Без меня

imageВ очередной раз мы сидели за столиком кафе в центре города, бросая время от времени блуждающие взгляды на прохожих. Трудно сказать, видел ли кто-нибудь из нас что-то или просто каждый погрузился в собственные мысли. Сидели и думали, и ничего не могли придумать. И так день за днем… Сколько было таких дней — не знаю. Они слились в недели, месяцы, годы…

Бесцельное шатание по улицам и тупое безделье заполнили будни многих молодых людей. Перемены (названные у нас, как и в СССР, перестройкой) существенным образом не только изменили ход мыслей каждого человека, но и перевернули его души. Что же произошло? Опьянению так называемой «свободой» очень быстро пришел на смену ужас незнания и непонимания того, что же делать нам с собственной жизнью. Мы, не привыкшие самостоятельно преодолевать возникающие перед нами трудности, просто оцепенели в состоянии безысходности. А сейчас куда? Люди, нашедшие хотя бы временное разрешение этого вопроса, вызывали мое восхищение. Кое-кто раскрутил собственный бизнес (законный или незаконный — не имеет значения). Другие продолжили свое обучение в престижных западных университетах (каким образом им это удалось — никто не знает). Но большая часть молодых людей, ослепленная после падения «железного занавеса» блеском Запада, просто эмигрировала.

И тут я взяла и брякнула:

— А давайте убежим в Канаду!

Тишина… Все только странно посмотрели на меня и продолжили молча потягивать кофе. Пауза продлилась пару минут. Увидев, что мое предложение ни на кого не произвело необходимого впечатления, я повторила:

— Почему бы нам не убежать? Сколько людей уехало… Что делать здесь? До каких пор по целым дням будем пить кофе и только ждать, когда что-нибудь произойдет?!

Первым не вытерпел Наско.

— Какая ты смешная! — громко расхохотался он. — Рейсы из Софии до Монреаля давно отменены. Еще после первой волны эмигрантов канадцы спохватились и отменили полеты из Болгарии.

— Ну и что? — вмешалась Таня. — Есть и другие дороги в Канаду. Люди становятся очень изобретательными, когда хотят чего-нибудь добиться. Сейчас убегают самолетами «Аэрофлота» рейсом София — Москва — Гавана.

Почувствовав свое превосходство тем, что знает что-то больше нас, Таня обвела всю компанию гордым взглядом и продолжила:

— Вы что, в самом деле, ничего не слышали? Да вы просто отстаете с информацией. Если честно, я сама никогда не задумывалась о побеге, но, в самом деле, эта идея мне по душе. Кроме того, один мой знакомый таким образом улетел, и я знаю, как и что сделать. Самолет садится на заправку на какой- то канадский остров, мы там сходим и остаемся, а русский самолет порожняком летит на Кубу. В конце концов, я готова это сделать… серьезно. А вы не хотите?

Идея все больше и больше начинала всем нравиться. Ни у кого из нас не было никаких планов на будущее, так что терять нам было нечего…

— А где мы возьмем денег на билет? — уже совсем серьезно спросил Эмо.

У него редко водились деньги. Иногда не было даже на чашечку кофе. Совсем нормально, что стоимость самолетного билета ему казалась фантастической.

— Я продам квартиру. Старики ее зарегистрировали на мое имя, когда решили уехать жить в деревню. — Таня соображала быстро. — Я тебе одолжу денег, а в Канаде, когда начнем работать, ты мне вернешь. Идет?

— Ты, по-моему, совсем сошла с ума. — Эмо даже не подозревал, что он давно нравится Тане… Впрочем, и она сама себе не отдавала отчета в том, что испытывает к Эмо далеко не только дружеские чувства.

— Нет, тупица, я не сумасшедшая, а просто в отчаянии. Если бы ты знал, как мне осточертело это однообразие. Кажется, я готова на все, чтобы каким-то образом что-то изменить и думаю, что бегство — прекрасное средство спасения от отвратительной жизни здесь.

Перед моими глазами происходило нечто необыкновенное. Одна безумная идея, подброшенная просто так, начала превращаться в реальный план.

Неожиданно для себя мы даже уже начали подсчитывать, что можно продать, чтобы заполучить заветные билеты с надписью «Аэрофлот». Машину, мотоцикл, мебель, телевизоры… все. Когда вечером мы разошлись, решение было принято. В течение месяца нужно было собрать деньги и купить билеты. И уже ничто другое не имело значения.

Одержимые чувством, что в нашей жизни что-то меняется, мы быстро все распродали. Пришлось немного занять, но, в конце концов, через месяц с небольшим мы встали в очередь перед бюро «Аэрофлота». Возбужденные фактом, что все это на самом деле происходит, мы сами стремились к общению и заводили в очереди оживленные разговоры. Оказалось, что все покупали билеты в Гавану.

— Наверное, на Кубе можно превосходно отдохнуть, если столько людей летит туда, — обобщил сквозь смех Эмо.

На самом же деле, конечная цель столь живого интереса к полетам на остров была более чем ясной. Все эти типы, как и мы, надеялись, что достигнут Канады, где станут реальностью их надежды на лучшую жизнь. Интересно было, что билеты покупали самые разные люди. Были даже семьи с маленькими детьми. Что их заставило оставить свои дома и отправиться в неизвестность?

Знакомства, заведенные в очереди за билетами, оказались весьма полезными. Мы не только собирали и обобщали любую полученную информацию о предстоящем путешествии, но и с радостью делились ею со всеми нашими будущими спутниками.

