Счастливая мать — Юлия Берберян

imageБлагодаря своей замечательной, любимой профессии, я познакомилась с лучшими людьми Болгарии, специалистами разных областей, духовными, состоявшимися, грамотными. Постепенно все они стали темами статей, интервью. Список моих героев — не «от фонаря» и вовсе не случаен — я всегда ищу у «великих» подтверждения истин и ценностей, которые выбрала в жизни для себя. И «великие» оказываются доступными и необыкновенно близкими в том, что они проповедуют: личная нравственность, любовь к Родине, воспитание детей в честности. Сами они, как правило, люди скромные, сердечные и доброжелательные.

Совсем недавно открытием для меня стала легендарная тренер Нешка Робева /№28 от 25 июля/. Восторг от ее нешумного достоинства и глубокого профессионализма еще не прошел, а судьба подарила мне знакомство с другой легендой болгарского спорта — Юлией Берберян.

Признаюсь сразу, в теннисе я ничего не понимаю, так что не стану тягаться со спортивными комментаторами, которые, использовав в репортаже только два термина — „форхенд“ и „бекхенд“-, загонят меня в мышиную норку. И все же — Юлия Берберян прежде всего, — теннисистка, неоднократная чемпионка Болгарии; тренер, воспитавшая множество успешных теннисистов, но, главным образом, три свои дочери — Мануэллу, Катерину и Магдалену, благодаря высоким успехам которых, Болгария, не имевшая развитого тенниса, стала 3-й страной в мире по достижениям в этой области спорта.

В спорте побеждают личности. Почти не известны имена авантюристов или везунчиков, которые срывали бы олимпийские лавры. О том, какой труд и какая боль стоят за каждой победой, много снято и написано. И вот передо мной — женщина, которая знает про тернистый путь спортсменов не понаслышке, он — ее жизнь.

— Нет, нет, нет, ни о чем таком я говорить не стану,- отсекла Юлия Берберян в первую же минуту.- Чтобы не отвечать всю жизнь на одни и те же вопросы, я написала книгу. Можете все взять оттуда.
Мне не верилось, что человек, постигший все в жизни неимоверным трудом, может так отнестись к иностранному журналисту с блокнотом и авторучкой в руке: я ведь тоже на работе. И точно, Берберян сменила гнев на милость и совсем гостеприимно, добронамеренно повела беседу.

Говорила она лаконично и грамотно, не надуваясь собственной значительностью. Дочери — тонкая тема, она их даже не хвалила, о внуках — мельком два слова. А я видела ее руки и интуитивно догадывалась, что суровую манеру общения в этой женщине выработала сама жизнь и подчас не самые тактичные репортеры. В последние годы усилиями болгарских журналистов два десятка одних и тех же физиономий перемещаются из одной газеты в другую, с одной телепрограммы на вторую. При даже неглубоких наблюдениях становится ясно, что именно эти „герои“ — не самые умные, не самые трудолюбивые, не образец для молодых, не гордость для собственных родителей. И в то же самое время десятки людей, прославивших свою страну, известных своей работоспособностью, почтенностью, годами не упоминаются в СМИ.

Зависть — понятие круглосуточное. О Берберян говорят, что она вырастила дочерей на корте, забывая их покормить, рано приучила их к лишениям, девочки были бедно одеты, обуты, спали на заднем сидении автомобиля в
перерывах между тренировками. Обычно о чужих детях квохчут те, что не справились с собственными. А дочери Юлии Берберян и Георгия Малеева — не просто лучшие спортсменки планеты, но и деликатные, воспитанные, скромные молодые дамы.

Верно, что с грудной Маги Юлия Берберян выходила на тренировку в 8.30. До обеда. После обеда — до темноты. Старшие сестры /6 и 8 лет/ кормили и пеленали сестричку, но в то же время сами довольно успешно выступали на соревнованиях своей возрастовой группы. В один день было состязание мамы и 7-летней Мануэллы на стадионе ЦСКА. В 9 лет талантливая девочка была „ветераном“ на стадионах страны. Вторая дочь — Катя — в 10 лет получила свой первый республиканский титул. Выбора не было у Магдалены: теннис, и только победный! В 12 лет Мануэлле не было равных на Балканах, было важно пробовать силы на международной арене. Все помним, какие препоны ставили службы безопасности на пути у желающих выехать за рубеж. Сколько унижений! Преимуществом пользовались дети партийных функционеров и „активных борцов против фашизма“ /это — чисто болгарское изобретение: в стране не было ни фашизма, ни пассивных борцов/. А Ю.Берберян была девушкой из трудовой семьи с болгарскими и армянскими корнями. С детства большое влияние на нее оказал дедушка Христо — каменоделец. Он всю жизнь держал под рукой и перечитывал „Войну и мир“ Л.Толстого, а на 14-летие внучки подарил ей „Воскресение“. Кто в детстве дружил с книгами, не станет дурным человеком. Позже это правило Юлия привила и своим дочерям. Потрясенная романом Дж.Оруэлла „1984“, она стала покупать им в подарок книги западной классики: Селлинджера, Апдайка. Тренировки тренировками, а среднего образования никто не отменял — сестры Малеевы учились дисциплинировано и добросовестно.

