же можно получить диплом, тут один старый приятель рассказал мне про Институт физкультуры /ВИФ/. Чтобы поступить туда, я стала заниматься гимнастикой, спортивной и художественной. Как-то сразу и хорошо у меня пошло это дело, еще не поступив в ВИФ, летом, я выиграла чемпионат страны. Дальше — больше. Победы, кубки, пьедесталы — это награды, но главное то, что я занимаюсь любимым делом.

— Я очень хорошо помню, как следила за выступлениями наших гимнасток, мы их обожали. Но сразу за советскими отдавали предпочтения болгаркам. Переехав в Болгарию, я заметила, что все Ваши бывшие воспитанницы состоялись как личности, у них хорошие профессии, семьи, дети. И все они говорят о Вас с признательностью. Не это ли главная награда за Ваш труд?

— Дай Боже, как говорится, если это так. Хотя лично я без иллюзий смотрю на отношения в спорте. Но абсолютно верно, что учу спортсменок не только пируэтам, подскокам — но и скромности, почтенности, ответственности.

-Ваша дочь Аглика — тоже Ваша воспитанница?

-Без преувеличения можно сказать, что в спортзале она — с младенчества, выросла на гимнастическом ковре. Но спортсменкой не стала. Аглика — экономист, она любит свою работу, я горжусь ее самостоятельностью и уважительным отношением к людям.

— Расскажите, пожалуйста, о месте России в Вашей жизни. Задаю этот вопрос, потому что знаю, что он уместен.

— Разумеется. Могу отнести себя к самым большим и давним русофилам. Знаете, что мое поколение выросло на чудесной русской литературе, на образцах театрального и киноискусства, а также достижениях советского спорта. Я люблю ваши песни военных лет. И должна сказать, что во время соревнований, где мы были конкурентами сборной СССР, совсем естественно начиналась и долгие годы продолжалась наша дружба. Я помню и ценю всех — Фиру, Зину, Тамару, хоть мы и живем далеко друг от друга. Слежу за успехами Ирины Винер, с которой мы тоже приятельствуем много лет.

-А газеты пишут, что Вы одиноки.

-Мой вам совет: не берите в руки болгарские газеты, те, что называются «желтыми», в них нет и слова правды. Одиночество — нормальное состояние творческого человека. Кстати, друзей у меня немало.

Как по заказу, к нашему столику подошла миловидная женщина, с которой Нешка Робева заговорила по-французски, и было видно, что это — преданные душевные подруги. И зазвонил телефон, по которому она стала договариваться о поездке в выходные, и по количеству произнесенных имен было ясно, что соберется множество близких друзей.

— Как Вас принимали в России со спектаклем «Орисия»?

image— По-русски он назывался «Судьба», хотя мне кажется, что в болгарском языке первоначальный смысл слова сменился на более фатальный, негативный, «орисией» стали называть наказание, проклятие. Вы знаете, какая благодарная публика в России, как она аплодирует стоя, как не жалеет добрых эмоций в адрес артистов. Было очень трогательно, когда из зала с поздравлениями поднялась на сцену замечательная актриса Маргарита Терехова — не чужой Болгарии человек.

— Да, ее и Саввы Хашимова дочь Аня — продукт болгаро-советской дружбы — тоже прекрасная актриса, недавно мы видели ее в спектакле московского «Театра Луны». А за «Орисию» Вы получили «Золотого витязя» в российской столице. Но я знаю, что и в Болгарии Ваши спектакли пользуются небывалым успехом. И билеты трудно купить, и шквал аплодисментов, и море цветов.

— А как нас принимали на Сингапуре! Сам президент страны инкогнито сидел в зале и был свидетелем болгарского триумфа. Мы много ездим с нашими спектаклями и не жалуемся на отсутствие любви в других странах.

— А в своей?