Таким образом, мы узнали, что на острове очень холодно и лететь «на море на Кубу» нужно в шубах и шапках, то есть одетыми по-зимнему. Одна семья посоветовала нам на первое время обязательно запастись «сухим пайком», чтобы «не умереть с голоду», так как неизвестно до какой степени гостеприимными окажутся местные жители, и в какой ситуации мы можем оказаться.

Однако самым странным показался нам рассказ крепких молодых людей. Меня не покидало чувство, что они переигрывают, но как знать… По их словам, весь полет опутан нитями заговора. Нам советовали, чтобы предотвратить возможные неприятности, во-первых, ни под каким предлогом не отдавать в чужие руки свои паспорта во время пребывания в Москве, так как якобы их в этом случае вернут только после посадки самолета в Гаване. Во-вторых, нам советовали в дороге ничего ни есть и не пить, потому что кто-то будто бы рассказывал, что российский экипаж подкладывает в еду и напитки пассажиров снотворное, чтобы пассажиры просто проспали посадку на острове. Я никак не могла понять, какое дело российскому экипажу до того, что группа болгар эмигрирует в Канаду, но на всякий случай мы решили прислушаться к советам ребят. Конечно, мы не собирались, как они, в ручной клади носить сумки, набитые поролоном, которые были необходимы для реализации блестящего, по их словам, плана. В случае, если им не разрешат во время временной остановки покинуть самолет, они были полны решимости действовать по четко разработанной схеме. Наш будущий спутник с жаром излагал подробности:

— Сразу после приземления дружно начинаем прыгать и кричать с требованием открыть выход и отдать багаж. Будем угрожать, кричать, шуметь… В крайнем случае, начнем бить стекла, выбрасывать из иллюминаторов сумки с поролоном и спрыгивать прямо на них. Согласитесь, план просто блестящий! Все продуманно до мельчайших подробностей — комар носа не подточит.

— Нам бы только выбраться из самолета, а там — ищи ветра в поле, — возбужденно добавлял его приятель. — Пока сообразят, что к чему, наш и след простыл. Да и самолет не может долго стоять — русские не сумасшедшие, чтобы из-за нас платить за дополнительный простой!

Сколько невероятного и просто фантастического нам довелось услышать о предстоящем путешествии! В некоторые вещи просто трудно было поверить. Сумки, набитые поролоном – это, конечно, было слишком, но к некоторым советам и наставлениям мы решили прислушаться и стали действовать как швейцарские часы — быстро, точно и слаженно.

За день до отлета все было готово. Со сжатыми сердцами мы стали ожидать торжественного момента.

— Завтра утром, что бы ни случилось, садимся на самолет и летим, — не переставала в странном состоянии эйфории повторять Таня. — Для нас все пара пустяков. У нас все получится, вот увидите, потому что мы — лучшие из лучших.

Таня даже организовала наше последнее «бессмысленное посещение» любимого кафе. Именно здесь полтора месяца тому назад возникла идея бежать в Канаду. Все произошедшее с нами за это время казалось сном, в котором мои друзья продолжали жить. А я, в отличие от них, только чувствовала страшную усталость и с каждым днем все больше теряла уверенность в том, что готова сделать последний шаг, что хочу его сделать. Может быть, поэтому мои желания никогда не становились реальностью. Потому что всегда, когда я что-либо решалась сделать, я начинала обдумывать подробности, взвешивать, оценивать ситуацию… до тех пор, пока не отказывалась.

— Не оставляйте меня здесь одну, — отчаянно выдавила я из себя. – Не давайте мне и на этот раз отказаться. Мне страшно! Но, тем не менее, никто из нас не отдает себе отчета в том, что мы будем делать там, в чужой и холодной стране…

— Перестань! — прервал меня Эмо. Он здесь ничего не оставлял, о чем мог бы жалеть, поэтому мои слова ему показались слишком высокопарными. — Что-нибудь придумаем. В конце концов, мы и не самые уродливые, и не самые тупые.

— Да, как всегда, ты прав, — я в самом деле была благодарна судьбе за моих друзей. — Но все-таки меня грызет сомнение, правильно ли мы поступаем. Наверное, это моя сущность — вечно рассуждать. Поэтому не разрешайте мне сомневаться, не позволяйте мне думать. Посадите меня на самолет, если необходимо, силой!

— Положись на меня, — предложил свои услуги Наско. — Завтра рано утром я заеду за тобой, и ты не успеешь опомниться, как окажешься в Канаде.

Лица моих друзей светились счастьем. Наско продолжал с воодушевлением рассказывать, как будет нести меня на руках до самого самолета. Таня и Эмо заливались от смеха, а я думала, что никогда не видела их такими красивыми.

Как странно все получилось! Ведь это я, впав в очередной раз в состояние депрессии от моей бессмысленной жизни, предложила бегство… А сейчас, накануне отлета, почти была уверенна, что и шагу не сделаю по трапу самолета. Я останусь. Но в этот раз будет еще страшнее, потому что со мной не будет моих друзей. Я буду еще более одинокой, чем раньше. А что потом? Как продолжать жить? Увижу ли я всех их когда-нибудь?

Сотни вопросов толпились в моей голове. Всю ночь я не сомкнула глаз. Наверное, я была похожа на зомби, когда услышала звонок в дверь и гудок такси, которое должно быть отвезти меня к очередной неосуществимой мечте… К черту!

И они улетели… без меня.