Дорога в прошлое

imageЧасто бываю в доме Вальтера Шлесера, 84-летнего немца, живущего в Висбадене — очень интересного рассказчика и коллекционера, собирающего старинные часы и модели паровых машин. Он рядовым солдатом гитлеровской армии воевал на Восточном фронте и под Смоленском лишился руки. У него свой взгляд на историю, на прошлое Германии, на политику стоящих сегодня у власти партий. Шлесер считает, что главная ошибка последних десятилетий – это толкование демократии как полнейшего отсутствия идейного воспитания, в результате чего уже в нескольких поколениях немцев образовался вакуум, отсутствие иммунитета к политическим обструкциям. Этим же, по его мнению, умело воспользовался в свое время Гитлер, заразив своими страшными идеями нацию.

Недавно по одному из каналов немецкого телевидения передавали хронику. Это не было похоже на войну. Но это была война по сути своей и по накалу страстей, когда возбужденное сознание уже не контролирует действия, выключив «кнопку», предупреждающую человека об опасности. Случилось это совсем недавно в благополучном Лейпциге — городе с классическим качеством и темпом немецкой жизни. Здесь более 3 тысяч левых, вооружившись палками и камнями, заняли места на построенных ими баррикадах, чтобы преградить дорогу маршу местных неонацистов. И, как обычно в таких случаях, между сторонами встали силы полиции. Но избежать кровопролития не удалось – более сорока человек госпитализировано, в числе пострадавших есть и полицейские. Печальную картину после этой стычки представляли собой улицы города: разбитые витрины магазинов, испорченные трамвайные пути, разобранные мостовые, горящие мусорные урны. Демонстрация неофашистов была организована в связи с победой праворадикалов на выборах в парламент Саксонии.

Сегодня многих политиков и, пожалуй, и политологов берет оторопь. И не по причине уличных «войн» левых и правых – такими стычками, как в Лейпциге, немцев не удивишь. Если вспомнить то, что происходило первого мая в Берлине, то нынешняя потасовка кажется просто детской игрой. В Берлин было стянуто более двадцати тысяч полицейских, несколько десятков водоструйных машин и другой специальной техники, но все же защитить людей и город от вандализма не сумели. А причиной удивления и растерянности явились результаты состоявшихся в ряде земель коммунальных и земельных выборов. Подтвердилась общеевропейская тенденция: правящие партии проигрывают. Только в отличие от своих соседей в Германии с поразительной четкостью определилось и другое политическое явление: избиратель со свойственной ему непоследовательностью, прежде всего, ввел в шок руководителей крупных народных партий СДПГ (Социал-демократическая партия Германии) и ХДС (Союз христианских демократов). И речь здесь не идет о среднестатистическом бюргере. Недоверие к крупным партиям в восточных землях Бранденбурге, Саксонии и Северном Рейне-Вестфалии выразил «колеблющийся избиратель», в связи с чем социологи с беспокойством заговорили об «эрозии политической середины». В Бранденбурге и Саксонии правые радикалы уверенно вошли в Лангдтаги.

Политолог берлинского Свободного университета Оскар Нидермайер пишет: «Германская демократия, стабильная с начала 70-х годов, сегодня демонстрирует тенденцию к лабильности, которая проявляется, прежде всего, в оттоке избирательных симпатий от крупных народных партий к крайним левому и правому спектрам. И основная причина этого – безысходность перед лицом правительственных реформ».

Основания для такой лабильности весьма веские. Они – в сути политики Федерального правительства, собирающей под знамена «демонстраций по понедельникам» многие десятки тысяч граждан, напуганных сутью реформ рынка труда. Первый «звоночек» прозвенел еще 13 июня на коммунальных выборах в Саксонии, где крайне радикальная правая НДПГ (Национал-демократическая партия Германии) добилась убедительных успехов. Несколько лет назад ряд немецких газет писал, например, о Саше Вагнере как о «рядовом бритоголовом хулигане». Сегодня он — заместитель главного редактора газеты Deutsche Stime, набрал на коммунальных выборах в Ризе 8,8 процента голосов и сразу продемонстрировал «цвет» своих политических устремлений, потребовав немедленной ликвидации функционирующего в городе Совета иностранцев. Тактика у него и его партайгеноссов нынче другая: лозунги «Рабочие места для немцев!», «Возродить чистоту Рейха!», «Индейцы не противостояли притоку иностранцев и теперь живут в резервациях» они используют, в основном, на своих «пивных сборищах». А их лидеры сейчас — люди респектабельные, не полупьяные бритоголовые юнцы в десантных ботинках а, как положено в политике, в пиджаках и галстуках, как, например, издатель Хольгель Апфель. Против него, являющегося сейчас даже советником Дрезденской ратуши, прокуратура возбудила уголовное дело по обвинению в разжигании национальной розни.

