Что нам остается

Что нам остается после любви? Ничего кроме ощущения, подобного наркотической ломке, когда ты начинаешь ненавидеть всех и вся… не простой, а звериной ненавистью… Но это гораздо лучше, чем пудрить себе мозги какой-то там любовью.
Все, ее нет и не будет! И не надо себя тешить мыслью, что все образуется она вернется к тебе, и та «маленькая девочка», что вошла в твою жизнь осенью на твой день рождения? Этакий неожиданный «подарочек». И была эта необыкновенная бессонная ночь, и были последующие страстные ночи в течение почти трех лет бесконечными уходами и возвращениями, после которых страсть только усиливалась. Если это случалось, почему бы этому не повториться вновь, и не загнать опять тебя в эту кучу дерьма, в которой ты сейчас? Ты вспоминаешь, как она улыбалась, говорила, что вы всегда будете вместе, а ты верил, как наивный шестнадцатилетний пацан. Она научила тебя любить, да? Ты знаешь, кому это будешь рассказывать, опытный в этих делах «дед»? Она просто лишний раз доказала тебе, что нельзя доверять этим любимым, но в глубине лживым глазам. А, помнишь, как тебя воротило при одной мысли, что кто-то до тебя проникал в ее самое лучшее, самое красивое, самое-самое… А твоя бешеная ревность? Да какая там ревность по сравнению твоей любовью!!!

Ты простил ей тогда, когда она ушла на Пасху без тебя со своими «подругами по жизни» в ресторан, ночевала где-то. А? Разве не так? Наоборот, ты извинился за прошлую бессонную ночь, в которой она ни на минуту не покидала твоих мыслей… Да, конечно, я знаю, каким ты честным любящим был с ней…

И как все глупо вышло на самом деле, а может, все было бы иначе… Как ты думаешь? Если бы ты хоть раз развернулся и ушел от тех, кого называют… И вот финал – она этой ночью с другим и, наверное, не последним…

А ты один в своей берлоге… Что это сейчас с тобой? Что блестит на твоих щеках? Как называются эти несколько капелек? Ты думал, что забыл, как они называются… Хватит, отвлекись на минутку… Иди, отожмись пару раз, тебе же это помогает.
А ты раньше не верил, что душевная боль может быть сильнее физической.

Но после 70-90 отжиманий тебе уже все равно… вот твой организм уже не может сосредоточиться ни на чем, кроме, твоих готовых вот-вот разорваться мышцах. А еще вчера это для тебя было фантастикой.

“Я её все равно любил, какой бы она и была”: сказала бы та часть тебя, которая умерла этой ночью, но нет… у тебя в сердце остался лишь маленький черный комок ненависти ко всему… что непонятно даже мне самому — он, этот комок говорит ей спасибо, за все, что было между вами. Теперь я не удивляюсь ничему… Даже тому, что твоя ненависть пропитана любовью.