«Галичья гора» — особая территория России

imageУдивительная природа самого маленького в мире заповедника «Галичья гора», расположенного на берегу реки Дон, привлекает тысячи туристов не только из соседних областей, но из стран ближнего и дальнего зарубежья. Но мало кто обращает внимание на еще одну удивительную особенность «Галичьей горы» — на сотрудников заповедника. Они не только сохраняют уникальные уголки природы, расположенные в окружении крупных промышленных городов, но и не забывают о людях.

Как-то один сотрудник заповедника пришел с прогулки и обнаружил у себя на теле более сорока клещей. Пришлось их срочно извлекать, а это занятие непростое. И если бы не помощь подоспевших сослуживцев, то для этого человека все могло закончиться трагически. Оказывал помощь коллеге и старший научный сотрудник, заведующий лабораторией энтомологии заповедника «Галичья Гора», кандидат биологических наук Михаил Николаевич Цуриков, который после этого случая, создал эффективное устройство для безопасного извлечения клещей. Узнав об этом, я отправился в заповедник, чтобы встретиться с изобретателем.

В центре главной усадьбы мое внимание сразу привлекла скульптурная группа, изображавшая раскрашенных орлов и соколов, но, подойдя ближе, я с удивлением обнаружил, что это были настоящие птицы, сидевшие на подставках. «Да, оригинальная визитная карточка заповедника, ничего не скажешь, видно, здесь мне придется удивляться еще не раз», — подумал я и пошел к домикам, чтобы встретиться с их обитателями. Навстречу мне вышел мужчина, одетый в куртку и брюки защитного цвета, и, узнав, что я журналист, стал, извиняясь, объяснять: «Вы приехали в четверг, а в этот день у нас все уезжают на базар. Но Вы не волнуйтесь, сейчас мы найдем человека, который Вам расскажет о заповеднике все». Таким человеком оказалась приветливая женщина средних лет, специалист по экологическому образованию и просвещению Цурикова Лариса Юрьевна, она оказалась женой изобретателя, к которому я и приехал. Из ее рассказа я узнал, что заповедник состоит из шести участков. На правом берегу Дона находится «Галичья гора», а на левом берегу — «Морозовая гора», на которой и расположена усадьба заповедника с административными и жилыми постройками, музеем природы и питомником хищных птиц. Сюда постоянно приезжают группы школьников и туристов, причем из Воронежа и Москвы посетителей больше, чем из Задонска, расположенного в двадцати километрах от «Галичьей горы». А посмотреть здесь действительно есть на что. Одних только видов растений в заповеднике около тысячи, к тому же тысяча двести видов грибов, 10000 видов беспозвоночных и около трехсот видов позвоночных животных.

Лариса Юрьевна показала мне вольеры с редкими хищными птицами, занесенными в «Красную книгу» России, которых разводят в питомнике, а потом выпускают в места их исторического обитания. Сейчас здесь 14 видов редких птиц. В основном, это соколы-балабаны, сапсаны, орлы-могильники, беркуты и даже филины, которые в последнее время стали редкостью для русских лесов. Еще в питомнике пытаются возродить утерянные традиции русской соколиной охоты. С этой целью специально подготовленные для охоты птицы используются в представлении “Соколиное шоу” для посетителей заповедника.

После осмотра вольеров мой гид привела меня в центральный «офис» усадьбы, где расположился музей, кабинет директора и сотрудников. На втором этаже я увидел большой стенд, на котором был рассказ о Сергее Владимировиче Голицыне, бывшем директоре заповедника, благодаря принципиальной научной позиции которого удалось спасти «Галичью гору» как научное учреждение в период резкого и неоправданного сокращения заповедников в 1951-1952 годы. Бывший морской офицер, участвовавший в знаменитом Моонзундском сражении с германским флотом, после революции полностью посвятил свою жизнь науке, а также созданию и развитию заповедника.

imageПоказывая на фотографию Голицына, Лариса Юрьевна сказала: «Он для нас является примером действенного отношения к нашему общему делу – сохранению родной природы. Ради этого мы здесь живем и работаем. Сейчас нас девять сотрудников, из них семь — кандидаты биологических наук. Есть зоолог, ботаник, орнитолог, энтомолои и один миколог – специалист по грибам. И все мы — выпускники биофака Воронежского государственного университета.

– Лариса Юрьевна, а Вы сколько лет здесь работаете?

– Я с мужем здесь уже десять лет, но у нас есть люди, которые живут здесь около двадцати лет.

– Все ваши коллеги тоже семейные?

– Почти все. Во многих семьях есть дети, в нашей двое: девочка и мальчик, а у соседей по домику ребенку всего несколько месяцев.

