Александр Федотов:«Не пытайтесь переделать эту страну, не нарушайте традиций!»

imageПроректор Софийского университета им. Климента Охридского Александр Федотов – предмет гордости и домыслов студентов. Говорят, что он – полиглот, что объездил весь свет, самый молодой профессор Болгарии /он стал им в 43 года/. Любопытство и гордость за нашего соотечественника привели нас в кабинет Александра Федотова в горячие абитуриентские дни.

— Александр Викторович, расскажите, пожалуйста, о себе: где родились, учились, кто Ваши родители?

— Родился я в Новосибирске, окончил школу № 168, что в центре города. Моя мама родом из-под Ленинграда, а дедушка — из самого Ленинграда. Так как мы каждый год посещали этот красивый город, могу сказать, что знаю там все переулки и закоулки. В 17 лет, после окончании школы, поступил в Ленинградский университет. Студенческие годы вспоминаю, как самые приятные и свободные, о чем я постоянно напоминаю своим студентам. Для меня с самого начало было ясно, что я буду поступать на факультет восточных языков, вопрос только стоял – в какой институт. Почему? Потому что папа работал в восточных странах строителем. Мама тоже была строителем, сейчас на пенсии. Я рано стал выписывать такие умные журналы, как „Народы Восточной и Южной Азии”, „Азия и Африка сегодня”. И мне было очень интересно. Я увлекся Востоком, сделал это своей профессией

— Сначала читали, потом начали ездить?

— Да, потом – ездить. Будучи студентами, мы целый год проучились в Монголии по обмену. Прекрасная, удивительная страна. Самая чистая. Хорошие люди. Вообще у людей Востока есть чему поучится.

— Типичные факты биографии советского студента. Как же Вы попали в Болгарию?

— Со своей супругой — болгаркой Снежаной я познакомился, когда мы вместе учились в Ленинградском университете, она — на филологическом, а я – на факультете восточных языков. На пятом курсе поженились и приехали работать в Болгарию. Всю жизнь занимаюсь своим любимым делом. Считаю, что окончил самый интересный факультет. Первые шесть лет по приезде работал в Софии-пресс переводчиком, редактором. В Софийском университете сначала работал почасовиком, потом защитил кандидатскую диссертацию, докторскую, и стал работать преподавателем.

— От разных людей мы слышали, что Вы знаете много языков. Сколько и каких?

— Не столь важно количество, главное – уметь использовать свои знания полноценно в нужной ситуации. Видимо, у меня есть какие-то способности к запоминанию языков…

— Пожалуйста, не скромничайте и не исключайте воспитательный эффект нашего интервью. Подтвердите наше стойкое убеждение, что за знанием языков обычно – адский труд.

— И это, наверное, тоже. Но владение языками, в той степени в какой они необходимы, больше сопоставимо со здоровьем. Когда ты пышешь здоровьем, а потом заболеваешь чем-то, то здоровье ухудшается. В нашем учебном плане было очень много языков, которые нас заставляли учить. И мы учили, зубрили как живые, так и „мертвые” языки. Много, конечно, зависит от программы учебного заведения: когда я учился, кроме семи восточных языков, был и английский. По всем – сдавали экзамены. Язык — это средство для общения, это инструмент, который помогает подобрать ключик к людским сердцам. Это не патетика! Когда приезжаешь на Восток, стоит сказать несколько слов на их языке, вспомнить великих людей, историю страны, все они — твои, ты завоевал их сердца. Причем если это делается искренне, с любовью, они это видят. Люди Востока ощущают своим сердцем удары твоего сердца, они сразу же могут поймать тебя на фальши, на лжи.

— А как же финны, англичане, немцы? Их язык тоже обязательно учить, проникаясь?

— К европейским нациям мы относимся, так же как и к болгарам, полякам. Мы их считаем своими, и они ближе к нам по духу, менталитету, а люди Востока – другие. Недавно мы проводили эксперимент на кафедре – имитировали очереди в различных странах. В Швеции между стоящими обязательно должно быть не менее 50-60 см, мы же привыкли лезть друг на друга…

— Мы не уважаем друг друга?

— Правильнее сказать, мы недостаточно уважаем друг друга. Мы недостаточно уважаем стремление человека к индивидуальности. Нам приятнее люди, которые при встрече улыбаются, несмотря на то, что, когда ты отвернешься, улыбка тут же сходит с лица. Но нам комфортнее с улыбчивым человеком. А мы в общей своей массе – нахмурены. Показываем всем своим видом, что этот или тот человек неинтересен. А на Востоке иначе: никто не улыбается, но так трогательно относятся к каждому, не выходя за пределы своей ауры.

— К нам в редакцию приходят письма, люди звонят, делятся своими мыслями, многие очень трудно адаптируются, и нам, прожившим разное количество лет в Болгарии, кажется, что болгарин – самый загадочный человек на свете: при всей близости характеров, языков, оказывается, что мы — такие различные. На страницах „Русской газеты” мы часто даем советы, как прижиться в этой стране, как не допустить тех или иных ошибок, говорим, что обязательно нужно выучить болгарский язык, и тогда — откроется много нового и интересного в болгарском кино, театре, литературе. Расскажите, как Вы лично преодолели эту дистанцию, как Вы вошли в душу болгарина?

