Ада Славчева

Ада родилась в 1933 году на Украине.

Семья жила на КРЭС (Криворожская районная элекрическая станция), куда послали на работу ее отца, молодого инженера, получившего два высших образования Родители Ады жили дружно, в доме было уютно благодаря маме, которая многое умела делать с любовью и терпением. Отец был одаренный — у него был мягкий лирический тенор — как он ”спивал” украинские песни, особенно эту: “Дивлюсь я на небо…” Он много читал для себя и детям. Жизнь была размеренная, спокойная, и,казалось, ничто не угрожает их благополучию. Ада рано научилась бегло читать, ей еще не было 7 лет, когда она запоем читала Герберта Уэлса „Человек-невидимка”, „Борьба миров” и др.

Но началась война. Немцы стремительно подступали к Кривому Рогу, всех спешно эвакуировали. Папа был все время на станции, ее готовились взрывать. Маму с детьми (у Ады была еще маленькая сестричка) отправили в Саратов в товарном вагоне. Мама смогла взять с собой только пуховую подушку, утюг и швейную машину, которая им очень помогла продержаться во время войны. Из провизии было немного хлеба и банка клубничного варенья. Варенье быстро покрылось зеленой плесенью, так как ехали до Саратова 11 дней. Хлеб скоро кончился, приходилось ходить за ним, пролезая под составами поездов, которые в любую минуту могли тронуться.

Отец приехал позже последним эшалоном, после того, как взорвали электростанцию. В Саратове жили вчетвером в одной комнате в квартире, в которой жила еще одна семья. Не было необходимых условий для жизни. Вода и туалет во дворе. Постоянный холод зимой в доме и в школе. Не было достаточно одежды, и мама из кусочков и остатков от того, что шила по заказу знакомых, шила одежду детям.

Когда Ада училась во втором классе, школу закрыли, потому что нечем было топить – и их учительница, чтоб дети не теряли год, обучала их на дому. Сидели на стульях и на диване за единственным длинным столом, но учебный год закончили очень хорошо. Вот такие были в те годы учителя.

Отца на фронт не взяли из-за здоровья, и как специалист он имел бронь. Но родители, как и все люди в стране, трудились не покладая рук. Было постоянное ощущение голода, мама лишалась ради детей питания.
Война кончилась. Но вернуться на Украину было некуда, так как там все было разрушено, и не было жилья. Поэтому родители решили остаться в Саратове, где отец как специалист имел хорошую работу, уже было много друзей, и девочкам надо было учиться в крепкой школе, в том числе и в музыкальной, которую Ада окончила по классу вокала. Еще до того, как Ада поступила в музыкальную школу, в десятилетнем возрасте участвовала в концерте по предложению учителя музыки, который, услышав ее, сразу понял, что перед ним самородок и предложил подготовить две песни с которыми она выступила. Представьте себе громадный зал, переполненный детьми, где проходил пионерский слет. На сцене — впервые робко вышедшая на сцену маленькая Ада. Она поет о Вите Черевичкине из Ростова, которого убили из-за его голубей: „Потеряю я свою кубанку с молодой курчавой головой”. Зал бурно аплодирует. С тех пор Ада видит себя только певицей. Ей крупно повезло, что впервые в музыкальной школе был открыт класс по вокалу, а преподаватели были высокого профессионального уровня, из консерватории.

Окончив десятилетку, Ада поступила на физический факультет Саратовского университета, понимая, что профессия певицы требует многих жертв и условий для обучения. На третьем курсе университета решила учиться одновременно на вечернем отделении консерватории, куда ее приняли после конкурса, но оказалось — при условии, что она уйдет из университета. Оставалось еще два года учиться на физическом факультете, и она решила закончить его, а после этого поступить в консерваторию. Окончив университет по редкой и новой в то время специальности — радиофизика и электроника, где она встретила первую любовь, Ада уехала в Болгарию, откуда был ее муж, с ним учились в одном университете.