– А где дети учатся, ведь в заповеднике нет школы?

– В селе Донском, которое отсюда в трех километрах. Туда их отвозят на микроавтобусе, а после занятий они возвращаются в усадьбу пешком.

– Летом, когда хорошая погода, пройти три километра нетрудно, но есть еще осень и зима, как же они добираются в это время?

– Когда наши дети были маленькими и ходили в начальные классы, мы их встречали. Теперь выросли и добираются самостоятельно. Мы уже к этому привыкли. Самые юные уже ходят в восьмой класс, а те, кто постарше, уехали в город и поступили в институты.

– А кто вас лечит, если заболеете? И где вы покупаете продукты и все остальное?

– Сейчас, когда появились сотовые телефоны, стало намного легче. В крайних случаях вызываем «скорую», а вообще стараемся лечиться травами. Конечно, лучше всего просто не болеть. А за покупками мы раз в неделю выезжаем в Донское. Еще у нас есть приусадебное хозяйство: курочки, кролики, козы. Даже корову пытались держать.

– Для вас это было очень трудно?

– Нет, это для нее было ужасно, мы все доили ее по очереди.

– Могу себе представить, как кандидаты наук доили корову. А Ваш муж в свободное от работы время тоже занимается хозяйством?

– Да, занимается. И придумал устройство для автоматического кормления кур. Ему приходится, как и многим сотрудникам заповедника, иногда допоздна задерживаться на работе, а птиц кормить нужно всегда вовремя.

– Интересно, чем он еще помогает в хозяйстве?

– Он у меня изобретатель, — заулыбалась Лариса Юрьевна. Придумал еще устройство для сбора колорадского жука и для тушения пожаров на полях и лугах. Разве это не помощь мне и другим людям? Вообще он придумывает и конструирует различные устройства и приспособления, помогающие ему в основной работе, а не только в быту. Его приспособления для отлова и исследования беспозвоночных, количество которых перевалило за пятьсот образцов, высоко оценили коллеги. За некоторые изобретения он уже получил несколько патентов.

image– Расскажите, пожалуйста, о его последнем изобретении.

– Я думаю, Вам стоит об этом спросить его самого, тем более что сейчас он работает в соседнем кабинете.

– Михаил Николаевич, в этом году отдых на природе для многих россиян обернулся большими неприятностями: им пришлось обращаться в медицинские учреждения, чтобы избавиться от клещей, которые теперь атакуют людей не только в полях и в лесах, но и в городах. Недавно Вы получили патент за свое актуальное изобретение, расскажите о нем подробней.

— Я и раньше хотел создать устройство для удаления клещей, действие которого было бы простым и эффективным, но этот случай меня просто подхлестнул. Идея устройства родилась мгновенно, но на ее осуществление ушло несколько лет. Почти как у Менделеева, который однажды сказал: чтобы увидеть таблицу во сне, я работал над ней несколько лет. К тому же пришлось сделать несколько модификаций, пока не добился окончательного варианта.

– А сами пользуетесь своим устройством?

– Конечно, пользуюсь и дарю экземпляры сослуживцам, друзьям. Знакомым энтомологам из Москвы, ездившим на Кавказ, устройство понравилось. Так же, как и коллегам из Англии и США, которые приезжали к нам на «Галичью гору». Я мечтаю, чтобы оно было бы в каждом сельмаге, как спички, чтобы в случае необходимости все им могли воспользоваться. Оно простое в обращении нужно всего лишь зафиксировать клеща кончиками устройства и осторожно проворачивать вокруг продольной оси. Многие пытаются вытащить насекомое пинцетом и разрывают его на части, а это недопустимо. Устройство, в отличие от пинцета, вытаскивает клеща любой величины без порывов.

– Михаил Николаевич, а не боитесь, что Вашу идею, мягко говоря, позаимствуют другие?

– На это изобретение уже имеется официальный патент, который недавно получил Воронежский государственный университет, который и является официальным патентодержателем. Поэтому теперь, если кто-то захочет наладить выпуск нашего устройства, милости просим, приезжайте в Воронеж и предлагайте свои условия. В выигрыше будут все россияне.

Уезжая, я поинтересовался у научных сотрудников заповедника, сколько они получают за свою работу. Оказалось, около трех тысяч рублей. Хорошо, что еще остались подвижники, готовые ради сохранения нашей природы годами работать в заповедниках, не пользуясь благами городской жизни и не имея нормальной зарплаты, а удовлетворяются сознанием исполненного долга. Плохо то, что такое положение вещей государство вполне устраивает.