Мертвые дочери атакуют

imageСовсем недавно Россия смело шагнула в бездну нового хоррора (horror). Русская адаптация этого исконно голливудского жанра довольно неуклюжа. Но бывают удачные пассажи. Среди тех, кто повел ужасы в атаку на психику отечественного зрителя — режиссер Сергей Белошников. Именно он снял в прошлом году для REN-TV четырехсерийное “Полнолуние” по мотивам собственного романа «Ужас приходит в полнолуние». А совсем недавно на горизонте замаячила фигура нового смельчака – режиссера Павла Руминова.

«Сначала они умерли. Потом разозлились. Потом пришли в ярость». Такой рекламный слоган предпослал Павел своему новому кинотеатральному проекту «Мертвые дочери». Ранее этот режиссер снял два полнометражных цифровых фильма — «Deadline» и «Человек, который молчал». И вот полный формат про мертвых дочурок, но уже на пленке 35 мм…

Картина пока еще снимается, но послание народу от творца хоррора будоражит наше воображение. Поэтому уже сейчас можно кое-что представить — хотя бы в уме. Например, как юные трупики летают на швабрах и косят своих обидчиков из авиационного пулемета. А это крупный план: крохотная детская ладошка крепко сжимает рукоятку ледоруба – тюк, и голова надвое. Дальше – больше! Вот пилка для ногтей – она точно по центру рассекает глазное яблоко. И взрывы, взрывы. А про гильзы и вовсе разговора нет – они так и сыплются, сыплются с небес…

Но возникает законный вопрос — почему режиссер назначил плохишами именно дочерей? Отчего не сыновей, племянников, падчериц, зятей, невесток? Тещ – на худой конец? Те вообще бы палили в затылок своим обидчикам из гаубиц или ракетных установок! Но, увы… Мелькает смутная догадка – режиссеру нужны были как раз кудряшки-завитушки, невинные хохотушки. Именно в этом весь кайф: нежные, ласковые младенцы и вдруг с ножичком… Чик по темечку — и в кусты!

И все же… Фантазировать по поводу будущего фильма можно бесконечно. Каковы же факты?

Картина снимается по заказу кинокомпании «Централ Партнершип» в Москве и ближайшем Подмосковье. Натурные съемки проходили в жилых районах Солнцево и Новопеределкино в Лефортовском парке, на свалке завода Вторчермет, частной бойне в деревне Вороново, на Третьем транспортном кольце, а также в московских ресторанах «Сбарро» и «Ист-Буфет».
Увы, а может, к счастью, — отрезанных ушей нам не покажут. Страх будет нагнетаться другими приемами. Он скорее психологический — страх неведомого. А начинается эта зловещая история с того, что однажды сумасшедшая мать утопила трех своих маленьких дочерей. Спустя несколько лет мать-убийцу, помещенную в психбольницу, жестоко убивают при помощи трех видов холодного оружия. Свидетели утверждают, что это сделали три девочки. Призраки мертвых дочерей отомстили матери, но их жажда мщения не утолена, злоба не рассеялась.

В действие приводится смертельная цепная реакция: в течение трех дней мертвые дочери следят за теми, кто видел их жертву последними, и как только кто-нибудь из этих людей совершает дурной поступок, призраки немедленно расправляются с ним.

— Сцены смерти — центральные в «Мертвых дочерях», — говорит Павел Руминов. — Мне хочется, чтобы люди, которые увидят гибель наших героев, действительно задумались о том, что смерть реальна.

imageТри дня главная героиня Анна и ее друзья живут в страхе. Малейшая оплошность или неосторожный поступок грозят страшной расплатой. Каждый из молодых людей пытается найти собственный выход, свой путь к спасению, свой способ избежать наказания. Что можно сделать, чтобы проклятие отступило? Как определить, где добро и где зло? И возможно ли это, если твоими судьями стали мертвые дети? В дочерях — огромная сила, и она растет. Они не могут найти покоя. Возможно, они — не просто призраки. Они…

— Я не знаю, насколько хорош будет этот фильм, – говорит Павел Руминов, — но обещаю зрителям сделать настоящую картину, а не медийный замут с пиротехническими оргиями и конвейерным йогуртовым монтажом. Даю руку на отсечение.

Ой, Павел! Опасно обещать свою часть тела даже зрителям – вдруг среди них тоже есть призраки! А им ведь не прикажешь. Коли что не так – придут за ответом. И потребуют не только руку, но и ногу, нос, ухо, подбородок. Потом до родинок и веснушек доберутся. Начнут выдирать волосы из головы, бороды, если она к тому времени появится. Ломиком коленную чашечку вывернут, пару раз с наслаждением асфальтоукладчиком переедут…

Но, как говорится — хвала смелым! Именно такие режиссеры и двигают хоррор в наши массы. Фильм «Мертвые дочери» выйдет в широкий прокат нынешним летом.

Кстати, вслед за Павлом Руминовым об ужастиках вдруг вспомнили все. Сразу две российские кинокомпании взялись реанимировать знаменитый «Вий». Одна намерена снять его по классическому сюжету, но на современный лад. Другая студия предпочла текст Николая Васильевича Гоголя. Говорят, вкупе с навороченными спецэффектами должна получиться гремучая смесь.
Нам остается лишь одно — ждать взрыва. Аплодисментов, конечно…