История славянская

imageНачалась эта история в Славянске-на-Кубани. А закончиться ей было суждено за тысячи километров от этих мест. И сейчас по иронии судьбы рассказ об одной казачьей семье можно услышать из уст женщины с именем, совершенно не похожим на казачье. Но несмотря на всю эту непохожесть, Мария Цервенкова бережно сохранила память о сословии, которое нельзя сравнить ни с каким другим. Мать Марии (Феодора) была кубанской казачкой и принадлежала к роду богатому. Дед Феодоры семь лет служил в Санкт-Петербурге и там познакомился дворянкой Анной. Эта девушка впоследствии стала его женой. А дед со стороны матери участвовал в русско-турецкой войне, сражался в боях за оборону Плевны и получил Георгиевский крест. Отец Феодоры также проходил службу в тогдашней столице. И, как говорят в семье, по увольнении получил серебряный самовар лично из рук императора. Так что казачьи предки Марии были всё славные люди.

От своей матери она слышала много рассказов о быте казаков, обычаях, традициях. Но больше всего в памяти её запечатлелась та комната, о которой так живо говорила Феодора. Эту комнату все называли “святая святых”, стены в ней полностью были увешаны иконами. Среди них выделялся портрет императора Александра. Самая дорогая икона отличалась особой красотой, она изображала Богородицу с младенцем, окружённую золотым венком. Когда солнечные лучи попадали на удивительное творение, то впечатление от этого великолепия становилось ещё более сильным. Мария даже признаётся, что и теперь перед её глазами возникает образ того шедевра, которого она никогда не видела воочию.

Однако в особой комнате семье суждено было испытать и много горьких моментов. Когда начались обыски и конфискации, иконы разграбили и собрали в мешки. Больше всего недовольства вызвал портрет государя. Незваные гости стали стрелять в него. Дед Феодоры не смог перенести происходивших событий и скончался прямо на месте. Видимо, сердце старика не выдержало пережитого.

imageФеодора любила вспоминать не только грустные моменты, но и праздники, годы своей юности. Так, по её словам, больше всего люди веселились во время Пасхи, пекли куличи, красили яйца и т.д. Неизменной традицией считалось и то, что все молодые должны были навещать старых. А уважение к старикам представлялось неотъемлемой частью воспитания казаков. Слово родителей почиталось как святое. Поэтому даже для любимой дочери было большой радостью услышать от отца заветную похвалу. Авторитет батюшки в доме не подвергался сомнению. Никто не имел права сесть за стол, пока не сядет глава семьи. О своей матери Феодора говорила как об очень мягкой любящей женщине. Евдокия Яковлевна запомнилась ей одетой в кофточку и множество разноцветных юбок. Любопытно, что по количеству этих юбок и по материалу, из которого они были сделаны, оценивалось богатство семьи.

Феодора часто любила рассказывать про ярмарки. Они устраивались после сбора урожая и отличались большим размахом. Во время ярмарок веселье было повсеместным. А дочки Григория Яковлевича (отца) всегда особенно радовались таким празднованиям. Ведь в силу того, что их знали как зажиточных казаков, все торговцы устраивали чуть ли не соревнование, кто первый успеет продать свой товар девушкам.

Шаповаловы действительно славились своим богатством. По словам Марии, мать рассказывала ей, что они разводили кур, уток. Кроме того, в конюшне у них было более десяти лошадей для езды, имелись коровы. Основной заработок семья получала за счёт производства кожи и кожаных изделий. А брат Григория Яковлевича занимался изготовлением сапог, которые были мягче перчаток, как говорила сама Феодора. Она помнила даже саму технологию обработки кожи и описывала все её этапы. Шаповаловы завоевали уважение среди других людей благодаря своей предприимчивости и трудолюбию.
Судьба, как известно, по-разному распоряжается жизнями людей. И казачке Феодоре уж точно никогда не пришло бы в голову, что она выйдет замуж за болгарина и проведёт остаток своих дней в балканской стране. А произошло это вот как. Молодой талантливый садовник Николай, прибывший из Болгарии, был приглашён в Славянск-на-Кубани в связи созданием Сада-гиганта. Николай Васильевич уже имел детей от предыдущего брака, но некому было заботиться о них. Все няни, которых он приглашал на работу, не занимались ничем другим, кроме грабежа. А маленькие дети оставались без нужного ухода. Но однажды, как рассказывает Мария, Николай услышал от других людей, что в городе живёт замечательная незамужняя девушка из хорошей семьи. Её-то он и выбрал себе в спутницы и сразу понял, что нашёл хорошую мать для собственных детей. Этой девушкой была Феодора.

imageКакое-то время Феодора и Николай жили в Славянске. Но в определённый момент условия жизни в том богатом крае стали невыносимыми. Поборы и конфискации дошли до немыслимых размеров. Тогда семья решила переехать в Болгарию. Шёл 1933 год. По рассказам Феодоры можно восстановить весь тяжкий путь, который пришлось преодолеть. Именно в тот период дипломатические отношения с Румынией были прерваны. По этой причине путешествие длилось долго. Возвращались через Польшу и Венгрию. В словах матери о переезде Мария всегда чувствовала горечь, боль и боязнь. Ведь всё было не так просто. Не выдержав длительного пути, заболевает и сама Феня.

С 1933 года Феодора начала жить в Болгарии. Однако это нисколько не уменьшило её любовь к родному краю. Мария Цервенкова рассказывает, что мама с нетерпением ждала возможности посмотреть фильм “Кубанские казаки”. Но после просмотра сильно расстроилась. Оказалось, что она ожидала увидеть совсем иное, а на экране казаки показались людьми чужими, не такими, какими их видела она.

Феодора прожила долгую и полную неожиданнх поворотов судьбы жизнь. Но и после её смерти память о ней жива, благодаря стараниям дочери. Она записала рассказы матери о казачестве и даже хотела дать материалы для редакторской правки, но как-то не дошли руки. Сейчас Мария поддерживает связь с родственниками в Славянске, но те не сразу идут навстречу. А ей хотелось бы собрать альбом с фотографиями своих предков. Казачество для этой женщины значит много. Она даже называет одну книгу об этом удивительном сословии своей библией, часто перечитывает статьи, посвящённые казачеству. Правда, дети смотрят на старину не с таким трепетом и восхищением. Но для неё важно, чтобы казачья история жила, пока живёт она сама.