Европейский суд осудил запрет болгарской политической партии

Болгария оказалась в неловком положении после того, как судьи в Страсбурге посчитали неправомерным роспуск партии ОМО Илинден-ПИРИН.
Европейский суд обвинил Болгарию в нарушении прав человека, посчитав неосновательным приговор Конституционного суда о запрете политической партии. Решение по этому противоречивому делу является ключевым моментом в усилиях преодолеть сопротивление Болгарии признать существование македонского меньшинства.
Европейский суд постановил, что запрет партии нарушает ст.11 Конвенции, гарантирующей свободу объединений.
В продолжение более чем15 лет болгарские институции сопротивляются усилиям группы людей из южных районов самоопределяться как этнические македонцы и формировать политические партии.
Такие попытки начинаются еще с 1990 г., когда несколько объединений болгарских граждан, определяющих себя македонцами, объединяются под именем ОМО Илинден и пытаются зарегистрировать свою организацию в суде. Несмотря на отказ, они продолжают осуществлять партийную деятельность, которая, по мнению болгарских властей, является незаконной и угрожающей национальной безопасности своими сепаратистскими требованиями.
После нескольких неуспешных попыток зарегистрироваться, группа под руководством Ивана Сингартийски решает в 1999 г. подать документы в Софии и регистрирует ОМО Илинден – Партию экономического развития и интеграции населения (ПИРИН).
В этом же году депутаты подают в Конституционный суд петицию о запрете ОМО Илинден-ПИРИН.
Суд отказал определить ОМО Илинден-ПИРИН этнической партией и объявил ее противоконституционной.
Пять лет спустя решение суда в Страсбурге поставило депутатов перед дилеммой. Ситуация может быть характеризирована двояко: либо болгарская Конституция нуждается в изменении, либо Конституционный суд неправильно интерпретирует высший закон страны.
В то время как защитники прав человека считают, что идет речь о злоупотреблении основным законом, судьи защищают свое решение и утверждают, что суд в Страсбурге ошибся, вероятно, из-за недостатка аргументов, стоящих за решением Конституционного суда.
Разносторонние комментарии подчеркивают, насколько сложны не только казус, но и решение суда в Страсбурге, определенное некоторыми политиками, как „смешное”. В нем судьи признают основательными подозрения болгарских властей в том, что „некоторые лидеры и члены партии поддерживают сепаратистские взгляды, и что их программа предусматривает создание автономии в районе Пиринской Македонии и даже ее отделение от Болгарии”.
В приговоре также подтверждается, что члены ОМО Илинден-ПИРИН открыто объявили район Пирин, где проживает большинство членов партии, неболгарской территорией.
С другой стороны суд посчитал, что мера запретить партию является преувеличенной, так как ее члены никогда не выражали желание использовать насилие или другие недемократические средства для постижения своей цели.
Второй важный фактор, стоящий за решением суда – слабое политическое влияние ОМО Илинден-ПИРИН, из-за которого утверждения в том, что партия угрожает национальной безопасности являются преувеличенными. Но этот аргумент не звучит убедительным для политиков, подавших первоначальную петицию в Конституционный суд.
Иван Сингартийски не согласен с обвинениями в сепаратизме. „Смешно думать, что сепаратизм может быть частью какой-либо партийной программы в Болгарии в настоящее время”, — сказал лидер партии. Он также отметил: „Все, чего мы хотим – это участвовать в болгарской общественной жизни, иметь политическое представительство и получать те же права, что и другие национальные меньшинства”.
Как страна-участник Конвенции по правам человека, Болгария должна будет подчиниться решению суда.
Иван Сингартийски намерен начать кампанию по новой регистрации своей партии. И, несмотря на то, что суд не может отказать в регистрации, он не верит в успех. „Наша просьба будет бесконечно откладываться без всяких объяснений…” — сказал лидер партии.
Иван Сингартийски надеется, что когда Болгария присоединится к ЕС и реформирует свою судебную систему, она будет внимательнее относиться к защите основных прав человека.

Перевод и редакция: Денис Вылков