Дмитрий Астрахан: “Созидать – это счастье, о котором многие не подозревают!”

imageЕсть режиссеры, репутацию которым создает критика, а есть те, кому славу приносят исключительно зрительские симпатии. После очередного фильма Дмитрия Астрахана журналисты и кинокритики не устают негодовать в его адрес — мол, очередная сказка с предсказуемым концом, примитивные ходы и шутки, все это плоско и неумно, а спектакли “блещут” отсутствием драматургии и режиссуры. Но народ продолжает утирать слезы над его фильмами, а на спектаклях Астрахана всегда переаншлаг.

Почему астрахановские мелодрамы “Все будет хорошо” и “Ты у меня одна” до последнего времени побивали рекорды по частоте показа по телевидению, обгоняя даже таких “монстров” кинопоказа, как “Кавказская пленница” и “Бриллиантовая рука”? А телесериал “Зал ожидания”, показанный два года назад по телевидению, имел невиданный рейтинг – 28 процентов, не снившийся ни “Санта-Барбаре”, ни “Ментам” с “Убойной силой”. Почему так происходит, в чем загадка “феномена Астрахана”?

В одном из своих интервью Дмитрий Астрахан сказал: “Меня сильно огорчает, что наши кинокритики меня не признают, а я не знаю, почему. Ведь они знают, что мои фильмы смотрят миллионы, а на моих спектаклях всегда аншлаг. Например, после показа фильма “Ты у меня одна” те же журналисты утирали слезы со словами: “Нет, так снимать нельзя!”

Кинокритики называют меня режиссером, чьи фильмы запросто можно предсказать. Например, почти все они достаточно просты по сюжету и всегда заканчиваются хеппи-эндом. Но это далеко не так. Я считаю, что все мои фильмы, кроме “Перекрестка”, имеют трагическую развязку. И насчет простоты сюжета тоже не так. Например, “Все будет хорошо” — далеко не простой фильм. Тот постулат, который нам вдалбливали с детства — “Надо быть хорошим человеком, и ты будешь счастлив”, здесь рубится на корню. Мы все разные, у нас разные способности, и каждому в этой жизни — свое. Одному — смерть на проходной завода, другому — карьера и девушка. В итоге главный герой приходит к полному краху. Он понимает, что бездарен, у него нет мечты, его бросила любимая девушка. Его никогда не полюбит принцесса! Это очень сложный фильм.

Такая же ситуация в фильме “Ты у меня одна”. Страна менялась, в эпоху перемен за бортом оказались миллионы чудесных людей, они не виноваты, что прожили жизнь в другие времена. Когда все изменилось, они не смогли перестроиться. Збруев из чувства порядочности остается с женой, при том, что она уже несчастлива, потому что поняла, что он мог уйти к другой. Почему популярен сериал “Зал ожидания”? Потому что это фильм про капитализм. Кто-то прыгнул в поезд под этим названием, а кто-то нет. А в конце поезд переезжает мальчика, который погибает. Страшно…”

Но Международном кинофестивале в Варне “Любовта е лудост” Дмитрий Астрахан показал свою последнюю работу “Темная ночь”. Сюжет фильма прост. У 17-летнего Саши в жизни все прекрасно: преуспевающий папа-бизнесмен, престижная школа и в перспективе учеба за границей, затем – головокружительная карьера и поездки по всему миру. Есть и “упакованная” потенциальная жена. Но юноша уже чувствует внутреннюю несвободу и хочет определиться, жить ли ему по законам окружающего мира или сконцентрироваться на поисках настоящей любви и собственного места в жизни. Встреча с Машей, простодушной любительницей мексиканских сериалов, дает надежду. Но мечта о рае в шалаше оказывается утопией, и все возвращается на круги своя. Начинается взрослая жизнь — семья, быт, карьера…

Фильм прошел с большим успехом, зал Фестивально-конгрессного центра Варны был полон, что случается нечасто, а в конце фильма зрители стоя долго аплодировали новой работе российского режиссера.

imageВот что рассказал Дмитрий Астрахан корреспонденту “Русской газеты”.

-Десять лет назад Вы получили Гран-При Фестиваля “Любовта е лудост” за фильм “Все будет хорошо” . Сейчас Вы вновь в Варне с картиной “Темная ночь”. Скажите, что изменилось за прошедшие десять лет?