На свой страх и риск тренер Берберян вывозила дочерей на международные соревнования по теннису — на скромные детские, известные юношеские и на самые престижные. „Ролан Гаррос“ и „Уимблдон“ пришли не сразу, победы над Штефи Графт, Мартиной Навратиловой, Кристиной Эверт и Габриэллой Саббатини, вспышки фотоаппаратов и пресс-конференции ждали сестер Малеевых не очень долго. Все пришло — как результат огромного труда, когда забываешь об обеде, о травмах, о дне рождения. Изнурительные тренировки, беспощадное отношение к себе и уважительное — к тренеру и друг к другу. Мануэлла, Катерина и Магдалена с раннего детства дружны и взаимно зависимы. Каждая из них до слез радуется успеху другой и переживает поражение. Слава матери, которая не забыла привить детям это важное качество!

Юлия Берберян с уважением вспоминает первые, незначительные гонорары дочерей, особенно Мануэллы: дело не в размере суммы, а в заслуженности награды. Сначала это были 80 долларов /мама бережет чек о банковом вкладе/, затем — известность, договоры, контракты и фонды с нулями. На смену платьицу, сшитому поздно вечером мамой, появились настоящие, „марковые“ костюмы, обувь, мячи, ракетки. Все это приходило постепенно, поливалось литрами пота. В семье осталось уважение к деньгам, к любой сумме, заработанной трудом.

Это только на первый взгляд Ю.Берберян не хвалит своих дочерей. Я видела, с какой гордостью она произнесла:“Мануэлла с 15 лет кормит нас всех“. И на протяжении всей ее книги /“Хочу. Верю. Могу.“/ есть эти скупые золотые материнские слова похвалы и признательности. А после мучительной игры на „Ролан Гаррос“ тренер Берберян поцеловала руку борцу, мужественному спортсмену — теннисистке Мануэлле Малеевой.

В газетах писали, что сестры Малеевы всегда грустные. Верно, не учили нас американскому оптимизму, когда улыбка от уха до уха с утра и до вечера. И жизнь прожита нелегкая, и побаливают контуженные суставы, а теперь собственные дети — предмет тревог и беспокойства. Когда у Кати родилась дочка Ния, она сказала, что будет растить ее так же, как мама, — либерально, но гораздо спокойнее.

У Юлии Берберян пятеро внуков, но она не превратилась в бабушку со спицами в руках. Теннисный корт „Малеевы“ разбросал свои крылья на зеленой площади. Целый спортивный центр — оазис чистоты и свежести. Здесь переобуваются у входа, разговаривают тихо, и никто не нарушает личного пространства другого человека. Шесть открытых кортов, 4 — внутри /“Это покрытие мы заказывали в Люксембурге!“/, фитнесзал, сауна, турецкая баня — как со страниц западных журналов. Все сделано и обжито большой дружной семьей Юлии Берберян. Перед „детской комнатой“ /пока тренируются мамы, дети занимаются играми/ — зелень, горки, качели. Засажено 200 деревьев и 2000 кустарников. Все берегут уют и комфорт, в которые вложены серьезные

суммы. „Мы могли бы внести деньги в надежный банк и жить на проценты, покачиваясь в гамаке где-нибудь на Гаваях. Но я считаю, что в Болгарии должен развиваться теннис, мы сделали этот корт для детей нашего города. Впрочем, возрастовых, национальных, половых, рассовых ограничений в нашем центре нет“,- улыбнулась Юлия Берберян.

У самого входа в спортзал — призыв о помощи и сундук для дарений пострадавшим от наводнения. Благотворительность у Берберян в крови. Еще когда она была Председателем женской федерации, люди знали, куда следует идти за помощью. У известной спортсменки и общественного деятеля и сейчас очень много задач и функций, на которые неизвестно откуда она находит время.

„Я вот только что выдрала там сорняки“,- поделилась всемирно известная дама-тренер, а я незаметно посмотрела на ее руки, это были руки труженика, руки честного человека и счастливой матери.