Проф. Александр Федорович Маньковский

image“Охота за умами” – так можно определить усилия болгарских академических и университетских властей, направленных на поиск квалифицированных кадров для вновь созданных кафедр Софийского университета в 20-х годах прошлого века. После ряда истощительных войн, препятствовавших национальному объединению, после заключения Ньойского договора, согласно которому исконно болгарские земли и территории отдавались соседним государствам, после разоружения болгарской армии, которое не гарантировало целостности и независимости государства, в Болгарии все большие усилия направляются на образование, науку и культуру.

Однако во многих научных направлениях и учебных заведениях подготовленные болгарские специалисты отсутствуют. Такое положение наблюдается и на только что созданном Медицинском факультете Софийского университета. Там на кафедре гистологии и эмбрионологии не могут начать занятия, т.к. не найден профессор, который мог бы ее возглавить. И тогда ранее упомянутая “охота за умами” дает свои результаты. Этот период совпадает с эмиграцией ряда видных русских ученых и преподавателей европейской и мировой известности. Некоторые из них получают предложения из крупных европейских университетов и только проезжают по территории Болгарии. Другие приезжают сюда специально. Третьи связывают свою судьбу с болгарской наукой и образованием совсем случайно. Таким является и случай с проф. Александром Федоровичем Маньковским – выдающимся русским ученым и педагогом, тесно связанным с кафедрой гистологии и эмбрионологии Медицинского факультета Софийского университета в 20-х годах XX века.

Александр Маньковский родился в Одессе в 1868г., после получения медицинского образования преподавал, а после стал профессором на кафедре гистологии и эмбрионологии Одесского университета. В 20-х годах прошлого века он получает предложение возглавить аналогичную кафедру в Варшавском университете. По дороге к польской столице он проезжает через Болгарию. И тут его путешествие остановлено стачкой работников транспорта, и он вынужден остановиться на некоторое время в Софии.

imageВ это время его два раза посещают представители Медицинского факультета и Академического совета Софийского университета с предложением возглавить кафедру. Эти предложения были отклонены. Через некоторое время делегация более расширенного состава опять посещает его и дает письмо, в котором пишется следующее:

“Уважаемый г-н профессор, Академический совет на своем заседании, высоко оценивая Вашу научную и профессорскую деятельность, единодушно принял решение пригласить Вас читать лекции по Вашей специальности в нашем университете. Мы надеемся, что вы окажете эту честь болгарской alma mater и согласитесь на наше предложение, за что предварительно высказываем Вам благодарность”.

Проф. Маньковского посещали в Софии и его воспитаники из Одесского университета, и в конце концов он отказывается от предложения Варшавского университета и возглавляет кафедру гистологии и эмбрионологии на Медицинском факультете Софийского университета.

Об этих и других фактах биографии проф. Маньковского можно найти сведения в сохранившимся в Центральном государственном архиве фонде № 802 “Александр Федорович Маньковский”. Материалы этого фонда подарены архиву дочкой профессора – доктором Марией Маньковской в 1962г.
В ее воспоминаниях об отце можно прочитать следующее:

“…Он обещал создать институт гистологии и эмбрионологии, дать хорошую подготовку будующим болгарским врачам, подготовить своего заместителя из числа им же созданных болгарских специалистов по гистологии и эмбриноологии….

… При обсуждении договора проф. Маньковского ректор Софийского университета спросил об условиях, на которых он согласился бы принять должность. Мой отец поставил некоторые необходимые для работы условия относительно помещения института и учебных пособий. Однако ректор пояснил, что спрашивает о зарплате, которую хотел бы получать мой отец и предложил сумму в 40-50 тыс. левов в месяц. Мой отец отказался от такой зарплаты, и сказал, что было бы скрайне осудительно с его стороны получать такое высокое вознаграждение в то время, когда братская Болгария жестоко пострадала от войны, и что он согласен получать зарплату болгарского профессора…”

Далее в своих воспоминаниях дочь профессора, которая становится и его ассистенткой, отмечает:

“… Он не только обеспечил кадрами свою кафедру, но также занимался по просьбе совета факультета и обеспечением специалистами других медицинских кафедр. Он связывался с русскими учеными в других странах и предоставлял их кандидатуры Медицинскому факультету на занятия свободных должностей, встречался с русскими профессорами, приехавшими после него в Болгарию и связывал их с Медицинским факультетом Софийского университета…”

Проф. Маньковский отдает много сил и организации самого Института по гистологии и эмбриологии. Доктор Мария Маньковская пишет: “…Предстояло создание Института по гистологии и эмбрионологии. Первоначально этот институт находился в двух комнатах здания I-ой мужской гимназии на углу ул. Дунав и Московская. Одна из этих комнат была большим залом для практических занятий, другая – значительно меньше, была кабинетом профессора и ассистентов.

imageС самого начала учебными пособиями являлись старые, а некоторые из них и не работающие, микроскопы и несколько больших таблиц, изображающих микроскопическую структуру органов и тканей…

… Нужно было найти пособия для преподавания. Выделенные из бюджета суммы были крайне недостаточны для нужд зарождающегося института. Мой отец решал эти вопросы за счет своих собственных средств и труда, т.к. имел большие способности к рисованию, живописи и скульптуре. Он также приглашал своих ассистентов и студентов заниматься созданием их собственного института. И они с большим воодушивлением посвящали свое свободное време обогащению института новыми учебными пособиями, таблицами и картинами. После обеда зал практических занятий превращается в художественную академию: старательно делались рисунки, модели, учебные пособия, на которых по распоряжению моего отца были написаны имена их создателей и которые таким образом вошли в историю института и сохранены до сих пор..

Особено усердно и старательно работали болгарские студенты его первого выпуска: Райна Иванова, Асен Проданов, Йорданка Шопова, Никола Ямантиев и др.”

Перевел с болгарского языка Сергей А. Рожков