Дракон расправляет крылья

imageБуш, конечно, смелый мужик. Что поделаешь, главе супердержавы необходимо быть таким. Демонстрировать езду на своем спортивном горном велосипеде, прилетевшим с ним в Китай, его никто не заставлял, это не входило в программу визита с весьма плотным рабочим графиком. Разумеется, понять, что это была маленькая пиар-акция, нетрудно. И опасность заключалась, разве что, в риске упасть, как это случилось в прошлом году, когда Буш получил незначительные травмы, свалившись с велосипеда в окрестностях своего ранчо в Кроуфорде. Поднятый еще до визита западными журналистами шум о просочившейся информации о готовящемся покушении на Буша только способствовал «героичности» такой спортивной прогулки. Велокросс, несмотря на прохладную погоду, президент совершал, как полагается, в шортах и спортивной куртке. А трассой была избрана дорожка олимпийского горного велодрома Лаошань в западных окрестностях китайской столицы. Но, конечно, всю местность надежно заблокировали бойцы антитеррористических спецподразделений, хорошо замаскировавшиеся по обеим сторонам пути.

Велотур не добавил значимости визиту американского президента в Китай. Сложившиеся за последние годы многослойные отношения этих двух стран, олицетворяющихся символами орла – Америка и дракона – Китай, выглядят тем, чем они и являются на самом деле: ясно просматривающимися и подспудными трениями. Дракон расправляет крылья, и это не может не тревожить Орла. Две великие державы – уже состоявшаяся и еще только набирающая силу – ищут возможности как можно прагматичнее сконструировать механизм своих взаимоотношений. То, что визит американского президента в Пекин – третий по счету в ходе его азиатского турне, начавшегося 19 ноября, – будет непохож на недавние визиты в дружественные Америке Японию и Южную Корею, стало ясно уже в аэропорту китайской столицы. Встречать Джорджа Буша и его спутников – жену Лору, госсекретаря Кондолизу Райс и советника президента по национальной безопасности Стивена Хэдли – никто из высшего руководства КНР не приехал. Это заметила и прокомментировала пресса — конечно, не китайская: «Буш спускался по трапу самолета в прохладную погоду и к прохладным лицам второстепенных китайских чиновников».

К выражению лиц китайских политиков претензий не должно быть. У китайцев особый менталитет — во многом непонятный западному этикету. Зато Западу вполне понятны цифры: в этом году дисбаланс во внешней торговле между Вашингтоном и Пекином достиг 200 млрд. долларов. Такое наступление китайцев на американский рынок заставляет Вашингтон задуматься о завтрашнем дне. К огорчению Вашингтона, состоявшийся визит Джорджа Буша особых надежд не сулит. Но одно из событий не может быть не отмечено на фоне прошлой истории американо-китайских взаимоотношений, в большей части похожих на противостояние. Это – весьма масштабный, и возможно, рекордный контракт на закупку Китаем 150 самолетов «Боинг 737». Некоторые обозреватели склонны видеть в этой сделке своеобразную «подачку» китайской стороны Америке за профицит в торговле.

Но в сути этого договора не все выглядит так радужно. И дело в том, что сделка предусматривает закупку самолетов в два этапа. Первые 70 машин будут поставлены в 2006 – 2008 годах. Сумма первой части сделки составляет около 5 млрд. долларов. Если учесть, что эту сумму дополняет и раннее заключенный договор на покупку Пекином 60 «Боингов 787» – это самолеты большой дальности полета – общей стоимостью в 7,5 млрд., то сделка весьма впечатляет. Но вот сомневаться в том, что вторая половина новой сделки, на покупку еще 80 региональных „Боингов”, не будет осуществлена, совершенно не приходится. И вот почему. В Китае есть государственная авиационная компания, которая уже 10 лет работает на тот самый «Боинг», производя для него комплектующие. Но китайцы не были бы китайцами, если бы не использовали эту ситуацию в своих интересах. Используя опыт «Боинга», закупая передовые технологии у других западных фирм и разрабатывая собственные, эта компания уже готова вскоре развернуть полномасштабное производство своей собственной машины – регионального самолета ARJ (Asian Regional Jet). Этот самолет будет собираться полностью из китайских комплектующих. И нет сомнения, что недолог срок, когда эта машина вытеснит американцев, еще доминирующих на рынках Юго-Восточной Азии.

