Апсны – Страна души

imageХотя лето уже на исходе, у отдыхающих самый разгар «бархатного сезона», и наши соотечественники продолжают ездить на курорты, в том числе и в Абхазию. Узнав, что моя знакомая – преподаватель русского языка и литературы Покедова Наталья Александровна недавно приехала из Пицунды, я поспешил пригласить ее на чашку чая, чтобы расспросить об этом городке, в который я давно заочно влюблен.

Загадочное и красивое слово «Пицунда» я помню с детства. Мой отец, регулярно ездивший в этот абхазский курортный городок, всегда увлеченно рассказывал о своих грузинских и абхазских друзьях, в нем проживавших. Из его рассказов я узнал, что в Абхазии, которую местные жители называют «Апсны» (что переводится как «Страна Души») живет много гостеприимных людей, везде растут мандарины, и в прекраснейшем озере Рица водится вкуснейшая форель, которой местные жители угощают приезжих. Такая идиллия продолжалась много лет, пока обстановка в Абхазской республике резко не ухудшилась, стала напряженной, а позднее и вовсе произошло вооруженное противостояние между грузинами и абхазами, жившими до этого очень дружно. Многие россияне, как и мой отец, перестали ездить на этот известный черноморский курорт.

Поэтому мне было очень интересно услышать из первых уст, что сейчас происходит в Абхазии, и не опасно ли там отдыхать россиянам?

— Наталья Александровна, я знаю, что в Абхазии до этого Вы не были, какие самые сильные впечатление остались от поездки?

— Знаете, есть такая теория у русского философа Бердяева, что характер человека во многом определяется ландшафтом той местности, в которой он проживает. Так вот, нас с подругой, а она географ, больше всего поразили кавказские горы и кавказские люди. Горы такие величественные, суровые. Сверкающие ледники, бурлящие реки. Когда все это видишь, понимаешь, что Бердяев прав: горцы — народ величественный как горы, и живой, как горные реки. Когда мы увидели выступление осетинского ансамбля «Алан», артисты которого исполняли танцы разных народов Кавказа, мы еще раз вспомнили эту теорию. Во-первых, это очень сложные по технике исполнения танцы. Во-вторых, Вы бы видели, как они исполняются! Несмотря на бешеный ритм, у гордых джигитов всегда грудь колесом, а женщины, наоборот, передвигаются по сцене плавно, плывут, будто павы. К тому же каждый танец сопровождается бурной реакцией местных зрителей, особенно молодежи. Все это произвело на нас сильное впечатление.

— Известно, что на Кавказе бережно сохраняют свои традиции, наверное, и Абхазия – не исключение?

— Конечно. Взять, например танцы. Трудно представить, чтобы сейчас у нас на дискотеке звучала мотаня, другие народные танцы, а у них в городах и в селах на дискотеках танцуют лезгинку и абхазскую плясовую. Бросается в глаза и то, что многие местные женщины, особенно в сельских районах, ходят в темных длинных одеждах. И когда мы налегке ходили на пляж, не раз замечали на себе осуждающие взгляды пожилых абхазских женщин. Как рассказывали нам экскурсоводы, до недавнего времени еще сохранялся обычай, когда родители жениха после свадьбы не разговаривали с невесткой. Они присматривались к ней, изучали. И если уж начинали к ней обращаться, то это служило хорошим знаком, и это событие, как правило, отмечалось. Вообще, у них уважение к пожилым людям очень развито.

— Кавказ славится не только гостеприимством, уважением к старшим, но и своей кухней. Понравилась ли она Вам?

— Нельзя рассказать об абхазской кухне, не упомянув и о местном рынке. Еда на Кавказе очень острая. Страдающим заболеваниями желудка она явно не понравится. Очень много всевозможной аджики, еще больше различных специй, травок, которыми абхазцы всегда приправляют свои блюда. Поэтому когда заходишь на рынок, то сразу чувствуешь запах приправ. Их местные торговцы продают в большом количестве в мешочках и коробочках. Мы не удержались и накупили себе специй, которых в наших магазинах не найдешь. А каких только фруктов не увидишь на абхазском рынке! И виноград, и мандарины, и персики, и мушмула (фрукты, похожие на наши яблоки небольшого размера) и инжир, и чурчхела (облитые соком граната или винограда засахаренные фрукты). Еще — много всевозможных сортов сыра. Очень вкусный горный абхазский мед.

— А местное вино?

— Абхазские сорта вина «Апсны», «Лыхны», «Псоу», «Изабелла» продаются в большом количестве в магазинах и в бочках на улице, это при том, что у большинства абхазов всегда много своего домашнего вина и чачи – грузинского самогона. И что удивительно, при таком винном обилии пьяных на улицах не видно.

image— Наталья Александровна, Вы, насколько я знаю, не любите просто лежать и загорать, а отдаете предпочтение активному отдыху: ходите в горы, знакомитесь с местными достопримечательностями и даже мечтаете спуститься на плоту по горной речке. Удалось ли Вам пройти по всем туристическим маршрутам?

— Спуститься на катамаранах по горной реке Бзыпь на этот раз не получилось, но успела посмотреть удивительные по красоте озера: Голубое озеро, Мзы, Рицу, полюбоваться водопадами Мужские и Девичьи слезы, а также походить по гротам Анакапийской пропасти – крупнейшей пещеры Европы.

— Недалеко от этой пещеры располагается очень живописный город Новый Афон со знаменитым монастырем. Вы были там?

— Да. Симоно-кананитский мужской монастырь поражает своей удивительной архитектурой. Это – огромный комплекс зданий, увенчанных башенками с куполами, хотя там живет всего двенадцать монахов, зато очень много паломников и приезжих туристов. Говорят, что эти места посещал один из апостолов Христа – Симон Кананит.

— Наталья Александровна, Вы так живописуете местные достопримечательности, с таким восторгом рассказываете о природе республики, но не секрет, что многие туристы в Абхазию до сих пор не едут. Почему?

— Я думаю это связано с двумя основными причинами. Понятно, что сейчас одними красотами гор туриста не заманишь, нужно предоставлять и хороший сервис. Но этим Абхазия похвастаться не может. Сами абхазцы относятся к нашим туристам очень доброжелательно, но финансовых возможностей существенно улучшить туристический сервис у республики пока не хватает. Сказываются последствия военного противостояния, которое произошло двенадцать лет назад. Когда я ездила в столицу Абхазии город Сухум, то видела своими глазами: в городе до сих пор стоят разрушенные дома, иссеченные пулями дорожные знаки. Многие жители после тех событий покинули республику.

Даже гордость Сухума, некогда знаменитый на весь Советский Союз обезьяний питомник, находится сейчас в плачевном состоянии. Раньше в нем обитало около тысячи обезьян, а сейчас осталось не более трехсот. После посещения питомника в памяти осталась нерадостная картина. Когда я подошла к клеткам, где располагаются животные, все обезьяны как по команде, протянули ко мне лапы, в надежде получить немного еды. Я чуть не заплакала, увидев, такое. Сейчас в Абхазии не хватает денег не только на развитие туризма, но и на многое другое.

Но, несмотря на все эти трудности, абхазцы стремятся сделать так, чтобы посещение их края оставило в душе приезжих радостное воспоминание, и я думаю, что это им удается. Не зря Абхазия – «страна души».