— Если позволите, несколько впечатлений о газете: я ее просматриваю, и мне кажется, что она больше женская, то есть рассчитана на русских женщин, живущих в Болгарии. Однако в ней мало позитива. Да, верно, что обязательно нужно учить язык, не путая русские слова с болгарскими, тогда вас начнут уважать. На первый взгляд болгарский язык легкий, но, тем не менее, его нужно учить. Конечно, я тоже помню период русофобии в Болгарии, все это было на уровне эмоций, а не разума. Я перевез из Ленинграда сюда, в Софию, свою маму. Однажды в автобусе к нам повернулась женщина с переднего сиденья и приказала: „Престаньте говорить на этом языке!” Но, надеюсь, такие проявления нетерпимости уже позади. Сейчас я вижу, как относятся к русским на Черноморском побережье – не хуже, чем к немцам и англичанам, нас не отделяют от иностранцев – мы этого и добивались. У меня много друзей среди болгар. У нас с женой очень широкий круг знакомых, и поэтому вашим читателям, приехавшим в Болгарию, хочу посоветовать: „Не пытайтесь переделать эту страну, и если хотите – оставайтесь самими собой, но если хочешь, чтобы тебе здесь жилось комфортно – переделай себя!” Мы здесь гости, хотя это не значит, что нужно унижаться или ставить себя в позицию слуг. Но даже если твои убеждения идут в разрез с местными традициями – не корректируй, не нарушай их. Это мой главный принцип. Я жил во многих странах, где русский или европеец чувствовал бы себя „не в своей тарелке”: в Индии, Китае, Японии, Монголии, но я везде ощущаю себя комфортно.

image— Может это еще зависит от характера самого человека?

— Я стараюсь видеть во всем больше положительного. К примеру, недавно был в Корее: на улице +38 градусов. Можно весь день жаловаться на погоду. Не нравится – сиди в гостинице с кондиционером. Можно переделать все в своей квартире, но не пытайся целую страну сделать „под себя”.

— Александр Викторович, когда Вы с такой любовью говорите о Востоке, хочется спросить: не было ли желания переехать в одну из его стран?

— У меня была возможность остаться во многих странах и не только восточных. Меня приглашали преподавать во многие университеты, и я преподавал, но я привязался к Болгарии, очень люблю эту страну. Еще, наверное, важен факт, что я ни дня не работал в Советском Союзе. Вся моя сознательная жизнь началась и проходит здесь. Я объездил всю Азию, Европу, Америку, но мой дом — в Болгарии. Это безумно красивая страна, и, сравнивая ее с другими – с „голой” Грецией, с сумасшедшим ритмом Европы, я все больше в нее влюбляюсь.

— Расскажите, пожалуйста, о преподавании русского языка в Софийском университете.

— Одно время было две кафедры русского языка, сейчас осталась одна. Я не русист, но коллеги приглашают меня на свои мероприятия. Вот видите, на столе статуэтка Пушкина? Это мне привезли, чтобы я подарил кафедре русского языка, что я сделаю с удовольствием. Отрадно, что наш язык в Болгарии возвращается на прежние позиции.

— С какими институтами в России сотрудничает Софийский университет?

— Со многими: МГУ, МГИМО, с техническим институтом в Твери, с Санкт-Петербургским университетом, университетами Новосибирска, Екатеринбурга. Список довольно большой, боюсь кого-то пропустить. На факультете информатики работают очень талантливые люди. Они сотрудничают с институтом в Дубне. Постоянно проводится обмен студентами, преподавателями. С Россией мы очень тесно сотрудничаем и много проектов в планах.
— Александр Викторович, в Болгарии родители говорят своим детям так: „Учись хорошо, чтобы уехать из страны”.
— Молодежь уезжала в 90-е годы. Уезжали, чтобы, как говорится, „мыть тарелки, работать на бензиностанциях”. Этот период закончился, я в этом совершенно уверен. К примеру, мои студенты уезжают в другие страны, чтобы учиться. Это молодое поколение не интересуется политикой, что хорошо. Жители цивилизованных стран не должны интересоваться политикой, однако в ней должны работать профессионалы, тогда в стране будет все в порядке. У нынешних студентов другие потребности, они думают о том, как сформировать себя, подняться на новую ступень образования. Конечно, все это идет медленно, но изменения в стране происходят.

— Восточная мудрость… Вам какая из них ближе?

— Конфуций сказал: „Время движется вперед, течет как река, никогда не образуя озер”, то есть, в жизни не должно быть застоев, она всегда идет вперед. Даже когда кажется, что она стоит или идет назад, скорее всего это – какой-то поворот, чтобы потом снова – вперед. Только не нужно отчаиваться. Время — вещь неумолимая, не надо плыть по течению времени, отдавшись ему, нужно именно активно направлять свой путь.