Франц Витко:

imageФранц Петрович Витко – временный поверенный в делах Республики Беларусь в Болгарии. Человек интересный и неординарный. Родился 3 сентября 1951 года. История его жизни достойна экранизации: трудное, но интересное детство, насыщенная юность и ответственная взрослая жизнь. Любит гулять по лесу, собирать грибы, читать историческую литературу. Его девиз в жизни: „Если очень хотеть и стремиться, то можно достичь желаемого. Главное — упорство и труд”. Думаем, что его новогоднее интервью нашей газете не оставит равнодушным ни одного читателя.

— Мое детство пришлось на послевоенное время. Семья была большая, семеро детей. Отец и мама работали в колхозе за гроши, чаще платили натуральными продуктами: подсолнечным маслом, хлебом, другими продуктами питания. Жили мы на хуторе, было свое хозяйство: птица, корова, свиньи, овцы. Выращивали овощи, фрукты. Я был последним ребенком в семье. Пошел в школу в пять лет /смотреть за мной было некому/. Старшие работали, средние учились, в наследство от старшего брата мне досталасъ кирзовая сумка с дырявым низом. Начиная с марта, заканчивая октябрем, ходили босиком. Такое вот было детство. Мечтать об угощениях, конфетах даже не приходилось. Самое большое счастье – стакан молока с хлебом. Как ни странно, такая жизнь заставляла к чему-то стремиться, было огромное желание чего-то добиться. Я успешно окончил начальную школу, с медалью среднюю. А так как я родился в Западной Беларуси, то мы сначала отмечали Рождество, а потом Новый год. Как правило, после длительного поста мама устраивала нам главный праздник на Рождество: в доме все вычищалось. Я помню, что стоял какой-то праздничный, торжественный запах. Взрослые в ночь перед Рождеством уходили в костел на молебен. По их возвращении начинался праздник. Все колядовали, ходили в гости друг к другу и угощались всякими вкусностями, обменивались подарками. В школе были рождественские каникулы, и мы сами, как могли, развлекались: играли в снежки, лепили снежных баб. От того, что в детстве приходилось думать о себе, о близких, смотреть, как отец из ничего мог что-то смастерить – все пригодилось в жизни. После школы я поступил в Институт механизации сельского хозяйства в Минске. Сдал математику на “отлично”, а 3 сентября мне исполнилось 16 лет. Декан был, конечно, очень удивлен. Отучился в институте. Может, это хвастовство, но был ленинским стипендиатом. Местом работы выбрал Ушаческий район, был там главным инженером. В 24 года вступил в партию. Потом работал в райкоме комсомола, ЦК комсомола, в отделе сельской молодежи, в обкоме комсомола, секретарем, потом вторым секретарем, потом в обкоме партии, потом вернулся в ЦК партии в Минск, а оттуда был направлен на учебу в Софию, в аспирантуру, в Академию общественных наук социального управления. Я был последним советским аспирантом, который в 1991 году защитил здесь диссертацию. В Болгарии начались демократические процессы. Настроение у интеллигенции было антисоветским, к счастью, мой руководитель — профессор Иван Дочев пользовался и сейчас пользуется огромным уважением в научной среде. Только благодаря ему я защитился. В мае я уехал на Родину, а там тоже уже началась демократизация. Долго не мог найти работу: новые власти боялись и не хотели устраивать людей, которые раньше были на руководящих постах. В такие моменты люди проверяются на стойкость. Нашелся человек, Артур Иосифович Безлюдов /он в свое время был секретарем Новополоцкого горкома, потом министром жилищно-коммунального хозяйства Белоруссии, исполняющим обязанности ректора Академии руководящих кадров при Совете министров/, который дал мне работу. Потом появилась возможность поработать в профсоюзах, затем в Болгарии. Мне нравится страна, люди. Настоящих друзей не много, но много знакомых. Здесь я уже четвертый год.

— Расскажите, пожалуйста, о традициях Вашей семьи.