Суть происходящих процессов точно выразил потсдамский политолог Йохен Францке, сказав, что «правые изменили стратегию – от идеи завоевать улицу они перешли к идее завоевать парламент». И, думается, что шок, который сейчас демонстрируют официальные политики, является, мягко говоря, картинным. Ведь именно им в первую очередь было хорошо известно, что вторжение «правых» в повседневную жизнь восточных земель началось не сегодня. И как тогда расценить согласие депутата стоящей у власти СДПГ выступить на сборище кавалеров Рыцарского креста – наивысшей награды фашистской Германии? Проходившие уже несколько раз такие сборища всегда вызывали массовые демонстрации протеста.

imageПодбираются к властным структурам и представители другого праворадикального крыла – ННС (Немецкого народного союза). Несмотря на то, что это формирование не является партией как таковой, оно имеет прочную финансовую базу в лице другого издателя — миллионера Герхарда Фрая. Сам он живет в Мюнхене, а финансовые вливания делает для радикалов восточных земель (бывшая ГДР). Там более благоприятный «микроклимат» для деятельности крайних радикалов – самый высокий уровень безработицы, существенное отставание инфраструктуры, обеспечивающей жизненные условия граждан, ниже размеры уровня социального обеспечения, высокая преступность. Мюнхенский миллионер финансировал для предвыборной компании ННС в Бранденбурге изготовление около 100 тысяч плакатов. Это количество равняется сумме наглядных материалов всех остальных вместе взятых партий.

Президент Германской торгово-промышленной палаты еще до выборов предупреждал, что если случится прорыв к власти радикалов, то это напугает желающих работать в Германии специалистов и иностранных инвесторов. Такое уже случилось. А социологи из Forsa предсказывают еще более неприятную картину на выборах в Бундестаг 2006-го года: правые там смогут получить поддержку более 15 процентов населения.

На этом фоне несколько неуклюже выглядит намерение МВД и прокуратуры Германии начать юридическое преследование председателя НДПД Удо Фогта, назвавшим Гитлера выдающимся немецким политиком и заявившего, что нынешняя Германия является незаконной системой. Фогт полагает, что Германия может прекратить свое существование так же, как ГДР в 1989 году – она сама развалится, не выдержав мультикультурного общества, либо будет разрушена народом, который изменит избирательное право (подразумевается действия Гитлера в 1933 году, который, придя к власти при помощи выборов, потом их отменил).

Министр внутренних дел Германии Отто Шили один раз уже услужил НДПД, возбудив в прошлом году против нее плохо подготовленное обвинение, построенное лишь на показаниях и выступлениях осведомителей полиции. Федеральный конституционный суд по этой причине отменил процесс, что, безусловно, позволило части граждан сделать вывод, что НДПД является нормальной партией, действующей в рамках немецких законов.

imageНельзя умолчать и о событии, которое произошло в области искусства, и которое, похоже, льет воду не на мельницу немецкой демократии. Это – фильм «Крах», поставленный по сценарию Бернда Айхингера, который с 16 сентября показывают во всех кинотеатрах Германии и других европейских стран, и даже — в США. Фильм рассказывает о последних 12 днях Гитлера и его приближенных. В первый же день эту картину посмотрело более 100 тысяч человек. А FAZ откликнулся на эту ленту так: «Айхингер – первый художник, который не позволяет Гитлеру командовать собой, поэтому «Крах» — не только великое произведение искусства, но и важный этап истории нашего отношения к прошлому». Так ли это?

Я тоже видел этот фильм. Два с половиной часа безупречной режиссуры и отличной игры актеров. Смотришь и забываешь о том, какой след оставил нацистский вождь в истории. Мы видим живого Гитлера, человека с его слабостями, способного тонко чувствовать, благородно относиться к женщине, любить свою овчарку Блонди. Видим, как он неаккуратно ест, как у него болит поясница и как он внимателен к детям, как переживает о поступающих сведениях о крахе Рейха. Напряженно бьют по психике кадры, где жена Геббельса умертвляет ядом своих шестерых детей. Эти кадры так и кричат: запоминайте, как нужно быть приверженным идее! Начинаешь сочувствовать их переживаниям, соучаствовать в мучениях их идеи. Но как быть с десятками миллионов замученных и сожженных людей, с разрушенной и покрытой страшными ранами Европой? Авторы фильма успешно отделяют и удаляют образ Гитлера от этих злодеяний. И в вакуум, о котором говорит ветеран войны Шлесер, эта лента будет свободно проникать своими ростками. В самый раз рекомендовать ее для просмотра юными национал-патриотами.