— Какой-то особой разницы я не вижу. Может быть, мы все стали на десять лет старше и, может, поэтому десять лет назад участие в кинофестивале было связано с какими-то ожиданиями, волнениями, а теперь я воспринимаю любой кинофестиваль как достаточно приятное событие, и только. Сместились критерии оценки успеха. Уже мало волнует, как примет жюри твою работу, для меня гораздо важнее, как примут картину зрители. И то, что здесь, в Варне, они приняли ее очень хорошо – меня радует.

— В России Вы считаетесь самым снимающим режиссером, у Вас много постановок в театре. Как Вы все успеваете?

— Ну, как, работаю… А кинорежиссером я стал в общем-то случайно. Когда мне было 17 лет, я попал в театральную студию, с удовольствием там занимался и в какой-то момент понял, что это уже мой выбор. То есть, это именно то, чем бы я хотел заниматься в жизни. И через три года поступил в театральный институт на режиссерское отделение, через пять лет закончил, и первый же мой спектакль на сцене Свердловского ТЮЗа “Кто, если не ты?” стал лауреатом премии Ленинского комсомола.

Работал в Свердловском ТЮЗе режиссером, через три года возглавил этот театр, а еще через три года вернулся в Ленинград по приглашению Георгия Товстоногова, работать в Большом Академичесом театре им. Горького. Еще через три года стал художественным руководителем Академического театра комедии в Ленинграде. Вот тогда я и поставил свой первый фильм. Он назывался “Изыди”, поставил я его в мастерской дебюта у Алексея Германа. Сценарий был написан Олегом Даниловым, даже можно сказать, что мы вместе его писали. Кстати, с тех пор Олег Данилов пишет сценарии ко всем моим фильмам. Этот первый фильм получил много наград, его даже номинировали на “Оскар”. Вот так я и стал кинорежиссером.
— Критики часто ругают ваши успешные у зрителя фильмы и спектакли.

— Я убежден, что мнение публики — самое главное. В моей системе ценностей критик должен мнение публики уважать и ставить на первое место. Понимаете, если успеха зрительского нет, говорить вообще не о чем. Нельзя сбрасывать со счетов ценность успеха! А у нас могут написать: «Огромный успех! Аплодисменты в финале! Но спектакль отвратительный.»

-А над чем Вы работаете сейчас?

-Сейчас мы готовимся снимать фильм о России, о современных людях. Это будет своего рода размышление о том, что мы за народ такой, куда мы идем, надо ли нам меняться, или мы люди своего пути. Вот такая идея у фильма. Съемки планируем начать в конце октября, в ноябре.

Народ России – уникален. Его уникальность определяется несколькими факторами. Это и многонациональность, и географическое положение, и исторические связи. Все это в комплексе сформировало уникальный народ – русских, представители которого порой отличаются между собой и этнически, и религиозно, и культурно, и обычаями. Но все они считают себя русскими. И в новом фильме я хочу дать свою трактовку этому явлению.

-Если судить по Вашим успехам в театре и в кино, Вы – просто баловень судьбы. А Вы сами довольны своей судьбой?

-Если посмотреть формально, в целом, вроде все складывается хорошо: удачная карьера в театре, блестящие работы в кино, счастливая семья, четверо детей. Вроде, можно успокоиться и почить по лаврах. Но, я считаю, что не сделал в своей жизни самого главного. И я надеюсь, что еще что-то совершу, чем-то удивлю зрителей театра и кинозрителей.

Несмотря на все мои достижения, у меня еще ни разу не было мысли, что вот оно – то главное, к чему я стремился, и наконец, достиг. Что я на вершине своей жизни, и теперь можно остановиться — главное сделано. Может быть, поэтому я и не меняюсь, несмотря на все свои достижения и все посты, которые мне приходилось занимать.

Знаете, так много есть интересного, о чем хочется сказать, и с каждым днем так мало остается времени на это, поэтому , пока есть силы, желание и какое-то горение, хочется сделать как можно больше.

Я стараюсь снимать то, что мне нравится. И, к счастью, мне пока удавалось снимать так, без заказа. Могу себе это позволить. Ведь созидать – это так приятно! Это такое огромное счасте, о котором многие просто не подозревают! Стремление что-то узнать, понять, создать – это то горение души, которое, наверное, и движет развитием человечества.

Есть люди — созидатели, а есть – потребители. Причем мир потребления – он более агрессивен. Но я верю в торжество идеализма в том смысле, что дух стремления к познанию, к трорчеству всегда будет побеждать. Может быть, я – идеалист, но я хочу, чтобы все мои фильмы пережили меня и остались любимы.