Болгарская приватизация. Цифры прошедшей, планы сегодняшней

Главные политико-экономические преимущества приватизации, начавшейся в Болгарии лет 11-12 тому назад, были связаны с надеждами на быстрое оживление экономики.

И, конечно же, с повышением жизненного стандарта населения на основе механизмов рынка и рыночных отношений.

По существу, это была своеобразная “тихая” революция, связанная со знакомым до боли перераспределением собственности на материальные активы страны из плохих рук государства в хорошие руки частных предпринимателей, местных и заграничных. И процесс этот не был уникальным, просто наступило время перемен во всех странах Юго-Восточной Европы, а обсуждение их причин — не тема настоящего короткого обзора…
Зато подробный анализ и комментарий сделал недавно шеф Агентства по приватизации господин Тодор Николов, хотя эта достаточно конфликтная тема продолжает быть центральной в многочисленных общественных дискуссиях, парламентских дебатов /и даже скандалов/, взаимной беспощадной предвыборной критике политических партий. В анализе Тодора Николова несомненный интерес представляют конкретные цифры, которые четко характеризуют сущность мероприятия за прошедший период передачи значительной части государственных фондов во владение частного бизнеса.

Итак, каковы финансовые результаты для государственной казны от расставания с “социалистическим” имуществом? Что она поимела от более 9150 приватизационных сделок за период с 1993 г. до текущего 2005 г.?

Видимо, следовало бы уточнить, что из вышеуказанного общего числа сделок только около 2040 были реализованы по Закону о приватизации с его нормативами по продаже крупных государственных объектов, а остальная часть являлась муниципальной собственностью, плюсы и минусы ее распродажи следует отнести к приватизационной стратегии муниципалитетов.

Так вот, финансовый приход в государственные бюджеты от всех npиватизационных сделок составил 6,87 млрд. лв., а договоренные суммы по платежам покупателей были почти 8 млрд. лв. Новые собственники предприятий и других объектов инфраструктуры страны приняли на себя договорные обязательства по инвестированию, модернизации и развитию промышленности и других отраслей экономики и обслуживающей сферы в размере около 1,1 млрд. евро, а сумма капиталовых вложений пока не превышает 98 млн. евро.

У новых хозяев все впереди. Однако сам факт наличия огромного числа предприятий, цехов, участков пахотных земель, объектов инфраструктуры и т.д., которые после купли-продажи перестали давать продукцию или обслуживать производство, говорит о трезвом подходе новых собственников к возможностям получить реальную прибыль от приватизационной сделки. Иными словами, сотни приватизированных объектов прекратили свое существование, рабочих мест стало меньше, и безработица в стране приняла угрожающие размеры. Это уже напоследок государственная администрация добилась улучшения ситуации, в ее планы на будущие 4 года входит обеспечение более 240000 новых рабочих мест, но рассчитывать при этом оно будет, главным образом, на приток инвестиции из-за рубежа.

Тут следовало бы добавить, что в планы любого приватизатора безудержный рост численности персонала купленного им предприятия не входит по объяснимым причинам. Модернизация, внедрение эффективных технологий и прибыль от постоянного увеличения производительности труда — такова стратегия частного предпринимателя. И он по-своему прав, бизнес есть бизнес! Поэтому немногих смущает, например, тот факт, что чешская компания CEZ, ставшая недавно собственником 67% трех электрораспределительных предприятий в стране /в Софии, Плевене и в Софийской области/ в свои отчеты за первые девять месяцев текущего 2005 г. вписала приход в размере 281 млн. евро от продажи электричества. Чистая прибыль компании за этот период составила 9,3 млн. евро, а о своем намерении сократить часть занятых в ее предприятиях рабочих и служащих, компания давно предупредила…

Возвращаясь к результатам приватизационного процесса за минувшие 12 лет необходимо указать на соотношение финансовых поступлений в государственную казну и стоимости недвижимых активов, которые приобрели покупатели государственной собственности. По расчетам шефа Агенства, призванного отстаивать интересы общества, стоимость купленного была не менее 50 млрд. лв., из них большая часть — в промышленности /32 % сделок/, в торговой отрасли /22 %/, в сельском хозяйстве /12 %/ и т.д. А договоренные суммы по платежам покупателей материальных активов ценою в 50 млрд. лв. не превышает сумму в 8 млрд. лв.

У многих материальных активов, производственных фондов, точнее — предприятий, цехов, были огромные задолженности к государству, банковским институтам, поставщикам, они были на грани банкротства, говорят приверженники приватизации и позитивной сущности частной собственности и рыночных отношений. Это так. Беда только в том, что целесообразная, стратегически продуманная распродажа социалистической собственности в большинстве стран, в которых она была “общенародной”, давно закончена, и результаты т.н. перехода сказываются весьма позитивно на темпах роста внутреннего валого продукта /ВВП/ и доходов населения.

Болгария пока не может похвалиться тем же, хотя продвижение вперед бесспорно. Его дальнейшее ускорение, по-прежнему, связано с ожидаемой прибылью от приватизации значительного числа довольно крупных материальных активов, которыми государство продолжает владеть, но все никак не успевает управлять ими с максимальной отдачей в государственную казну. В стране имеется достаточно опыта в формировании инвестиционной политики и стратегии в поисках надежных покупателей. Сведущие в этом непростом деле дают высокую оценку, например, приватизационной сделке, реализованной недавно, в результате которой собственником одного из крупных предприятий болгарской энергетической системы ТЭС “Варна” стало Российское акционерное общество “Единая энергетическая система”/РАО “ЕЭС”/. И дело не в оптимальной продажной цене, а в корректности покупателя и в его солидных намерениях развивать, умножать полезность купленного у государства предприятия. Не впускаясь в подробности, которые для многих экспертов стали “пищей” для рассуждений на тему “коррупция и ее конкретные проявления в Болгарии”, статистика результатов прошедшего этапа приватизации весьма любопытна. Свежий пример — продажа такого крупнейшего, стратегически важного предприятия, как “Болгарская телекоммуникационная компания” /БТК/. В бизнес-кругах недавно заговорили о намерениях известного миллиардера из Исландии господина Тора Бергофлсена стать собственником основной части акций /65 %/ БТК, купив их у нынешнего хозяина компании
/ первого-приватизатора БТК/ — австрийского холдинга “Вива Венчурс”. Говорят, стоимость сделки превысит сумму в 620 млн. евро, а это почти вдвое больше уплаченного “Вива Венчурс” при покупке БТК.

В приватизационные планы на будущий 2006 г. правительство включило продажу таких не менее стратегически важных объектов, как авиационная компания “Болгария Эр”, “Болгарский речной флот Русе“, а как будет развиваться ситуация с крупной компанией “Булгартабак” /она стала своеобразным рекордсменом по накалу страстей на высшем политическом уровне/, пока неясно. А может, болгарский бизнес найдет в себе силы справиться с успешным производством отечественных папирос?

Появилась информация, что к приватизации компании “Болгария Эр” не скрывает своих намерений российский “Аэрофлот”, его прайс-лист был представлен еще в минувшем 2004 г. Неизвестно, как будет развиваться ситуация вокруг этой приватизационной сделки, но если при ее реализации учитывать обязательный показатель “надежность и добронамеренность покупателя”, у “Аэрофлота” очевидное преимущество.