— Семья моя, в отличие от той, в которой я родился, немногочисленна. Моя супруга и сын. Сейчас вспоминаю, когда она ожидала ребенка, спрашивала меня: „Что тебе подарить на день рождения?” „Да ничего не надо, роди мне сына к празднику Октября”. И родила – 7 ноября. Сын, похоже, в меня, он склонен к образованию, постоянной учебе: с медалью окончил школу, с отличием – юрфак Белорусского государственного университета, сейчас заведует юридическим отделом банка, уже готова к защите его диссертация. Путь его напоминает мой, но, конечно, условия различные. Жена работает экономистом в статистическом управлении. Был один период в нашей жизни, когда мы все трое учились: я – в аспирантуре, супруга – в институте, сын – в школе. Мой сын носит имя деда – Петр. Кажется, что особых традиций не насаждалось. Но каждый год, когда я еду домой в отпуск, в любую погоду, при любых обстоятельствах, мы, оставшиеся четверо, собираемся в той нашей родной деревне у нашей сестры. Идем к родителям на кладбище. Пообщаемся с ними. Затем соберемся, поговорим, выпьем – закусим и идем на хутор нашего детства. Там уж и не осталось ничего, но нам важно это ощущение близости. Все мои родные – простые смертные, рядовые колхозники, а мной гордятся, уважают. И я без них себя не мыслю.

— Как Вы будете встречать Новый 2006-й год?

— Отметим праздник с коллективом. Ведь мы все далеко от дома, от родных. Сначала, конечно, будут звонки, пожелания. А потом порадуемся столу, друг другу. Новогодняя ночь в Софии шумная – салюты, фейерверки, грохот, взрывы. Не уснешь. А на следующий день – трудовые будни. Именно сейчас замечаю, как стремительно летит время – один Новый год, другой…

— А как пройдет Рождество?

— Большим весельем и этот день не отличается. Я бываю со знакомыми или один. Люблю походить по украшенной Софии, побыть с самим собой. Все чаще вспоминаю прошлое. И что заметил: порою не вспомню, что было вчера – позавчера, а события, что были десятки лет назад, выкристаллизовались, стали более близкими. И детство, и юность, и зрелые годы. В детстве не дождешься: „скорее бы стать большим!” Потом – выпускной, сопромат, проекты… Не успел оглянуться – жизнь прошла. Вот уже 30 лет безупречной работы, как говорится…

— Под Новый год говорим о подарках. Был ли в Вашей жизни такой, который Вы помните до сих пор?

— Да, это запомнилось на всю жизнь. Старшая моя сестра подработала, постаралась и купила мне первый в моей жизни новый костюм и ручные часы. Тогда я ходил в восьмой класс. Хрущевские времена, покупка стоила рублей 40-50. Ползарплаты инженера. Она могла себе что-то справить… А подарок получил я. Первый случай, когда что-то собственное… До сих пор храню в памяти огромную благодарность. Пусть этот рассказ не прозвучит архаично. Сейчас люди живут лучше, богаче. А вот сердечности той, прежней, меньше. В порядке вещей было поделиться последним. Я не помню случая, чтобы мои родители не впустили ночью в дом путника, не накормили, не уложили на самом удобном месте. Может, в городах было иначе, но знаю, что сельские жители были основой нравственности белорусского общества. Не было, конечно, этой нынешней злобы, зависти, не было диаметрального различия между людьми. Все были одинаково бедные, да скажем просто: нищие, но добросердечные, отзывчивые, все желали добра друг другу. У нас была многодетная семья, одевались „по цепочке”, от старшего к младшему, без капризов. Отец делал все возможное, отдавал последние гроши, чтобы дать детям профессию, кусок хлеба на будущее.

— А верили ли вы когда-нибудь в Деда Мороза, в чудеса?

— Новый год – это праздник, который никого не оставляет равнодушным. Все наполнены ожиданием чуда. Надежды. Стремлений. Ведь бывает в жизни так: все плохо, плохо, плохо… Пора начать все заново. И Новый год – это естественным образом созданная дата, которая позволяет нам обновиться, встретиться с новыми людьми,по-новому взглянуть на окружающих. Но праздник проходит, с теми же чувствами ждешь следующего. Кто-то ушел из жизни, прощаемся с родными, друзьями навсегда. В детстве ведь нет этих переживаний.

— Есть ли у Вас, Франц Петрович, любимые песни или тосты?

— Есть песни, которые я готов слушать на любой жизненный случай. Именно сейчас мне особенно дорога „Надежда” А. Пахмутовой: „… снова мы оторваны от дома”, это знакомо нам всем. А еще я очень люблю песню Высоцкого „Правда” – она не из самых известных, но есть в ней такая изюминка, что сколько раз ее слушаю, все открываю что-то новое для себя. Вроде бы, истина, известная всем, но именно Высоцкий сумел придать ей особый смысл. Как написал один замечательный болгарский поэт, “Сам бог – соавтор тех творений, но слышать это мог лишь гений”.

— Пожелайте, пожалуйста, что-нибудь нашим читателям!

Пожелание мое простое. Для человека важны не деньги, не положение – простое счастье. В чем оно? Помните? „Чтобы тебя понимали”. И чтобы одинаково хотелось утром – на работу, а вечером с работы – домой.