Письмо

Здравствуйте, команда „Русской газеты”!

Спасибо за подарок, который Вы мне сделали – не ожидала, что столько места выделите моему рассказу на Ваших страницах! А у меня другого дела нет – пишу. Мне 73 года, жизнь прошла. Каждый новый день встречаю, как дар Божий. Стремлюсь сохранить свою душевность, доставляю радость – себе, когда коснусь чего-то доброго и красивого, и – другим, тем, что рядом со мной.

Не могу дышать без моей маленькой Болгарии, но это не мешает мне любить и вас – близких моему сердцу русских людей. Я хорошо знаю историю, и речь моя – не о Советском Союзе, а о России, о русском народе.
Я пишу, а Лев Лещенко поет:”Дождливым вечером, когда пилотам, прямо скажем, делать нечего”… А я – бывший летчик-планерист и парашютистка.

Верно, что у нас, болгар, есть собственные моральные устои: мы жилистые, у нас крепкие корни,доброе сердце, жажда знаний. Знаем мы и свою историю. Мой дед по линии матери терпел муки в тырновской тюрьме, висел под потолком с хомутом на шее, а ноги его были изранены каленым железом. Во время Освободительной войны он был на Шипке плечом к плечу с русскими братьями. С тех самых пор „Россия” для большей части болгар означает „надежда”, а „русский” – „брат”, старший брат, который защитит.

О памятниках. Героям-панфиловцам под Москвой, Пискаревское в Ленинграде, Алеша в Пловдиве… Думаю, что они не „чужие” всем нам. „Памятник” – значит „память”, помнить, чтобы не повторилось никогда.

Я тоже смотрю „Московскую сагу”. Запомнились слова из фильма:”Когда мир сходит с ума, надо бороться за свое будущее”. Кажется, у меня нет знакомых русских семей, пострадавших от сталинского режима. А, может быть, мои знакомые просто скрывали эту страницу своей жизни? Сейчас я начинаю понимать ту неизбывную грусть в их глазах, постоянную опаску, тревогу за близких… Кто знает, что они пережили?..

Я не член никакой партии, ясно вижу стиль руководителей разной формации. А по утрам, когда выношу пакетик с остатками пищи, наблюдаю, что уже через минуту этот пакетик кто-то ловко вынимает из помойного контейнера. Кто ответит за это положение?

Извините, что я так разоткровенничалась. По тону Вашей газеты я поняла, что Вы готовы выслушивать людей. Благодарю Вас за терпение.
С уважением – Виолетта Кокенска,
г.Габрово