Любовный треугольник

imageВ один прекрасный вечер я дала себе слово отдохнуть после работы так, как давно этого не делала. Приняла горячую ванну, включила бра (люблю тускловатый свет, придающий загадочную атмосферу), радиостанцию с классическими хитами, села поудобнее в кресло с чашкой горячего чая и стопкой женских журналов. Только готовилась погрузиться в мир фантазий, как раздался звонок в дверь. Чувства были смешаные: обрадовалась, что кто-то разделит мое одиночество, в то же время гости ужасно надоели, проходу от них нет, честное слово, один раз за столько времени решила просто почувствовать удобство любимого кресла, в которое не садилась уже несколько месяцев, и то не вышло. И кому это дома не сидится?

Вышло, что одному из моих одиноких друзей пришло в голову меня навестить. Увидев тусклый свет, высмеял, спросил, на чем экономлю. Ответила — на расстоянии до включателя. Юмор не понял, зато чай попросил с семью ложками сахара, не размешивая. Вот тут не спросил, а может, я на сахаре экономлю. Сидел около часа, до меня так и не дошло, что ему от меня надо. Раздался второй звонок. Я уже радовалась больше, третий будет не лишним, это точно. Открываю, еще один одинокий голубчик. С ним хоть поговорить есть о чем. И что их потянуло на мою романтику? И этому моя таинственная обстановка не пришлась по вкусу. Что за мужики пошли, кастрюлю с борщем им подавай хоть пять раз в сутки семь раз в неделю, не надоест. А вот романтика им почему-то не нравится.

Не выдержав, спросила, что им от меня нужно. Второй интеллигентно спросил, свободна ли я в субботу вечером и не хочу ли в театр сходить на Шекспира. Он знал: отказа не будет. Мы, конечно, ругаемся с ним, как кошка с собакой, но вместе все театры обегали, культура нас объединяет. Я решительно согласилась, не было причины отказывать, театры очень люблю. У моего умного поклонника глаза засияли от радости, а у молчаливого — от ревности. Так и взревел: “Значит, с ним по театрам бегаешь, а со мной не хочешь?!” Тут я не выдержала вмешательства в мою личную жизнь. И непонятно отчего, смеясь, сказала: “Дорогой Ванечка, все театры, насколько мне известно, до сих-пор места общественные. Захотелось в театр сходить, так и сходи. Зачем попусту кипятиться?” “А я хочу с тобой!” “Ты, конечно, немножечко опоздал. В субботу я иду с Димой. Я что виновата, что тебе и в голову самому не приходит меня пригласить?” Но нет, мой Иванушка дурачком прикинулся и заявил, что в субботу, хочу я или нет, будет ждать меня в центре города, и мы вместе пойдем в театр. Как я ни пыталась уверить его в том, что он сам знает, где находится самый большой театр в городе и сможет справиться и без меня, ничего не вышло. И Ванечка, и Димочка разошлись по домам в буйном настроении. И мне уже никакой романтики не надо было.

Наступила долгожданная суббота. Я при параде, как всегда, опаздывая, лечу в театр, по пути вспомнила, что Ваня меня будет ждать на площади. Нехотя отклонилась с дороги, бегала по всей площади, но никого не нашла. Облегченно вздохнула, решив, что он отказался от своей дурацкой идеи идти в театр втроем, при условии, что пригласили меня одну. Интуиция на этот раз меня подвела.

До начала спектакля осталось 3 минуты, я, тормозя перед величественным зданием, вижу редчайшую картину: один стоит около двери с лицом раненого зверя (Дима), другой — возле второй двери с видом разъяренного быка (Ваня). Извиняться — некогда. Торжественно поприветствовав обоих, я вошла в зал. Они, естественно, за мной. Я умудрилась, перепутав двери, поудобнее устроиться в ложе, ребята робко спросив: “А что, и здесь можно?” я утвердительно кивнула, стали спорить, кто где сядет. В этот момент наблюдательная администраторша театра любезно поинтересовалась: мы — гости президента или представители правительства, или VIP-персоны? Узнав, что нет, уже не так любезно попросила пройти на свои места. Занавес уже подняли, когда мы расположились на нужных местах. Название спектакля я пропустила, кстати, до сих пор не знаю, на что мы тогда ходили, кроме того, что автором был Шекспир. На сцене — тьма и только раздается мужской голос, вселяющий страх, со словами: “Это был любовный треугольник — он, она, он!” Я прыснула со смеху и подумала: “Что же еще будет?” Молодые мужчины из злости друг на друга забыли, зачем пришли в театр, пропустили великие слова. Каждый, думая, что смеюсь над ним, потребовал объяснения, которого не последовало.

Спектакль был невероятный, но из-за сходного сюжета, я не могла забыть, кто находится по обе стороны от меня. Пришло время идти домой. Проблема. Оба на машинах. И оба задают одинаковый вопрос: “Ты едешь с ним, или со мной?” Мне стало еще забавнее. Я ответила: “Езжайте без меня, ребята, я как-нибудь сама справлюсь.” И не спеша направилась к автобусной остановке.