О “Литературоведческом журнале» в Москве

Маргарита Каназирска проф. Великотырноновского университета «Св.Св. Кирилл и Мефодий», отдел «История русской литературы

Более десяти лет назад к сообществу научных журналов в России добавился еще один – “Литературоведческий журнал”, издание Института научной информации по общественным наукам РАН, Серия литературы и языка (гл. редактор А. Н. Николюкин, соредакторы: О. А. Коростелев, Е. А. Цурганова, А. И. Чагин, Т. Г. Юрченко). О том, какие задачи предстоит решать новому изданию, свое мнение высказали видные ученые: А. Н. Робинсон, Ю. В. Манн, Е. И. Осетров, В. И. Кулешов, В. Д. Сквозников, Л. А. Смирнова и др. (№ 1). Несмотря на разнообразие суждений, выступающие были единодушны, говоря о предмете исследования: это русская литература в ее целостности и неделимости, независимо от того, где она создавалась – в России или за ее пределами, русская литература в контексте других мировых литератур, в ее связях с европейским миром.

Литература русского зарубежья, этот “отведенный в сторону поток общерусской литературы” (Г. Струве), вернулась в свое лоно. В свое время, 80 лет тому назад, будучи оторвана от родной земли, она имела одно огромное преимущество – свободу творчества. Следовательно, теперь речь идет о том, чтобы осознать и воспринять ценности, которые создала русская литературная эмиграция в экстремальных условиях.

Рождение “Литературоведеческого журнала” совпало с крупным событием в научной жизни страны — проведением в 1993 г. представительной (180 докладов 250-и участников из России, Европы и Америки) международной конференции “Культурное наследие российской эмиграции. 1917-1940”, организованной РАН (отделением литературы и языка). Она стала итогом длившейся несколько лет предварительной работы по программе “Русское зарубежье”, охватив почти все области гуманитарного знания (литература, история, философия, богословие, искусство), а также технические науки, словом, все направления, где русская диаспора внесла свой вклад в мировую культуру и науку. И одновременно конференция стала началом систематического изучения наследия русской эмиграции, продолжающегося и по сей день.

Собирание разрозненных частей русской культуры в единое целое, ликвидация “белых пятен” в истории русской литературы, философии, истории и пр., стало движущим мотивом и при создании “Литературоведческого журнала” (1993). Неслучайно его первые номера (№№ 2-4), в основном, были заполнены докладами участников вышеупомянутой конференции.

На протяжении уже более десяти лет журнал не отступает от реализации одной из главнейших своих задач – приоритетного изучения наследия русской диаспоры. На этот вопрос можно посмотреть и шире — уже десять лет русский читатель знакомится не с отдельными или выборочными произведениями зарубежной русской литературы, истории или философии. Изданы собрания сочинений И. Бунина, Б. Зайцева, И. Шмелева, М. Алданова, М. Осоргина, Г. Иванова, Г. Адамовича, религиозных мыслителей и пр. Иностранец в России, попавший в книжный магазин, ошеломлен, изумлен обилием авторов и произведений русского зарубежья.

К этому делу сегодня подключился ряд внушительных серий и изданий (“Диаспора”. Т. 1-7. 2001-2005, “И. А. Бунин. Новые материалы. Т. 1. 2004, предполагаемая серия “Эмигрантика” издательства “Русский путь”, издания Московского университета – “Русский Париж, “Русский Берлин”, “Русская Прага” и многие другие). Этот всеобщий интерес к русскому зарубежью вполне объясним и закономерен, тем более, что теперь можно заглянуть в фонды, архивы, частные коллекции. Благодаря публикациям документов, дневников, воспоминаний, писем и пр. русское зарубежье предстает все более и более полным, разноликим, содержательным, глубоким. “Литературоведческий журнал” находится у истоков этого обильного освещения наследия русской эмиграции.

