В России — день кино

imageДень российского кино — это праздник каждого из нас. Несколько поколений граждан огромной страны формировало свой характер, вкус, жизненные убеждения под влиянием героев кино и актеров, исполнявших их роли.

Какая чудесная возможность — сегодня вспомнить наших дорогих актеров, режиссеров, операторов, сценаристов, композиторов кино / вальс Е.Доги к фильму “Мой ласковый и нежный зверь” признан лучшей мелодией столетия/ — живых и ушедших- и как бы признаться им в любви и верности; и как бы пообещать, что все, чему они нас учат с экрана, не пропало и не пропадет, и мы запомнили, и будем помнить.

Динара Асанова осталась, увы, единственным режиссером нашего кинематографа, который все свое творчество /она умерла на самом взлете, начав очередной фильм/ посвятил внутреннему миру подростков. Ее фильмы “Не болит голова у дятла”,”Ключ без права передачи”, “Никудышная”, “Милый, дорогой, любимый, единственный”, “Пацаны” очень бережно приблизили нас к самому детскому сердцу, к его глубинам и рубцам. Асанова без умиления призывала уважать мальчишек и девчонок за то, что они — люди, пока еще не очень взрослые. “У меня нет времени говорить неправду”,- предчувствовала режиссер. И делилась с нами творческими и женскими открытиями.

“Кино должно размышлять и побуждать к размышлению. В своих письмах зрители часто обращаются ко мне с вопросом: почему Вы не ставите точки над i в Ваших фильмах? А я их и действительно не ставлю. Потому что сами зрители должны размышлять и делать выводы… Да я и сама не прекращаю меняться и ищу ответы на мучающие меня вопросы.”

Эльдар Рязанов — самый любимый российский режиссер, в этом нет сомнений. Он снимает кино так давно и в таких различных жанрах, что угодил всем киноманам, но задачу “угодить” никогда перед собой не ставил. Одни лелеют в памяти “Карнавальную ночь” и “Гусарскую балладу”, другие десятки раз смотрели “Берегись автомобиля” и “Жестокий романс”, кого-то уморили “Приключения итальянцев в России”. Многие по праву считают творчество мэтра гражданским, революционным, имея в виду “Гараж”, “О бедном гусаре замолвите слово” и “Небеса обетованные”. Новый год невозможен без “Иронии судьбы”. Лирический талант Эльдара Рязанова ярко раскрылся в фильмах “Служебный роман” и “Вокзал для двоих”. Вот как режиссер рассказал о самом трудном своем фильме.

“Мне как режиссеру было неимоверно трудно. Держать одновременно в поле зрения, направлять, корректировать игру тридцати исполнителей, каждый из которых — личность и дарование, невероятно сложно. Один я с этой задачей, да еще в такие короткие сроки, не смог бы справиться. И здесь мне помогла дружеская, творческая атмосфера, где подначка, насмешка и взаимопомощь были основой отношений между партнерами. Гафт помогал Ахеджаковой, Немоляева — Остроумовой, Бурков — Брондукову, и наоборот. Причем дружеская помощь и советы перемешивались с язвительными шуточками и убийственными остротами в адрес партнеров. И неизвестно, что помогала больше. Стоило кому-нибудь из артистов “потянуть одеяло” на себя, как он тут же получал дружный отпор от своих товарищей. Закон ансамбля, коллектива сделался на съемочной площадке главным. А его не так легко установить — большинство актеров в других картинах, как правило, играли главные роли, были лидерами. Пока один из исполнителей выходил на первый план, другие в ожидании своих сцен должны были играть на фоне, по сути дела, в массовке, а они, естественно, от этого отвыкли… Недавно, в 1995 году, я пересмотрел “Гараж”. Одновременно огорчился и обрадовался. Как автор, создатель фильма, я обрадовался тому, что фильм не постарел, что актуальность его не поблекла, что сатирический заряд не ослабел, что и стилистически картина не архаична. Огорчился же я как гражданин своей страны. Огорчился потому, что фильм не постарел,актуальность его не поблекла, сатирический заряд не ослабел… Как гражданин, я предпочел бы такую оценку ленты:”Все эти недостатки, которые высмеиваются в “Гараже”, давно изжиты, ушли в прошлое. И поэтому фильм Ваш — старый хлам, он ломится в открытую дверь.” Радость моя как гражданина была бы в этом случае куда сильнее, нежели огорчение мое как художника. Но, увы!”…

imageЛариса Шепитько снимала жесткое,”неженское” кино. Хотя сама она не разделяла творчество по половым признакам,”есть много мужчин, которые занимаются в кино кружевами”,- говорила ученица А.Довженко. За свою короткую жизнь режиссер Шепитько сняла немного, но все это — фильмы исключительные по искренности, дальнозоркости и таланту, конечно. От дипломного “Зноя” — к “Родине электричества”, потом — “Крылья”,”Ты и я” и эмблематичное “Восхождение”. Молодая женщина первая заговорила о том, что в экстремальной ситуации каждый из нас — такой, какой он есть на самом деле. А вот что считала она сама:

