Дмитрий Лихачев: “Любой человек – творец истории”

imageЕще после публикации интервью Кеворка Кеворкяна с Л. Гурченко (№ 44, 2005г.) читатели забросали нас вопросами: были ли встречи известного телеведущего с другими россиянами и возможно ли ознакомиться с ними?

Конечно, были. В годы цензуры на телевидении и в печати К. Кеворкян умудрялся делать смелые (теперь бы сказали “диссидентские”) репортажи, интервью с неординарными людьми. Его героями в рубрике “Собеседник по желанию” были Андрей Вознесенский, Илья Глазунов, Сергей Герасимов, Гари Каспаров, Дмитрий Лихачев, Виталий Коротич, Григорий Бакланов и другие. А после диалога с великим Николаем Амосовым передачу закрыли… О ней долго говорили люди.

Удивительно то, что во времена запретов было много отчаянных голов – поэтов, журналистов, художников. А вот уже столько лет – свобода, демократия, но нет ярких имен, гениальных романов, нашумевших передач… Остается вспоминать.

А мы с удовольствием напомним вам, уважаемые читатели, некоторые интервью болгарского тележурналиста Кеворка Кеворкяна.

Кеворк Кеворкян: Прежде всего, Дмитрий Сергеевич, я хотел бы Вас спросить, как нам правильно понять наше предназначение, как продолжить доверенное нам историей?

Дмитрий Лихачев: Это сложный вопрос. Я думаю, что для этого надо прежде всего изучать историю – не только своего народа, но и всего человечества. Только из истории мы сможем понять, на что мы способны в будущем. Прошлое объяснит нам будущее, а будущее пояснит прошлое…

— Какой народ, по-Вашему, выполняет свое предназначение?

— Тот народ, что следует своим традициям, сохраняет независимость и свою традиционную культуру. И безусловно, тот народ, который считается с другими народами. Это, по-моему, самое главное. Вот почему именно сейчас такое значение приобрели вопросы культуры и образования в нашей политике. Сейчас вопросы культуры на первом месте.

— Давайте обратим внимание на обыкновенного человека – как внушить ему, что он – наследник будущего, времени, что он может творить историю?

— Думаю, что каждый человек в большей или меньшей степени – творец истории. Но вопрос – какой именно истории? Потому что усилия могут быть направлены на увеличение добра в мире, а могут и принести много бед. Я боюсь, что делать зло гораздо легче, чем пополнять фонд добра. Легче организовать железнодорожную катастрофу, чем управлять поездом… Поэтому, кроме всего прочего, должна быть и нравственная позиция…

— В чем, по Вашему мнению, подлинное величие Кирилла и Мефодия?

— Прежде всего, в том, что они сделали очень трудное дело: не только создали азбуку, но и литературный язык – на основе староболгарского. Это главное.

А кроме того, они осознавали, что их труд будет принадлежать всему человечеству. Они предвидели значение своего дела для будущего, для славянского мира. В этом их поразительное величие.

— Один наш зритель пять лет жил в Ленинграде и уверяет, что люди, среди которых он работал, не знали, кто создал славянскую азбуку. Как Вы прокомментируете этот факт?

— Этот факт можно объяснить единственным способом – в нашей стране недостаточно хорошо преподают историю. Это вопрос, который волнует всех. Одна из задач современного деятеля культуры – повысить историческое сознание нашего общества, распространить исторические знания глубже, чем это делается сейчас…

— Часто ли Вы встречаете в жизни доброе, прекрасное?

— Да, очень часто, гораздо чаще, чем мы можем себе представить. И должен Вам сказать, что мне везет в этом отношении. Среди работников типографий, в издательствах, особенно в музеях нашей страны есть прекрасные люди, преданные своему делу, эта самоотверженность действительно делает их замечательными. Много времени я провел в больницах, там узнал врачей и медсестер, которые по-настоящему добрые люди… Не знаю, мне кажется, что у меня огромный опыт, приобретенный именно от встреч с добрыми, прекрасными людьми. А добрый человек всегда прекрасен – независимо от возраста и профессии…

— Верите ли Вы еще в то, что учитель является важнейшим в воспитании молодых?

— Да, но после родителей. Прежде всего, родители должны воспитывать своих детей, еще с пеленок – тогда начинается воспитание. А потом очередь учителя. Нужно обратить внимание на учителей, особенное внимание, потому что в их руках – наше будущее.

image— Дмитрий Сергеевич, кто в конце концов уцелеет – сильные или нравственные люди?

— Я бы немного изменил Ваш вопрос. Сильные именно нравственные люди. Ну, что означает – сильный человек? Человек сильной воли? Но если этой волей обладает безнравственный человек, он разрушит самого себя. Ведь зло разрушает не только белый свет, но и самое себя. Нравственный человек – это сильный человек. Человек должен быть сильны, чтобы самоотверженно служить всему человечеству. Сила ведь не проявляется в том, чтобы ударить кулаком по столу или вести себя грубо. Это уже слабость. Когда человек озлобится и пытается жестокими мерами подавить сопротивление окружающих, это есть проявление настоящей слабости. Я думаю, что и управляющие, которые пытаются с позиций силы запугать другие народы, проявляют слабость.

— Благодарю Вас. И последний вопрос: как же возвыситься над самим собой?

— Мне кажется, что не надо возвышаться над собой. Мы должны жить естественно, доставляя себе радость и счастье. Думаю, что человек испытывает счастье, когда работает над собой, когда его поведение становится лучше, чем было. Это его возвышает, окрыляет, и он выделяется. Начинается процесс улучшения.

Не стоит себя ломать, пытаться измениться любой ценой, смять свой характер – это имеет кратковременный эффект. Человек должен постепенно пытаться все делать немного лучше – и это принесет ему в итоге огромное удовлетворение, огромное счастье…

16 ноября 1986 года.
На фото:Дмитрий Лихачев с внучкой Зинаидой в день своего 90-летия. Пушкинский Дом. 1996 г.
Фото из личного архива Зинаиды Курбатовой