Кто ее окликнет? Мужской взгляд на феминизм

imageЗдесь, в Германии, например, давно избавились от бытовавшего раньше штампа, что, если женщина не замужем, значит, «не берут», значит «с изъяном» – мегера и скандалистка. Просто сейчас статус домохозяйки – жены как хранительницы семейного очага – уже не устраивает представительниц слабого пола. Да, собственно говоря, и определение «слабый пол» все больше утрачивает свой смысл. Женщина сегодня имеет здесь все возможность зарабатывать не меньше мужчины, имеет равные шансы для карьерного роста. Но чтобы достижения всего этого, ей приходится проходить такие же временные пути, как и мужчине. Сначала учеба — до двадцати трех — двадцати четырех лет – потом для приобретения опыта практической работы (чтобы закрепиться и продвинуться по службе) необходимо еще пять-шесть лет. Появилась интересная работа, материально обеспечивающая ее независимость, появилась привычка именно к такому образу жизни, когда нет необходимости тратить свое свободное время на уход за маленьким ребенком, на стряпню, уборку и пр. Друга для постели, который также не хочет обременять себя детьми и брачными узами, иметь не проблема. Серьезно «звоночки звонить», как говорит моя знакомая Верона, начинают где-то к 38 – 40 годам, но в этом возрасте уже не многим удается преодолеть тягу к выработавшемуся стереотипу жизни, да и хороших партнеров становится, как правило, все меньше и меньше – их уже разобрали.

В странах Западной Европы все более популярными становятся гражданские браки, причем, в 70%

существующих сегодня таких браков, как утверждает статистика, уже дважды или трижды сменились партнеры, и только 10 % этих пар имеют детей. Не хотят обременять себя потомством и пары, официально регистрирующие свой супружеский союз. Так, почти 35 % семей в ФРГ (немецких семей) вообще не имеют детей, и еще такое же количество пар имеет лишь одного ребенка. Этот фактор и увеличение длительности жизни ведут к катастрофическому старению общества. Сейчас почти 25% населения ФРГ – это люди старше 65 лет. Через десять лет таковых будет уже 40%.

В пьесе Кэлина Роу «Вот такая зануда» одна из подруг главной героини спрашивает ее, почему она даже на утренних пробежках появляется с макияжем. И та поясняет, что мучает себя этим противным беганьем трусцой и пачкает лицо макияжем, чтобы привлечь к себе внимание соседа, живущего над ее квартирой, на которого ей «уже очень давно хочется надеть узду». Пьеса написана еще в конце семидесятых, и сегодня побудительные мотивы женщины к «приручению» мужчин утрачивают свою привлекательность. В Швеции нормальной считается ситуация, когда школьник-старшеклассник приходит вечером в гости к своей соученице и остается у нее на ночь. Или дочка-школьница берет мамину машину и объявляет родителям, что она сегодня со своим дружком заночует в мотеле, и единственное, о чем ее спрашивает мать, не забыла ли та противозачаточные таблетки.

На многих немецких телеканалах ближе к полночи демонстрируются эротические фильмы. Но по «крутизне» такие ленты вполне можно отнести к порнографии. Есть у меня немец — приятель по шахматной части. Случается, «выяснение отношений» у нас затягивается допоздна. И если у него гостят внуки – девочка 13-ти и мальчик 15-ти лет, то мы с началом «эротического телесеанса» уходим доигрывать партию на лоджию, а у телевизора остаются внуки. Правда в этом доме есть еще два телевизора в других помещениях, но в холе, где мы играем, телевизор плазменный, с огромным экраном. И мы уходим, чтобы, как объясняет опа (дедушка, немецк.), не мешать деткам получать полное удовольствие от просмотра и обмениваться комментариями. Такая доступность к интимным тайнам – не только теоретическая, но и практическая — детей с еще не сформировавшейся психикой и не утвердившейся шкалой регуляторов морали ослабляет, обесценивает и лишает романтичности одну из самых мощных изобретенных природой «сцепок» семьи — соитие.

Немецкий ученый-социолог Артур Латтвайн в одной из своих аналитических работ восклицает: « Мир катится в бездну аморальности! Глобализация и становящиеся все более доступными и неконтролируемыми возможности доступа к любой информации, практическое закрепление постулата «что продается все» толкают общество к исповеданию принципов стаи». Вероятно, с Латтвайном можно поспорить, потому что в стаях все же существует строгая иерархия, а в обществе, как мы видим, каноны брака, толковавшиеся прежней «классической» моралью, все более размываются, теряя всяческие принципы иерархии.

Все большее отступление проблемы «выйти» или «не выйти» замуж, вроде бы, и хорошо для раскрепощения женщины. Но, с одной стороны. Помню две недели, проведенные в одном из болгарских домов отдыха в горах недалеко от Софии. Удивительный лес, прекрасный воздух. И отдыхающие использовали дневные часы для прогулок по специальным тропам-маршрутам, наслаждаясь красотой природы. А вечером, к ужину и на «культурно-массовых» мероприятия, люди преображались. Женщины появлялись в изысканных нарядах, прически, макияж, украшения – все соответствовало духу праздника. И этот дух приподнимал настроение – красота, сказал когда-то Константин Паустовский, является санитаром нашего духа. Совсем другое пришлось видеть недавно в немецком пансионате на побережье Балтийского моря. Феминизированные женщины и здесь продолжали демонстрировать свою независимость. Нет, это не была молодежь, наполненная революционным духом ломания устоявшихся традиций, это были вполне достойные по возрасту и социальному положению бюргерши, которые составляли в пансионате большинство. Своим внешним видом они явно демонстрировали, что прихорашиваться ради того, чтобы понравиться мужчинам, не стоит. Одежда «унисекс» — в лучшем случае, не мятая — и полное отсутствие косметики и причесок. Такой же «стиль» преобладает сегодня и на улице немецких городов. Смотришь на людей, и такое ощущение, что каждый – «вещь в себе», и никто из посторонних его не интересует и ему не нужен. Женщины, являясь инициаторами такого «низложения» моды и поведения, подталкивают к этому и мужчин. И все это в сумме ведет к тому, что теряется теплота атмосферы в толпе, совершенно пропадает стимул каким-то образом выражать самого себя. А ведь в каждом из нас, особенно в женщине, есть что-то от актера, и есть необходимость, чтобы тебя заметили и оценили.

Продолжение следует