“То, что я сейчас скажу, может показаться высокими словами. И смешными. Да чем угодно! Но вы представьте себе, что сидящий перед вами человек откровенен. Я ведь сейчас рассказываю о себе. Говорить о себе — это ведь значит говорить о фильме. О том, что меня к нему готовило. Моя работа в кино — это именно жизнь, которую ты не делишь на частную и производственную. Я не могла бы так делить. К тому же у меня счастливое совпадение: у меня муж — режиссер. Так что мы и дома живем в том же мире. Кино — мой дом в буквальном смысле слова. Это естественный способ моего существования, так уж случилось. Как для бегуна на длинные дистанции естественное состояние организма — это бег, так для меня жизнь — кино… Каждый свой фильм надо ставить как последний. И вот я подумала: а какой же у меня последний фильм? Мне не хотелось ощущать себя человеком, с уходом которого исчезнет все. Я надеялась, что что-то останется. Останется моя физиологическая часть, мой ребенок, в его памяти что-то сохранится от меня, от матери, он, может быть, поймет, какой я была, на что была способна. Но я ужаснулась от мысли, что другие люди судить обо мне будут по тому, что я сделала в кино. Я ужаснулась: как же так, работая над тем или другим фильмом, я никогда не давала себе отчет,достойна ли моя работа того, чтобы оказаться последней! Мне-то, может, и казалось, что я снимаю очередную картину как последнюю, но, простите, это была неправда. Каждый раз я предполагала, что самое главное у меня впереди. И вот теперь — досада: вдруг выяснилось, что поставленные мною фильмы — это все, что скажет обо мне. А ведь в том не было полной правды. Когда я впервые оказалась перед лицом смерти, искала свою формулу бессмертия. Хотела думать, что от меня что-то должно остаться.

А вот встреча сразу с двумя великими артистами — театральными, но нам хорошо знакомыми и по кино. Алла Демидова берет интервью для своей книги у Иннокентия Смоктуновского.

— Что главное в человеке?

— Человек. Честность, достоинство,коммуникабельность, доброта, талант.

— Как по-вашему, что такое естественность?

— Естественность — это простота.

— Вы себя считаете естественным человеком?

— К сожалению, моя простота усложняется, когда меня не понимают. Простота — это искренность. Импульсивность состояния — дань моменту.

— Вам не кажется, что это иногда может граничить с глупостью?

— Поэтому я часто и выгляжу глупо. Люди привыкли видеть то, что “принято”, а я вижу то, что вижу, и говорю об этом, а в ответ слышу:”Нет, это глупо”. Мне один психолог дал тест: надо было в заданной рамке нарисовать слона, а он у меня не умещался в эту рамку, и я нарисовал слона, у которого уши, хвост и хобот торчали из этой пресловутой рамки. Психолог тогда вздохнул: да, говорит, в рамки вас не очень втиснешь…

— А что такое ум? Кто, по-вашему, умный человек?

— Михаил Ильич Ромм. Ум — это умение анализировать и смотреть вперед. Это не расчет, а умение предвидеть, охватить событие с учетом всех ошибок и ложных выводов своей среды.

— Вы редко ошибаетесь?

— Часто.

image— В людях или в обстоятельствах?

— Как актер я мыслю более широко и более верно, чем как человек. В работе присутствует профессия, а она умнее меня. Это она делает за меня селекцию выразительных средств и вкуса. Как человек я подвластен профессии. В жизни я смотрю на другого человека и моментально ловлю себя на том, что я за ним наблюдаю как актер: как он закрывает глаза, как говорит.

— Когда вы смотрите на человека, вы можете понять — хороший это человек или плохой?

— Редко. Я от природы добр и очень хочу отклика — в разговорах и в поступках…

— Это раздвоение сознания — на актера и человека — было всегда?

— Думаю, что да.

Нонна Мордюкова жива, не очень здорова. Фильмы с ее участием — целая история нашей страны. Актриса похожа на простую, понятную, но за внешней узнаваемостью — глубокая институтская подготовка, много прочитанных книг, поездки, знакомства с разными людьми, опыт собственной матери. Она действительно вышла “из народа”, это только обогатило и углубило ее творчество. Как вы поняли из вышенаписанного, талантливый человек талантлив в нескольких областях, и Н.В.Мордюкова написала книгу, в которой рассуждает о судьбе и профессии.

“У нас в кино тоже есть этюды Сурикова, крупицы истинного искусства, равного любому другому виду искусства. Нам неподвластно каждый раз быть такими, подлинными, но мы ведь хорошо знаем, какое оно — настоящее искусство кино.
Не такая я особа простая и молодая, чтобы не знать, что такое для нас — хорошо играть. Но есть такая недоступная для актера зона, куда он очень редко попадает, будь то хрип его сорвавшегося голоса или какая-то целая фраза — такая, знаете, ненормальная, потревожившая всего его надолго. В ту зону, повторяю, попасть трудно.

У биологов есть одна гипотеза, которая, думается, подходит и к нашей профессии. Бывает такое явление, когда подбирается компания в особенном сочетании разных индивидуумов и образовывается как бы магическое кольцо, замок. То есть, все, кто здесь находится, сделают то, что сделает один из первых. Честно говоря, с неприязнью или “приязнью” смотрят на актрису или актера их поклонники или антипоклонники, если удастся им впасть хоть на миг в ту высшую зону исполнения — идет крушение всех и всяких отношений поклонения. Ведь идет как бы всевышний гипноз, и все без исключения пробиты как бы насквозь молнией настоящего искусства, которое ведь действительно существует, оно неподвластно вкусам, чтобы отказать ему в праве на жизнь. Оно бывает у нас с примесью грамотного анализа, а бывает, как содрогание, как испуг и восхищение, без нужды анализа и описания».

Нет, не случайно мы любим своих артистов. Они не просто мелькают на кадрах киноленты, а оставляют нам свою мудрость, нравственность, талант. Герои их нам знакомы, потому что они суть мы сами. Это приятно и ответственно осознавать. Может быть вам, дорогие читатели, чем-то помогут в нелегкие времена безверья, в чужой стране высказывания артистов с этой страницы. С нами еще — их фильмы, умные, добрые, нашенские. Пусть любовь и поклонение не пройдут бесследно, а поспособствуют каждому из нас сконцентрировать силы, умения, любовь к Родине, уроки родителей и учителей, чтобы не сдаваться перед трудностями. А в День российского кино снова встретиться с кумирами нашего фильмового искусства.