— Если вы давно живете в Болгарии, то не могли не заметить некоторые особенности нашего национального характера. У нас не прощают успеха. Это проявляется в отрицательных рецензиях, в «умолчании», в недоступности телеканалов. Причем, именно повальный успех у зрителей оценивается как «популизм», тут же выходят статьи о «неглубокой идее», об общедоступных выводах и так далее. А положительные рецензии выходили о «заумных», далеких от людей произведениях.

— Если Вы мне позволите, я выскажу свои скромные наблюдения о болгарском кино. Безумно хороши детские фильмы, серия о «баш майсторе» и крестьянские комедии типа «Вилна зона», «От нищо нещо», «Преброяване на дивите зайци». Но вдруг откуда ни возьмись вылупляется режиссер-философ, делает нудный серый фильм, где герой по коридору идет, идет, идет, курит, курит, курит… А еще пойдет такой «тарковский» кадр: капли капают, капают, капают…Кто дает деньги на такую тоску? Ведь простую мысль можно донести простым языком. Но я не ожидала, что все это относится и к художественной гимнастике, к Вашим шоу-спектаклям. Как же Вы с этим боретесь?

— Я не борюсь. Просто делаю свое дело. Совсем другие люди отвоевали себе звание борцов.

— Да, кстати, ведь Вы были депутатом. Обычно я не говорю со своими героями о политике, особенно если мы — приверженники различных партий. Но коли разговор к этому подошел, не хотели бы Вы поделиться, как Вы использовали тогда свои полномочия для развития спорта? Ваше имя было в центре не одного скандала.

— О своем депутатстве я говорить не стану. Но не скрою, что очень часто мое мнение идет вразрез с главенствующим. Понятно, что больше всего меня занимают дети, их гармоничное развитие и будущее. Вовсе не мелочь — вопрос о возвращении униформы. Речь не идет об «одной гребенке», о «серой массе» — пусть униформу предложат ведущие наши дизайнеры, модельеры, пусть сами учащиеся нарисуют логотип своей школы, гимназии. Но пока то, в чем дети и подростки ходят на занятия, выставляет напоказ социальную несправедливость нашего общества, а иными словами — тугой кошелек одних родителей и скромные возможности других.

Но вот о депутатстве, если хотите. Во время последней предвыборной кампании один независимый кандидат тоже предложил свою персону. По профессии он — доктор. Чтобы сделать себе «пиар», как теперь говорят, он откупил билеты на 10 наших спектаклей и сам лично раздавал их юношам, подросткам, их родителям. Почему-то мне кажется логичным, что этот человек не вошел в нынешний парламент.

— Госпожа Робева, не могу не коснуться Ваших отношений с пророчицей Вангой.

— Да, мы были близки. Это было не поддающееся анализу или объяснению духовное единение. Ни разу я не просила у нее прорицаний, подсказок. Она сама находила нужным сказать мне что-то о прошлом, о будущем. Всегда советы ее были точны, мудры и — не преувеличиваю — интеллигентны. Что-то ей было дано такое, до чего не способны дойти высокообразованные люди. Между прочим, это леля Ванга сказала при встрече одному рьяному исследователю болгарских корней: «Русия е нашата майка», она предупреждала о вредности разрыва наших связей.

— Разговор с Вами чрезвычайно интересен, но не может продолжаться бесконечно. Пожелайте, пожалуйста, что-нибудь нашим читателям!

— Я желаю всем, кто живет в Болгарии: пора возвращаться к земле! Когда человек имеет дело с полем, садом, огородом, он думает только о добром — как прольются дожди, как соберется урожай, как накормит плодами близких людей. Мы будто бы все заражены агрессивностью, безверием. Пора восстанавливать равновесие в душах, в нашей жизни. Я вот и перед встречей с вами успела прополоть свои грядки — день начался со светлых мыслей, надеюсь, так же и закончится.

Я увидела натруженные честные руки Нешки Робевой и поверила ей.

И снова задумалась о сущности этой женщины. «Железо» тут не при чем. Его в характере Робевой не больше, чем ответственности, самодисциплины, порядочности и нежности. А все вместе и создает личность, которую знает вся Болгария, педагога, которым гордятся ученики.