Видное место редакторы “Литературоведческого журнала” отдали теоретическим вопросам существования и изучения культуры русского зарубежья. Одна из кардинальных тем – ее целостность и неделимость (“В рассеяньи – целостная” О. Н. Михайлова, № 1; “Об изучении литературы русского зарубежья” Е. П. Челышева, № 2; “О целостности русской литературы. 1920-30-е годы” и “Не в изгнании, а в послании”. Миссия литературы” А. Н. Николюкина, № 3, 4;). Не меньший интерес представляет попытка ряда авторов выявить незизвестные или мало известные стороны творчества писателей русского зарубежья: Е. Замятина (“Евгений Замятин и развитие русской антиутопии” Б. А. Ланина, № 2), Гайто Газданова (”Гайто Газданов: Философия жизни” Т. Н. Красавченко, № 2), Р. Гуля (“… Только для нее, для России” Е. С. Померанцевой, № 2), А. И. Солженицына (“А. И. Солженицын и Ф. М. Достоевский” Ю. И. Сохрякова, № 3), З. Н. Гиппиус (“О поэтическом мире Зинаиды Гиппиус” А. Н. Захарова, № 5-6), И. Шмелева (“От жизни к житию: логика писательской судьбы Б. Зайцева” В. М. Толмачева, “Традиции Гоголя в творчестве И. С. Шмелева” Т. В. Марченко, № 4), И. А. Бунина (“К истории одной дружбы. И. А. Бунин и Б. Зайцев” О. Н. Михайлова, № 4), К. В. Мочульского (“К. В. Мочульский о неоклассицизме в русской поэзии” С. Федякина, №4), Б. Филиппова (“Б. В. Филиппов как писатель и критик” С. Д. Селиванова, № 4), М. Цветаевой (“Н. Бердяев и М. Цветаева о смерти и самоубийстве” В. Лосской, № 4), Н. П. Полторацкого (“Профессор Н. П. Полторацкий” В. Н. Буткова, № 3), В. Ходасевича (“Владислав Ходасевич. Материалы к творческой биографии” В. М. Толмачева, № 5-6), Б. Поплавского (“Орфей русского Монпарнаса” А. И. Чагина, №№ 8,9), Д. С. Мережковского (“Мережковский в эмиграции” О. А. Коростелева, “Особенности историзма трилогии Мережковского “Царство Зверя” Т. И. Дронова, “Живо сердце России”. Мережковский-критик в эмиграции” О. В. Кулешова, № 15) и многих других.

Материалы рубрик “Публикации и сообщения”, “Духовная история России”, “Из архива”, “Минувшее” свидетельствуют о том, что волновало русских писателей (мемуары М. И. Гликберг, № 2, переписка З. Н. Гиппиус, Д. С. Мережковского и Д. В. Философова с В. Брюсовым, № 5/6, 7, 15), предоставляют обильный материал по поводу спора о молодой литературе, благодаря публикации статьей Г. Газданова, М. Алданова, В. Варшавского, М. Осоргина, В. Ходасевича (№ 2) или полемики Г. В. Адамовича и В. Ф. Ходасевича (№ 4).

Очень ценной представляется постоянная рубрика “Литературоведческого журнала” – “Хроника литературной жизни русского зарубежья”: Франции (№№ 1-7), Германии (№№ 8-10), Чехословакии (№ 12), Югославии (№13-14), Харбина – Китая (№ 15), Болгарии (№ 17), присутствующая в каждом номере. Эти хроники исключительно облегчают работу исследователя культуры русской диаспоры, они дают предметное представление о том, что происходило в литературной жизни эмиграции в разных странах, каким образом освещалось то или иное событие.

“Хроника литературной жизни Болгарии. 1919-1940” (составитель Г. Петкова) создана в результате просмотра болгарского журнала “Славянски глас” и десятков других общественно-информационных и литературных изданий (всего около 50) и впервые дает ответ на вопрос: ”А как было в этой славянской стране?” Эта хроника, до сих пор не входившая общий свод русского зарубежья, приводит целый ряд новых и неизвестных фактов в эмигрантских биографий многих писателей и журналистов (К. В. Мочульского, А. М. Федорова, Л. Н. Столицы, Г. Волошина и др.), ранних евразийцев (Г. В. Флоровского и др.), русских ученых (Софийского университета, создателей некоторых его факультетов) и историков искусства (А. Н. Грабаря) и пр. Многие сыграли видную роль в болгарской культуре (Н. О. Массалитинов — главный режиссер Народного театра в Софии на протяжении 30 лет, М. М. Златин — дирижер, Н. Д. Веков — постановщик, К. Э. Каренин и Е. Ф. Ждановский — постоянные артисты в Национальной опере, А. Воробьева, Е. Воронова, В. Вербева – в балете и пр.).