При приезде в Болгарию оказалось, что по специальности работы нет. В Софии пришлось поступить на работу в лабораторию слаботокового завода, где можно было использовать свои знания. Активно включилась в научно-исследовательскую деятельность по самым новым направлениям того времени. Из-за нового назначения мужа пришлось уехать в его родной город Торговище. Там Ада поступила на работу на должность инженера на областную станцию по сообщению.

Ада совместно с Центральной лабораторией по голографии и Институтом по физике полупроводников разработала лазерный дилатометр (прибор для измерения коэффициента линейного расширения материалов). Результаты работы этого прибора были описаны в двух статьях опубликованных в английском журнале Optics and Lasers Engineering 7 (1986/1987) Laser Dilatometer.

Приехав в Болгарию, Ада часто пела в компаниях, но голос-то был для большой сцены, как ей говорили многие из друзей и знакомых. Хотелось продолжить обучение вокалу у профессионалов. Вот тогда и начались разногласия с мужем. Он считал, что пение не может быть профессией, об этом надо забыть. Но если небеса предопределили путь в искусство, то рано или поздно ты ступишь на этот путь. И встретила Ада своего учителя – маэстро Пепу Гандеву — последнюю из могикан истинного итальянского бельканто в Болгарии. Это уже было счастье: ходить на уроки, петь арии. Хоть и не на сцене, а в доме вокального педагога, но это уже было предвестником новой жизни! Не было возможности все бросить и начать новую жизнь. Были заботы о детях, которых было двое – сын и дочь, и очень она любила свою творческую профессию физика-исследователя.

Она уже ни на минуту не хотела заниматься ничем, кроме пения. Еще до выхода на пенсию ходила в хор, там она занималась с профессором Софийской консерватории Еленой Киселовой. Вместе они составили трудную программу, с которой Ада выступила в Саратове, где ее уже ждали сограждане, помнившие Аду по концертам в университете. В первый приезд она дала 10 сольных концертов в лучших залах города. Это был успех! Исполнялись произведения Моцарта, Доницетти, Чайковского, Златева-Черкина и др. Это были колоратурные произведения, исполняемые певицами-профессионалами высокого класса. Было написано много статей об Аде и ее голосе. Это было подлинное счастье. А через семь лет, в следующий приезд, ей организовали уже 30 концертов, на которых она исполнила классические и старинные руские романсы, произведения европейских классиков, итальянские канцонетты, болгарские песни. Пела она на двенадцати языках! Ее записи продолжают звучать по радио родного города Саратова.
Кроме вокального таланта, у Ады Славчевой был и другой, мало кому известный — лечительство. В последние годы перед выходом на пенсию она помогала своим коллегам справиться с болезнями. Руки сами знали, где боль и что надо делать. Много лет все эти люди ее помнят и ей благодарны.

А музыка продолжала ее держать в плену. И еще Ада поняла, что может помогать людям пением, исполняя с легкостью любое произведение. Ей достаточно пробежать взглядом по нотам и почувствовать как это надо спеть. Ее репертуару могут позавидовать профессионалы. Одна журналистка сказала, что после тяжелого рабочего дня она вообще не была в состоянии что-то делать, но вот после концерта с участием Ады целую неделю сохраняла высокую работоспособность и теперь хочет приходить на ее концерты, как на сеансы восстановления.

Пятнадцять лет назад Ада Славчева создала клуб ”Русский романс”, и все эти годы она пела в нем. После каждого концерта получала благодарственные письма, слушатели высказывали слова восторга, ей дарили цветы, писали и присылали стихи.

У нее есть толстая папка с благодарственными письмами из многих городов Болгарии, из посольств, из РКИЦа, с публикациями после ее концертов в родном городе и здесь, в Болгарии, видео и аудио – записями ее голоса. Сын работает и помогает маме во многом. Дочь вышла замуж и уехала с семьей во Францию. Жизнь состоялась, сделано много хорошего, но Ада продолжает скромно и тихо помогать людям своими многосторонними талантами.

Я написала эту статью с чувством огромной признательности за все то, что она сделала лично для меня, для Русского клуба и для Болгарии и чтобы рассказать людям о тех женщинах, которые приехали в Болгарию по зову любви и сделали так много для страны, которая стала их второй Родиной.