Конкуренция Орла и Дракона не ограничивается только авиастроительной отраслью. Пекин стремительно перестает быть зависимым от американских технологий и высокотехнологичных продуктов. Китай не только уже доминирует на американских и европейских рынках с изделиями легкой промышленности. В КНР, например, как грибы, растут автомобильные заводы: их уже более сотни. Конечно, не все они выдержат жестко развернувшуюся внутри страны конкуренцию. Но некоторые выпускают продукцию, сравнимую с качеством изделий своих соседей – южнокорейских и даже японских автопроизводителей. Какой «сюрприз» это несет для США и Европы, становится понятным, если учесть , что происходит в их атомобилестроительных отраслях. Ведь буквально через день после завершения визита Буша General Motors заявила о закрытии в Северной Америке 12 своих заводов и сокращении почти четверти рабочих мест. То же происходит сегодня и со многими западно-европейскими автомобильными гигантами, такими, например, как Opel, Volkswagen и некоторыми другими. Они не выдерживают конкуренции с заполонившими их рынки — уже превосходящими по качеству и белее доступными по цене — японскими и южнокорейскими автомобилями. На европейских рынках стали появляться и китайские машины, а через год их поставка начнется и в США, что, понятно, усугубит положение западных фирм.

Визит Джорджа Буша в Пекин еще раз подтвердил происходящую смену ролей: Пекин во всем спектре американо-китайской торговли перестает быть клиентом, но становится полноправным партнером, а то и сильным конкурентом. Экономическое и военно-политическое соперничество США и Китая в мире в целом и в Юго-Восточной Азии стало причиной значительного охлаждения отношений между этими странами. Эксперты Пентагона в своих ежегодных докладах обвиняют китайскую сторону в сокрытии истинных расходов на оборону и недоумевают, зачем Пекин так поспешно и тайно вооружается. Но в последнее время администрация США стала пытаться наладить отношения с Пекином. Новую доктрину Белого дома в сентябре этого года представил главный специалист по Китаю в администрации президента замгоссекретаря Роберт Зеллик, который призвал искать с Китаем точки соприкосновения. После этого в китайскую столицу зачастили высокие американские гости. В этом году Пекин уже посетили госсекретарь США Кондолиза Райс, шеф Пентагона Дональд Рамсфельд, министр финансов Джон Сноу, министр торговли Карлос Гутьеррес и ряд других высокопоставленных американских чиновников.

Причины столь массового и тяжеловесного американского «десанта» в КНР понятны: Китай становится все более нужным Америке, особенно по политическим соображениям. Совсем нежелательно для Вашингтона сближение Китая с Россией, в нем прослеживается немало антиамериканских и антигегемонистских мотивов. Новым раздражающим «звоночком» для Вашингтона стали прошедшие осенью совместные военные учения. Особое, стратегическое, значение приобретают энергетическая составляющая и растущий объем закупок Пекинов современного российского вооружения. Только на прошлой неделе Китай закупил у России 7 подводных лодок и большую партию установок электронного обнаружения воздушных целей. По сумме эта сделка не намного уступает размеру стоимости первой половины «боинговского» контракта.

Китай уже не раз демонстрировал возможности своего влияния на страны, которые находятся вне «дипломатических возможностей» Вашингтона. Например, важную роль сыграл Пекин в том, что Северная Корея согласилась сесть за стол переговоров по ядерному контролю. Китай закупает много нефти у Ирана, поддерживая этим его режим и делая его зависимым. Это же можно сказать и о полуисламистском Судане и почти социалистической Венесуэле.

