Святой Благоверный князь Александр Невский (продолжение)

imageНовгородцы “отблагодарили” своего князя зимой того же года – выгнали его. Александр был вынужден переехать со своей женой и матерью, со всем своим двором в отцовский Переяславль-Залесский. Враги Православия между тем не дремали и уже через год на Новгород обрушилась новая напасть. На этот раз- в лице рыцарей Ливонского ордена.

Немецкое наступление на русские земли развилось еще в 1240 году, когда рыцари взяли Изборск , а затем, при помощи изменников, и Псков. В 1241 году они заняли Копорье и приблизились к Новгороду. Тогда новгородские власти одумались и поехали за помощью в Переяславль-Залесский. Александр вернулся в Новгород с “низовой ратью” и показал себя мастером маневренной войны. Он немедленно взял Копорье, а в начале 1242 года без особого труда освободил Псков. Тогда в поход выступили главные силы ордена. Их-то и разбил святой Александр в знаменитой битве, состоявшейся 5 апреля 1242 года на льду Чудского озера и получившей название Ледового побоища. Затем в результате ряда удачных операций в 1245 году Александр Невский победил литовцев и выгнал их отряды с Русской земли.

После поражения в боях латиняне попытались добиться своего хитростью и ложью. В 1251 году папа Иннокентий IV прислал к святому князю двух кардиналов – Гальда и Гемонта с письмом, в котором уверял, будто отец Александра Ярослав незадолго до кончины обещал в Татарии послу Плано Карпини принять католичество, и лишь смерть помешала ему выполнить это намерение. Папа убеждал князя перейти в латинство, представляя выгоды от союза с Западом, предлагая для борьбы с татарами помощь тех самых рыцарей, от которых Александр не так давно очистил русские земли.

Благоверный князь, возмущенный таким предложением и клеветой на покойного отца, в письме папе ответил так: “… От Адама и до потопа, а от потопа до разделения язык и до начала Авраамля, а от Авраамля … до Августа Кесаря, а от начала Августа до Христова Рождества и до Страсти и до Воскресения Его, от Воскресения же и до Вознесения на небеса и до царства Константина Великаго и до Первого Вселенскаго Собора святых отец, а от Первого и до Седьмаго Собора. Сии вся добре сведаем… учения сии целомудрствуем … якоже проповедашеся от святых апостол Христово Евангелие во всем мире, по сих же и предания святых отец Седми Собор Вселенских. И сия вся известно храним, а от вас учения не приемлем и словес ваших не слушаем”.
Не все князья разделяли святую ревность Невского героя. О том, какими последствиями грозит компромисс с совестью хорошо видно на примере современника святого Александра галицкого князя Даниила Романовича, воспользовавшегося силами латинского Запада для того, чтобы отстоять свою независимость от татар. Во владении Даниила была почти вся Западная Русь. Чтобы получить помощь от Запада, нужно было подчиниться папской власти, и Даниил вступил в переговоры с папой Иннокентием IV о соединении церквей. Папа обещал различные милости и льготы, пожаловал ему титул Галицкого короля. Но для борьбы с татарами короны было мало, а военная помощь не приходила. Князь Даниил порвал все отношения с папой и уступил татарам. Но последствия его недальновидной политики привел Галицию и ее народ к катастрофе. Не прошло и ста лет после смерти князя , как вся его отчина была расхищена соседями-латинянами : уграми, литовцами и поляками. Западная Русь на многие века была оторвана от русской жизни, подвергаясь нескончаемому иноверческому насилию.

В отношениях с Золотой Ордой Александр Невский придерживался мудрой политики своего отца. Сил для сопротивления у раздробленной Руси не было. Святой князь понимал невозможность борьбы с татарами до наступления лучших времен, понимал, что только безусловное повиновение и исполнение требований по уплате дани может спасти Русь от ужасов второго нашествия. Далеко не все современники Александра Невского разделяли его точку зрения, а это означает, что святому князю кроме горькой чаши унижений перед татарами досталась еще одна – непонимания соотечественников, порой даже близких и родных людей.