Структура “Литературоведческого журнала” постепенно претерпевала некоторые изменения. Начиная с восьмого номера, все чаще появляются тематические номера. На наш взгляд, они обладают определенным преимуществом: бросают всеобъемлющий свет на избранный предмет – творчество А. С. Пушкина (№ 8), А. А. Блока (№ 9), С. А. Есенина (№ 11), И. А. Бунина (№ 12), В. В. Розанова (№ 13-14), Д. С. Мережковского и З. Н. Гиппиус (№ 15) и др. Таким образом, классика и литературное зарубежье воспринимаются в их единстве.

Юбилеи Пушкина (1996) и Достоевского (2001) стали поводом нового обращения к классике, позволили пересмотреть старые концепции (роман “Евгений Онегин” предстает в своем богатстве и неисчерпаемости), продемонстрировать новые точки зрения на классическое наследие (см. статьи В. И. Кулешова, А. И. Смирнова, Д. П. Двинского, И. С. Кузнецова, И. Л. Волгина, Д. Л. Башкирова, И. А. Битюгова, А. М. Буланова, Е. А. Гаричева, Г. Д. Гачева и многих других, №№ 8, 16), выявить во всей полноте вклад русских пушкинистов – Д. Д. Благого, С. М. Бонди, Н. В. Бродского, А. И. Белецкого, А. Н. Соколова, В. И. Кулешова (№ 8), рассмотреть творчество автора “Братьев Карамазовых” в свете традиции христианской культуры и православных норм (статьи Д. Л. Башкирова, В. В. Борисовой, Г. Д. Гачева, А. Г. Гачевой, Н. Ю. Казаковой, К. Итокава и др., № 16).

К тематическим относится и №17 журнала, многогранно представляющий одно из очень важных, но труднодоступных эмигрантских изданий – “Опыты” (Нью-Иорк, 1953-1958). Аннотированная роспись содержания (составитель О. А. Коростелев) является очень полезной и облегчает работу исследователя.

Рядом, но отнюдь не на втором месте, строго в соответствии с профилем издания, стоят вопросы теории литературы (“О задачах русского литературоведения” А. Н. Робинсона, “К истории романа – роман средневековый и роман Нового времени” Г. К. Косикова, “Типология жанра русской антиутопии” Б. А. Ланина, “Лирика как онтологическое событие” В. М. Толмачева, “Архетипы русской литературы” В. Д. Захарова, № 1, 7) и критики (“Постструктурализм Мишеля Фуко” и “Ролан Барт – от текстового анализа к “наслаждению текстом” И. П. Ильина, “Два лика герменевтики” и “Новая критика” и Хемингуэй” Е. А. Цургановой, “Термин и метафора в науке о литературе” Ю. Н. Гирина, “Определение сущности литературы феноменологией и герменевтикой” Т. М. Кекеевой, № 3, 7, 10 и др.).

Редакторы журнала не пренебрегли общими вопросами отдельных литературных эпох (Серебряного века, № 5-6) и их примечательных фигур (З. Гиппиус, Д. Мережковский, В. Розанов и др.), поэтикой русского стиха (словарь рифм Н. Некрасова, И. Анненского, А. Блока и др.), связями русской литературы с европейским миром (“Поэтика Джойса: русские связи и соответствия” С. С. Хоружего, “Тютчев и Шекспир” Е. Н. Лебедева, “Религиозное подвижничество в романах В. Гюго и Ф. М. Достоевского. Две культурно-исторические модели” Г. К. Щенникова, № 1, 3) или дискуссией о литературе США (“К истории литературы США” Я. Н. Засурского, “Американский романтизм” А. В. Зверева, “Американская мечта и Русская идея” Т. Л. Морозовой и др., № 10).

За десять лет “Литературоведческий журнал” приобрел свой облик. Для иностранного читателя беда в том, что тираж журнала ограничен (400 экз.), и номера быстро становятся библиографической редкостью.