Во всех этих аспектах интересно наблюдать изменение тональности американских «нравоучений» в адрес Пекина. Хотя бы на примере последнего визита Джорджа Буша. И это понятно: инструментов для «воспитания» Китая в распоряжении Белого дома до неприличного мало. В Вашингтоне много говорят о том, что администрацию США по-прежнему беспокоит ситуация с правами человека в КНР, особенно в религиозной сфере. Недавно госдеп США опубликовал доклад, в котором Пекин обвинялся в ущемлении религиозных свобод своих граждан. Видимо, именно поэтому президент США начал свой визит не с переговоров с председателем КНР, а с посещения одной из пяти протестантских церквей китайской столицы – Ганваши. Примерно за месяц до приезда Джорджа Буша доступ китайским протестантам в церкви был ограничен. На дверях были повешены объявления на китайском и английском языках о том, что китайских граждан на время перестанут допускать в церкви “из уважения к религиозной политике КНР”. В приходе Буш обратился к собравшимся с краткой речью, ради произнесения которой он, надо полагать, сюда и приехал. Однако при этом он не произнес ни одного слова, которое можно было бы интерпретировать как критику в адрес руководства КНР, и, получив в подарок экземпляр Библии на китайском языке, с чувством исполненного долга отправился на встречу с председателем Ху Цзиньтао.

Конечно, в Пекине Буш рассуждал о демократии, но это было больше похоже на теоретические постулаты. Единственное, на что он решился на сей раз – это ткнуть пальцем в одну из болевых точек – Тайвань, который Пекин считает своей раскольнической провинцией и громко напоминает, что может призвать ее к порядку силой. Но «укалывать» руководство Китая Тайванем — это единственное, что сегодня может Америка, несмотря на свое огромное политическое влияние, экономическую и военную мощь.

Нельзя не заметить, что в последние месяцы по анализу реальности и предсказанию результатов возможного военного конфликта между США и КНР из-за Тайваня высказались многие азиатские чиновники, дипломаты и аналитики. Губернатор Токио Синтаро Исихара выступил в вашингтонском Центре стратегических и международных исследований, предупредив, что США проиграют любую войну с Китаем. “В любом случае, если напряженность между США и Китаем накалится, если каждая сторона нажмет на спусковой крючок, что приведет к широким военным действиям, я полагаю, Америка не сможет выиграть, так как там сложилось гражданское общество, которое должно придерживаться ценности уважения человеческой жизни». Губернатор заявил, что американские наземные силы, за исключением морской пехоты, “крайне некомпетентны” и не смогут сдержать конвенциональную (с применением обычных вооружений – прим.автора) китайскую атаку. Он утверждает, что Китай не будет раздумывать, прежде чем применит ядерное оружие против азиатских и американских городов – даже если это будет чревато массивным ответным ударом. “Поэтому мы должны рассмотреть иные способы противодействия Китаю, – подчеркнул он. – Что нам следует предпринять в отношении Китая, так это, на мой взгляд, экономическое сдерживание”.

Можно полагать, что элементом такого сдерживания явилось сделанное Бушем в Пекине заявление, что США будут добиваться от КНР «утяжеления» (ревальвации) китайской национальной валюты – юаня. Америка в этом заинтересована потому, что дешевый юань делает дешевой и китайскую продукцию, а это дает ей преимущество в конкуренции на мировом рынке. Председатель Ху в ответ делал вежливую мину и обещал, что КНР будет продолжать реформы экономики, хотя хорошо известно, что курс юаня жестко контролируется правительством.

Дракон уверенно расправляет крылья, доказывая миру, что выбранный Китаем путь развития наиболее пригоден для невиданного доселе по масштабам и темпам экономического прорыва страны со своей, специфичной для нее самобытностью, культурой и моралью.