Интерес к болгарской брынзе в России не исчез

Интерес к болгарской брынзе в России не исчезает, несмотря на эмбарго.

С помощью специального разрешения мы ввезли 11 тонн продовольственных продуктов в Москву для выставки. Они закончились на второй день, сообщила министр сельского хозяйства и продовольствия Болгарии, Десислава Танева в интервью газете «24 часа».

— Госпожа министр, с какими новостями Вы вернулись из Москвы и выставки «Золотая осень»?
— Я вернулась не только с новостями, но с большим количеством впечатлений. Болгарский стенд, который мы сделали для выставки, вызвал большой интерес. На самом деле, у нас были 2 огромных стенда — один в палате, которая представляет только регионы России, и мы. Это было и самое посещаемое место на выставке. Другой наш стенд был на улице, где проходила торговля. К сожалению, наши товары закончились еще в середине выставки.

— К чему больше всего проявили интерес россияне?
— К кебапче (традиционные болгарские котлеты – ред.) и брынзе.

— Помнят ли еще российские потребители болгарские продукты?
— Да. Ни один из клиентов, посетивших наш стенд, не нуждался в рекламе. Это показывает, что наша продукция известна на российском рынке.

— А можно их найти в магазинах России?
— Конечно, нет. Продукты из мяса и брынзы находятся под эмбарго на данный момент.

— Как россияне разрешили тогда ввести продукты?
– С помощью специального разрешения мы ввезли только 1 грузовик с 11 тоннами для целей выставки. А вообще на стенде у нас были и продукты, которыми и в настоящее время торгуют на российском рынке — вино, консервы, переработанные фрукты и овощи, в отношении которых не действует эмбарго.
Фруктовые соки также вызвали большой интерес, и я рада, что наша продукция вызвала этот исключительный интерес во времена очень острых политических отношений. Каждое государство имеет правящую власть, которая каким-то образом влияет на то, что люди думают. В один из таких моментов эта поддержка и одобрение, которые мы получили там в отношении наших продуктов, которые мы производим, показывают доверие к болгарскому производителю.

— Означает ли Ваш визит в Россию в качестве министра Болгарии — члена ЕС, что возможно, что в ближайшее время будет пересмотрен вопрос о санкциях и соответственно эмбарго?
— О, я бы не сказала. Было бы чрезмерно самоуверенно сделать подобное заключение. Я рада, что мы восстановили коммуникацию с российскими властями, которой не хватало. Только в этом году я встретилась второй раз с их министром сельского хозяйства Александром Ткачёвым. Наша первая встреча была в рамках Санкт-Петербургского экономического форума. И фактом является то, что после нее была восстановлена коммуникация между «Ростехнадзором» — их органом ветеринарного и фитосанитарного контроля, и нашим агентством по безопасности пищевых продуктов. А «Ростехнадзор» на практике разрешает доступ к продуктам питания на российском рынке. Конечно, ни в коем случае мы не можем думать, что возможно исключение для нас. Мы следуем правилам и решениям ЕС, но кроме общего эмбарго у нас есть еще один действующий запрет для наших фитосанитарных сертификатов. И в этом отношении также идет коммуникация в отношении электронной системы прослеживаемости изданных сертификатов, которая должна быть установлена между этими двумя органами. Это проблема, в основном, для экспорта трав. Я надеюсь, что проблема найдет решение.

— О чем Вы договорились с российским министром Александром Ткачевым?
— Нас встретили очень тепло. Мы предложили, несмотря на эмбарго, уточнить процедуру, по которой должны пройти болгарские компании, заинтересованные в экспорте в Россию.  В настоящее время существует 27 наших предприятий, которые выразили заинтересованность в экспорте на российский рынок.

— Сколько времени отнимает разрешение на экспорт?
— Иногда 2-3 года, по-разному. Конечно, я не отрицаю, что есть и политический элемент во всем этом. Но эти административные процедуры являются самыми медленными. В пример я могу привести Китай, с которым мы уже заключили соглашение, и прошло около года до выдачи сертификата для брынзы. В окончательном виде вопросный сертификат мы заключили всего три недели назад.

— В каких секторах существует наибольший интерес для экспорта в Россию?
— Во всех традиционных секторах, в которых мы экспортировали. Это — брынза, фрукты, овощи, мясные продукты. Мы должны знать, однако, что в это время эмбарго ситуация не такая, как была раньше. Во-первых, процедура отличается и громоздкая. Россия должна быть уверена, что система ветеринарного и фитосанитарного контроля страны-экспортера гарантирует безопасность продуктов. Этот контроль со стороны России теперь будет происходить по Евроазиатскому соглашению, которое у них есть. И их законодательство в области пищевых продуктов за эти два года изменилось.
Но самое главное, что Россия за эти два года инвестировала невероятно много в сектор „Сельское хозяйство”. Они увеличили неимоверно свое производство. В некоторых секторах, где были нетными импортерами, они уже полностью удовлетворили внутреннее потребление, и их темпы роста позволят им стать экспортерами. Это относится, например, к куриному мясу и свинине, которые они до сих пор традиционно импортировали из ЕС.
Так что, ситуация совершенно иная, и не следует смотреть на снятие эмбарго как на панацею для решения всех проблем в отношении производства продуктов питания и снижения цен в ЕС. Наоборот, для бизнеса в секторе должно быть ясно, что не существует одного решения этого вопроса.

— Тем не менее, какие ниши с потенциалом существуют для болгарского продовольствия на российском рынке?
— Вино и консервы и в настоящее время пользуются интересом. Сохранился интерес ко фруктам и овощам. Хотя и в меньшей степени, чем до эмбарго, также интерес к молочным и мясным продуктам. Но все это вопрос рынка. И, как я говорю, мы должны научиться продавать себя.

— Когда будет снято российское эмбарго?
— Я не могу сказать. Для нас важнее всего иметь нормальные отношения, не быть забытыми. Вы знаете, что Россия стала экспортером №1 в мире с рекордным урожаем пшеницы. У них существует рост и в отдельных секторах. Но на встрече с министром Ткачевым и я ответила: «В Болгарии тоже — у нас есть рекорд пшеницы». Да, в одном случае мы говорим о 115 млн тоннах, а в другом — о 5,6 млн. Мы шутили с абсолютными размерами, но в Болгарии есть рост в каждом производстве. И это должно быть известно.

источник: Nоvinitе.ru