После смерти отца ( великий князь Ярослав был отравлен) Александра призвали явиться в Орду. Житие святого князя говорит, что по прибытии в ханскую ставку татарские волхвы потребовали от него того же, что и от Михаила Черниговского – пройти “сквозь огонь и поклониться кусту и огневи и идолам”. Готовый претерпеть любые унижения во благо своей Родины, Александр не счел, однако, возможным совершить что-либо противное христианской совести. Поэтому, не страшась своим отказом навлечь на себя ханский гнев и готовый принять мученическую смерть ( как это стало со святым князем Михаилом Черниговским), он сказал: “Я – христианин и мне не подобает кланяться твари. Я поклоняюсь Отцу и Сыну и Святому Духу, Богу Единому, в Троице славимому, создавшему небо и землю, и вся, иже в них суть”. К общему удивлению присутствующих при сем, Батый, которому доложили ответ святого князя, допустил его к себе без совершения этого обряда. Летописец передает и слова Батыя “Правду говорили мне: нет князя, равного этому”.

От Батыя Александру вместе с братом Андреем пришлось ехать в Большую Орду – в Каракорум , к великому хану, где великое княжение Владимирское было дано Андрею. Александр же, хоть и был старше, получил Новгород и Киев. Великим князем он стал только в 1252 году. В то время делами Орды за дряхлостью Батыя управлял его сын Сартак. Современник событий, арабский историк Аль-Джауздани, указывает на то, что Сартак принял христианство. Александр Невский стал его побратимом.

В 1255 году умер Батый, а Сартак был отравлен своим дядей – Берке, который и стал ханом. В Русскую землю были посланы татарские чиновники для переписи народа и сбора дани. Александр поспешил в Орду, но не успел умилостивить хана- в рязанских, муромских, суздальских землях появились татарские численники, переписывая жителей для обложения их поголовной данью, не включая в списки только духовных лиц. В 1257 году неутомимый князь опять едет в Орду, чтобы отвратить новое бедствие так как ханский наместник, ведавший русскими делами, потребовал поголовной переписи и от новгородцев, которые этому воспротивились. В то же время Александру пришлось усмирять и новгородцев.

Недовольство в русских землях росло. Положение стало нестерпимым, когда монгольскую дань взяли на откуп хивинские купцы-мусульмане, получившие название бессерменов. Сбор дани проходил так, что слово “басурман” в России до сих пор считается бранным. В случае недоимок насчитывались грабительские проценты, при невозможности заплатить людей брали в рабство, зачастую целыми семьями. Чаша народного терпения переполнилась, когда ко всем тяготам прибавилось глумление над верой.

В 1262 году во Владимире, Суздале, Переяславле, Ростове, Ярославле и других городах ударили в набат и собрали по старому обычаю народное вече, на котором было решено истребить ненавистных откупщиков. Решение стало приводиться в исполнение, что, конечно же, вызвало ханский гнев. В Орде собирались полки для наказания непокорных, когда святой князь, “избавы ради христианския” снова приехал в Сарай. Ему удалось уладить дело благополучно – хан простил русским избиение бессерменов. Но достигнуть этого оказалось не просто, и Александру пришлось провести в Орде всю зиму, весну и лето.

Эта поездка оказалась для князя последней. По пути домой, он заболел и слег в Феодоровском монастыре волжского города Городец. Предчувствуя скорую кончину, он пожелал принять монашество и был пострижен в схиму с именем Алексий. 14 ноября 1263 года, на 43 году земной жизни, святой князь, сподобившись причастия Святых Таин, предал Богу свою светлую душу.

Весть о кончине Александра достигла Владимира в то самое время, когда народ молился в соборном храме о его благополучном возвращении. Блаженный митрополит Кирилл, друг и сподвижник князя, со слезами возвестил народу: “Закатилось солнце Земли Русской!” Скоро опустел весь стольный град Владимир. Духовенство, бояре и народ, несмотря на сильный мороз, вышли к Боголюбову встречать останки своего любимого князя. Отпевание состоялось 23 ноября в соборном храме. Современники повествуют, что при отпевании усопший князь сам, как бы живой, простер руку и принял грамоту с разрешительной молитвой. Почитание его как святого заступника Руси установилось сразу же после кончины.